Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Дивизионный комиссар», Павел Корнев

Для нас это словосочетание звучит р-революционно, хотя речь у замечательного автора идёт о полицейском чиновнике по борьбе с потусторонним. Эдакий мистическо-стимпанковский детектив...

«Тронутый. Человек, навсегда застрявший между жизнью и смертью.
Иногда проникшие в город или вырвавшиеся на волю при выстреле из револьвера сущности не убивали жертву, а вступали с ее организмом в некий противоестественный симбиоз, превращая человека в тронутого. В большинстве случаев такие люди становились апатичными и не слишком сообразительными, но поскольку не имели проблем со здоровьем и алкоголем, их охотно брали грузчиками и подсобными рабочими.
Впрочем, случались и исключения...»


Нравы - «как у нас»:

«- За что ты отвечаешь в предвыборном штабе? - задумчиво уставился я на Верста.
- Работаю с профсоюзами, занимаюсь социальной политикой. Ты же знаешь, мы делаем ставку на пролетариат!
Коган подавился виски, похлопал меня по плечу:
- Удачи в этом нелегком деле! - и отправился восвояси.
- Ну, Виктор...
Карла начала бить крупная дрожь, и я спросил:
- На чем сидишь?
- Я?! - возмутился в ответ тот. - Ни на чем! Просто немного кокаина, чтобы расслабиться. Ты же понимаешь, эта предвыборная кампания...
- Ладно, есть вариант, - вздохнул я, вовсе не уверенный, что впоследствии не придется об этом пожалеть. - Но ты должен пообещать одну вещь...
- Что угодно! Только скажи!
- Мне не нужно "что угодно". Мне нужно, чтобы ты не играл в долг. Только на наличные, которыми располагаешь.
- У меня на счете лежит три тысячи. И открыт кредит. Я тебя не подведу!
- Если влипнешь, подведешь не меня. Подведешь себя. - И я протянул Карлу визитку бара "Фонарь". - Эти люди шутить не будут, с ними я тебе помочь уже ничем не смогу.
Верст зябко поежился, но визитку тем не менее взял.
- Гангстеры? - уточнил он.
- Типа того, - подтвердил я. - И раздробленные коленные чашечки будут твоими наименьшими проблемами, если влипнешь в долги.»


Напомнило «Глубина-глубина, я не твой». Или «Чёрного ворона»:

«В голове замельтешили обрывки чужих - или чуждых? - эмоций и воспоминаний, колючие коготки страха сбежали вниз по позвоночнику, но мое внутреннее время легко растворило в себе ментальные обрывки сущности.
- Порядок? - уточнил Навин.
- Да, - ответил я, стряхивая оцепенение. Страх, страх - я не твой. - Порядок.»


С юмором, специфическим, правда - всё как надо:

«- А почему тогда? - пытливо глянул на меня парень. - Почему решили стать полицейским?
- С такими способностями либо в полицию, либо в гангстеры. В полиции социальный пакет лучше.»


«Сингапурский» подход - и грамотный, как по мне:

«- А не слишком вы круто? Нельзя так с людьми.
- С людьми нельзя. Но мы с людьми обычно и не пересекаемся. Если только с потерпевшими. Нормальные люди, знаешь ли, где-то наверху обитают, а мы все больше в придонных водах плаваем. Пока человек соблюдает закон и ведет себя правильно, мы его просто не видим, он нам неинтересен. А вот те, кто опускается на дно и попадает в наше поле зрения, виноваты в этом сами.
- У людей есть права...
- У людей много прав; единственное право торговца наркотиками - сдохнуть на каторге.»


Возможно, я читал невнимательно, но в мире, где города окружены Вечностью, должна остро стоять проблема продовольствия. А так - прекрасно, рекомендую.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments