Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Эльфийская ночь», Виктор Дубчек

Недалёкое будущее, в России победила "демократия", сиречь, право безнаказанно разворовывать. Под патронажем Валинора, натурально - ну, как в Ираке или Ливии нынешней. А тех, кому такое не по нутру, - знамо дело, отстреливают как террористов. Но однажды экс-спецназовец встречается не с "эльфом", а с натуральным эльфом из другого мира, ломанувшимся в наш за помощью с волшебной шашкой наперевес - они там тоже империю просрали...

Толковый автор замечает между реальностями немало общего:

«- О, в это время делегация членов императорской семьи, а также родовитого дворянства во главе с Лордом-Хранителем совершает традиционный осенний выезд к местам поклонения и возвышенной скорби. К гробницам, иначе говоря. В глубине леса, на краю северной дороги разбиваются шатры, в коих знать Варты постится, предаётся еженощным бдениям и благочестивым размышлениям о природе собственного и всеземного несовершенства, а тако же и очистительным омовениям в водах близлежащих ирин.
- Выездной корпоратив, - сказал капитан, наблюдая за эльфёнком.»


Любопытного хватает - вот, скажем, диагностика кармы возраста по храпу:

«Самым удивительным оказалось даже не то, что Кави храпел - мало ли. Это-то как раз от возраста не шибко зависит, просто с годами накапливаются жир и болезни.
Ролевик, во-первых, отрубился сразу - просто лёг и заснул, как и не было этого бесконечного кровавого "вчера". Во-вторых, он храпел, и храпел всерьёз, по-взрослому. Без истерики, негромко, зато с басовитым начальственным надрывом.
Обычно от худощавого парня лет двадцати можно ожидать чего? Тихого умильного посапывания или, допустим, какого-нибудь высокохудожественного свиста - но уж всяко не подобной основательности.
Насмотрелся ведь капитан на таких вот пацанов. Растёт мальчишка в какой-нибудь депрессивной дыре, отец алкашит от безысходности, - а чаще и вовсе нет отца, - мать вечно издёрганная и по полгода без зарплаты. Всё серое кругом. Чем ярче красят - тем серее.
На срочку приходит - соплёй перешибёшь. А с той стороны - духи. Сытые, конечно, с чего б им голодать. ГРУшников посытнее, не то что срочников. Там-то всё просто: убиваешь - получаешь деньги. Работа, дело такое.
И вот на щеглах этих худосочных - обламываются духи. А до того - фрицы обломались, лягушатники, монголы: Чёрт его знает, откуда что берётся.
Дубина, так её. Народной войны. Так её.»


Отсылок - масса, только вот грустноваты они:

«- А то смотри, - добавил Немец, больше из озорства, - со мной пойдём, до Педжента.
- Куда? - вяло поинтересовался сержант.
- Куда надо. Дела намечаются большие.
- Не, - сказал Бугаенко, - у меня тут... а это точно алмазы у тебя?
- Точно.
- Из Педжента?
Вот же твари, с привычной ледяной ненавистью в адрес администрации подумал капитан, даже это умудрились отнять.
Сколько этому сержантику? Ты семьдесят третьего, он, самое позднее, девяностого... и совсем другой народ. Это же из вот таких мелочей и складывается: отщипывай в каждом поколении по кусочку - и в русских очень скоро не останется ничего русского.»


Даже актуальные:

«- Я не смерти боюсь, - пояснил сударь капитан, и в глазах его заплясали знакомые озорные искорки, - я боюсь, что вот помру - а меня потом Безруков сыграет.»

Крайне недурно, крайне.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment