Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Кто устережёт самих сторожей?

Пост с заголовком "Quis custodiet ipsos custodes?" у меня уже есть, но тут точнее не скажешь - оттого "задублировал" по-русски...

Итак, скажите - вас тоже из всех нарушителей законов больше всего раздражают те, кто должен, в общем-то, следить за их исполнением?



А вот дубль два - тут уже всеми колёсами:



Смотрим видео (да, я в курсе, что "постоять во второй полосе" - тоже нехорошо):



В качестве комментария - две пространных цитаты. Первая - из «Освободителя» Суворова-Резуна:

«Так что промышленность, сельское хозяйство и транспорт такую активность армий только приветствуют. Они в любой момент готовы принять любое количество солдат и щедро оплатить их труд натурой. У директоров одна лишь проблема - чем армейских командиров умаслить, чтобы они солдат давали побольше да почаще. Такая практика армии тоже очень нравится. Один лишь человек противится этому - министр обороны. И ведет с этим беспощадную борьбу. Только разве может один человек противостоять коллективу?
Издает, допустим, министр обороны громовой приказ: только он, и никто больше, может в порядке исключения дать приказ войскам отрываться от боевой подготовки. Командующие округами слушают внимательно, кивают головами, кто же может посягнуть на монополию министра обороны? Приказывает затем министр какой-либо дивизии работать три дня на полях и заводах и всю выручку внести в фонды Министерства обороны. Ecть! Будет выполнено!
Три дня дивизия работает для Министерства обороны, а четвертый день для командующего округом. Если нагрянет московская комиссия, оправдаться в любой момент можно: работаем для вас и по вашему приказу.
Каждый командующий округом издает подобный же приказ: только по его приказу войска могут вместо боевой подготовки заниматься побочными делами, в любом другом случае работа будет считаться левой. Командующие армиями, конечно, соглашаются, но в своих армиях отдают подобные приказы: прекратить всю левую работу, приказ о таких работах может исходить только из штаба армии. Все, конечно, согласны. В моей собственной практике наш полк ровно половину времени проводил в левых операциях.»


Вторая - из «Выбраковки» Дивова:

«- Сорок девятый пост! - рявкнул он. - Старший уполномоченный АСБ Гусев вызывает. Начальника поста ко мне на связь, бегом! Капитан! Ты какого хрена сейчас "Волгу" пропустил?! А мне насрать, что министр! Ему положено включить сирену и мигалку, если он так спешит! Он уже все шоссе на уши поставил! А сейчас я его раком поставлю за такие выкрутасы! А потом он тебя вздрючит за то, что ты его не одернул, ясно?! Он тебя научит, что такое х...й на службу забивать! Все, свободен!
Гусев, отдуваясь, спрятал трансивер и загнал в "бардачок" панель.
- Люблю поорать на разгильдяев, - признался он. - Понавыдумывают ограничений скорости, а потом сами же и нарушают...
- Что за министр? - спросил Валюшок. - Ты давай, если собираешься его тормозить, самое время.
- Министр информации. Только его без мигалки не возят. Там наверняка шофер и какая-нибудь баба.
Гусев ткнул кнопку на центральной консоли. Из-под капота раздался оглушительный вой, передок машины озарился яркими вспышками.
- Агентство социальной безопасности! - сказал Гусев в микрофон. - Черной "Волге" два ноля шесть приказываю немедленно остановиться.
На шоссе вдруг стало неожиданно пусто, хотя до центра города оставалось рукой подать. За годы выбраковки честные граждане разучились глазеть на чрезвычайные происшествия, а взамен приобрели способность мгновенно рассасываться в пространстве, едва запахнет жареным.
"Волга" судорожно дернулась из стороны в сторону, но хода не сбавила.
- Заходи слева.
Гусев опустил дверное стекло и вытащил "беретту". Валюшок притер "двадцать седьмую" к борту "Волги".
- Не люблю нерешительных, - пробормотал Гусев, направляя ствол в тонированное окно правительственной машины.
Осознав, что с ней не шутят, "Волга" так дала по тормозам, будто у нее там что-то заклинило, и мигом прижалась к обочине. Валюшок строго по инструкции блокировал ее спереди, вытащил игольник и прыгнул за дверь. Гусев не спеша вышел и заглянул сквозь лобовое стекло внутрь задержанного автомобиля. На него таращились испуганные лица. Стекла передних дверей медленно поехали вниз. Очень толстые стекла, броня. Показались отсекатели, защищающие салон от шальной пули, летящей под углом.
- Пушки за борт, - приказал Гусев мужчинам, сидящим на передних сиденьях. - Медленно.
Шофер и охранник послушно выбросили наружу свои пистолеты. Задние стекла машины по-прежнему были закрыты, "начальственную" половину салона отгораживала глухая черная штора. Гусев знал - спереди ее не опустить.
- Выводи и клади, - скомандовал он Валюшку, уткнувшему игольник шоферу в ухо. Подошел к задней двери и сделал знак рукой - выходи.
Никакой реакции. "Да, так просто этого типа не выкуришь оттуда, пока штаны не застегнет", - подумал Гусев.
Задержанные лежали на желтом осеннем газоне. Им повезло, что давно не случалось дождя - Валюшок легкими пинками заставлял их лечь как положено - выбраковщики называли это "придать форму".
- Кто внутри? - спросил Гусев.
- Министр информации, - буркнул охранник. - С женой.
Гусев рассмеялся и свободной рукой достал из-за пазухи запасную обойму.
- Нет, дорогуша, - сказал он. - Не с женой. Конечно, внутренняя перегородка в машине легко простреливалась насквозь. Но Гусев вовсе не собирался никого браковать. Он повторил свой жест, требуя, чтобы спрятавшийся за броней вышел. "Звонит, наверное, в Кремль. Или сразу нашему директору. Следующее распоряжение по Центральному отделению будет: "Отобрать у Гусева ВСЁ!". Ха-ха!" Словно вторя мыслям Гусева, в салоне "двадцать седьмой" запищал сигнал вызова. Личные рации выбраковщиков молчали - звонок шел из главной диспетчерской. А значит, его спокойно можно было похерить.
- Затыкайте уши, - посоветовал Гусев, отошел на пару шагов, прицелился в окно задней двери "Волги" и принялся нажимать спуск так быстро, как только умел.
Пятнадцать выстрелов слились в один сплошной оглушительный грохот - пистолет выплюнул обойму за каких-нибудь пять секунд. Бронестекло превратилось в кашу. Гусев мгновенно сменил обойму, дослал патрон, и тут до него дошло, чем он, собственно, только что стрелял.
Из левой двери на асфальт с диким визгом повалились двое. Гусев мощным прыжком взлетел на багажник, потом на крышу и направил вниз уже не пистолет, который от греха подальше успел спрятать, а игольник.
Толстый красномордый министр сжимал в кулаке вырванную с мясом трубку "вертушки". Растрепанная брюнетка лет двадцати, не переставая орать, вскочила на ноги и бросилась через дорогу. Счастливо избежав попадания минимум под десяток машин, она вломилась в колючий придорожный кустарник и, оставив на нем немалую часть гардероба, пропала из виду.
С честью выполнившее свою задачу стекло издало нечто вроде удовлетворенного вздоха и с хрустом обрушилось, скомкавшись наподобие целлофанового пакета.
- Круто, - сказал Валюшок.
Министр, лежа на асфальте, припадочно хватал пастью воздух. Трубку он судорожно прижимал к груди. Сигнал в машине выбраковщиков надрывался.
Гусев, засовывая игольник в кобуру, спустился вниз. Ухватил министра за грудки, не без труда поднял и аккуратно прислонил к машине.
- Я старший уполномоченный АСБ Павел Гусев! В следующий раз, - по- рычал он, заглядывая в вытаращенные поросячьи глазки, - будете включать мигалку, когда превышаете скорость, нарушаете разметку и создаете аварийные ситуации! Ясно?! И останавливаться немедленно, если выбраковка требует. Понял?! Ничего ты, впрочем, не понял. Ты, кажется... - Гусев потянул носом воздух и поспешно отодвинулся. - В общем, записываю вам предупреждение, сударь. Уведомление получите спецпочтой. Тьфу!
Гусев оставил министра в покое, обошел изувеченную "Волгу", бросил взгляд на перепуганных министерских лакеев и махнул рукой.
- Все расслышали? - спросил он. Шофер и охранник активно закивали, насколько позволяла неудобная поза. - Все поняли? Ладно, идите, подтирайте задницу своему хозяину. Принимая во внимание обстоятельства, вас обоих на первый раз прощаю. Но урок советую запомнить. Теперь свободны... Пойдем, Леха. Шоу окончено.
Выбраковщики уселись в машину.
- Обделался клиент? - спросил Валюшок, трогаясь с места.
- Угу, - кивнул Гусев, берясь за микрофон рации и задумчиво морща лоб.»


Sapienti sat.
Tags: Авто, Книги, Размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments