Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Третья стража», Михаил Ахманов

На этот раз толковый автор помещает Землю в центр конфликта интересов могучих цивилизаций Галактики - впрочем, и без инопланетян у нас проблем хватает. А герой - человек с не совсем обычными способностями...

«- Дамы и господа, благодарю за внимание, проявленное к моим исследованиям, - произнес О'Рейли. Его голос, усиленный микрофонами, раскатился по залу, огромное лицо на экране было видно с последних рядов, где сидели студенты. Он поднял руку в знак приветствия и продолжил: - Моя последняя лекция не столько завершает курс, сколько имеет целью представить опасности, подстерегающие нашу цивилизацию. Если помните, о некоторых мы уже говорили месяцем раньше. Я имею в виду не традиционные угрозы, такие, как ядерная война, техногенная катастрофа, проблемы с экологией или падение гигантского метеорита, - тут он позволил себе усмехнуться, - а нечто более реальное: холодный коллапс.
Термин являлся его изобретением и вошел в практику после недавнего экономического кризиса. Гибель мира может случиться по ряду причин, связанных с войнами, загрязнением планеты, пандемией, истощением ресурсов и даже с метеоритом, который прикончит все живое на Земле. Но это - "горячие" катаклизмы, <горячие> точки на линии прогресса; их признак - ясно видимые разрушения, гибель множества людей, гнев небес, земли и вод, всемирный апокалипсис. Но есть другой сценарий - рак, что может поразить финансово-экономическую систему. Кризис платежей, дефолты, инфляция, стагнация производства, обвал рынков, потеря рабочих мест, и, как следствие, сотни миллионов голодающих, обреченных на смерть. Холодный коллапс: Никаких войн, ядерных взрывов и смертоносных вирусов, никаких землетрясений и цунами, и, конечно, никаких метеоритов...
...
- Я коснусь феномена, который изучаю в последние годы, но перед этим напомню о роли научных разработок, - произнес он. - Угрозы, в том числе холодный коллапс, можно преодолеть единственным способом: гармонично развивая все отрасли знания, физику, биологию, общественные науки и, разумеется, используя новую информацию во благо человечества. Поистине наука - наш щит против любых катастроф! Чем больше мы знаем, тем в большей безопасности наша среда обитания, наш социум, наши жизни. Это бесспорно так. Но!.. - О'Рейли сделал многозначительную паузу. - Но взгляните на цену, которую мы платим! Фарадей, Ампер, Лавуазье, другие естествоиспытатели прошлого имели скромные лаборатории, не отягощавшие бюджет Англии, Франции, любой страны тех времен. В эпоху Резерфорда, Эйнштейна, Бора, Ферми стоимость исследований резко возросла, и во второй половине двадцатого века появились ускорители частиц, радиотелескопы, спутники и сложная техника для биологических экспериментов. Некоторые научно-инженерные разработки поглощали огромные средства - вспомните Манхэттенский проект и космические программы американцев и русских. Что же мы имеем сейчас? Повторю: взгляните на цену, которую мы платим!
На экране за его спиной появилась таблица: МКС, адронный коллайдер, генетические исследования, освоение Луны, корабль для марсианской экспедиции, программа возобновления атмосферы на Марсе, альтернативные источники энергии, еще с десяток позиций. Стоимость каждого проекта впечатляла - много больше, чем валовой доход Ирландии, Португалии или Египта.
Аудитория загудела. В первом ряду поднялся седовласый мужчина, смутно знакомый О'Рейли - то ли Клод Филибер, член правления Всемирного банка, то ли профессор Караманлис из Афин. Возмущенно фыркнув, он заявил:
- Кажется, доктор О'Рейли, вы предлагаете остановить прогресс! Не вижу иного объяснения для ваших речей и этих оценок!
Седовласый снова фыркнул и вытянул руку к экрану.
Точно, Филибер! - вспомнил О'Рейли. Всемирный банк финансировал ряд космических проектов, включая многоразовые шаттлы для полетов на Луну.
Он желчно усмехнулся.
- Вы, мсье Филибер, не видите иного объяснения, и потому сидите в банке, а не в научном центре. Надеюсь, что на своем высоком посту вы не склонны к столь скоропалительным выводам!
Филибер побагровел. Не обращая на него внимания, О'Рейли произнес:
- Поясню свою мысль. Мы можем констатировать, что стоимость крупных научных проектов достигла такого уровня, когда они непосильны отдельным державам, даже весьма состоятельным, и могут финансироваться лишь мировым сообществом. Но у нас еще хватает средств, чтобы вести работы в разных направлениях, по многим векторам. - Он повернулся к таблице. - Физика, космонавтика, медицина, нанотехнология, энергетика, значимые проекты в социальной сфере... Но что дальше? Несомненно, цена исследований будет расти, и уже в этом столетии мы достигнем потолка, когда финансировать весь спектр разработок будет невозможно. Это, господа, тот критический момент, та ситуация выбора, когда придется решать в пользу космических проектов, или безотходного производства, или продляющих жизнь лекарств, или чего-то еще, не менее важного. Мы попадем в суживающийся коридор, и, в случае неверного решения, он приведет нас к тупику.
О'Рейли смолк. Его взгляд блуждал по лицам сидевших в зале, но он их не видел, он смотрел в грядущее, не столь уж далекое и туманное. Его расчеты показывали, что критический момент наступит лет через сорок-пятьдесят и что можно его оттянуть на такое же время, если прекратятся войны, рост земного населения и бездумная трата природных ресурсов. Но он был реалистом и понимал, что справиться с этим не удастся - по крайней мере, не в ближайшие десятилетия. Третья мировая уже началась, вылившись в цепь локальных конфликтов в Ираке, Афганистане, Сербии, Ливии, Египте, и хоть то были местные войны, убыток исчислялся миллиардами. Демографическая проблема в Китае, Индии и мусульманских странах даже не обсуждалась, там усердно плодили детей и нищету. Что до общества потребления, то ни Европа, ни Штаты не желали жить скромнее, с одной машиной в гараже и одним телевизором в доме. Там продолжался пир, хотя чума уже стояла на пороге.»


А со стороны - прям будущее вундерваффе:

«Земля тоже не являлась исключением, демонстрируя высокую степень преждевременных открытий, причем судьба провидцев была, как правило, печальной. Архимеда убил римский солдат, Эварист Галуа погиб на дуэли, Нильс Абель умер от чахотки, Демокрита судили и едва не изгнали из родных Абдер, Джордано Бруно сожгла инквизиция, Тьюринг кончил жизнь самоубийством, а великолепная плеяда физиков двадцатого века одарила людей страшным оружием. Гениев на Земле не ценили - кроме тех, кто умел лить пушки и делать бомбы.
"Но времена изменились, - подумал Седой, - мы здесь, и мы нашли Связующих. Если все сложится благоприятно, Галактика получит новый импульс. А если нет..."
Но думать о неудачном исходе ему не хотелось. Впрочем, такой вариант грядущего тоже был смоделирован Внешней Ветвью, и эмиссар отлично помнил страшноватые прогнозы. В лучшем случае - долгий застой, пока не возникнет, не войдет в силу другая раса с мощным творческим потенциалом; в худшем - межзвездная война, когда Империя так усилится, что сможет претендовать на гегемонию в Галактике.
В реальности последнего прогноза эмиссар не сомневался. В этом случае не стоило рассчитывать на Обитающих в Ядре - проблемы Ветвей были им чужды, и, по причине своей загадочной сущности, они не отделяли правых от виноватых. Пожалуй, эти могущественные существа могли санировать Галактику от чуждой им жизни, приравняв ее к скопищу паразитов, чья возня и свары нарушают покой Мироздания. Но если не они, кто еще мог остановить семипалых?.. Только другая столь же грозная империя, объединившая сотни миров, только другая сила, способная стать противовесом. Только будущая Земля...»


Неплохо, в общем-то. Но. Какие-то бяки... инфантильно-безбашенные. Дёргать из-за мелочей за усы тигра с вот такой возможной реакцией?

«- Мы должны уничтожить/испепелить/стереть звездные системы Внутренних? И все их космические поселения?»

Как дожили-то до выхода в космос, хотя бы?
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments