Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Недобитый», Артём Каменистый

Третья часть цикла «Девятый» от толкового автора продолжает радовать...

Для начала, герою надо расхлебать последствия предыдущего подвига:

«Но сдаваться нельзя. Я искал, и буду продолжать искать способ. Пока не найду. Сколько мне лет? Двадцать девять? Двадцать? Я и сам уже не знаю. Знаю одно - выгляжу на все сто (и это еще оптимистично сказано).
Развалина, в которую за несколько мгновений боя и неизвестно сколько дней лежания пластом превратился цветущий молодой человек. Опустошенное тело, неспособное без передышки подняться на второй этаж башни. Отдыхающее лишь на спине - любая другая поза это гарантия нестерпимо болезненной ломоты уже через полчаса. С вечно слезящимися глазами. С шумом в ушах - когда бесконечно мерещатся голоса тех, кто умер, или почти умер (что мне теперь до оставшихся за разделяющей миры бесконечностью?).»


Отступления хороши:

«Мне кажется, что европейцы населили Россию явлениями, о которых сами еще не забыли (а некоторые и забывать не надо - пить они и сейчас профи). Попросту не могут это выбросить из народной памяти, но упорно отказываются считать, что все это не чужое - что водятся и за ними грешки. Ну никак не может цивилизованный человек иметь такие корни, причем не затерявшиеся в глубине веков. Лучше уж приписать весь негатив восточным варварам, отомстив хотя бы за то, что те, благодаря склонности к банным процедурам, ввели в обиход унизительный термин: "Немытая Европа". Чистая правда, но правда неприглядная. Такое не любят вспоминать. Прославлять надо великое и светлое, а не... Пусть народ помнит подвиги Нельсона и его романтические шашни с леди Гамильтон, а не то, как матросы вылакали ром, в котором хранилось тело павшего адмирала.»

Хм, а я вот такое про индейцев, что ли, слышал:

«Один из инструкторов рассказывал, что некоторые представители северных народностей до сих пор практикуют старинный способ охоты: спокойным шагом идти по следу оленя или сохатого. Час за часом, день за днем, с короткими привалами. Зверь вынужден улепетывать, тратя силы на борьбу со снежной целиной. Пищи травоядным надо очень много, большую часть суток они заняты ее поглощением, и на бегу полноценно кормиться не успевают. Быстро растрачивают силы, сбавляют темп, потом и вовсе начинают себя плохо чувствовать. А человеку проще - у него удобные лыжи и целый мешок с припасами. В итоге догоняет дичь все тем же неспешным шагом и...»

В целом же, стиль и содержание - как в остальной серии:

«- Голос у вас интересный - будто несусветную пакость задумали.
- Верно. Задумал. Скажите, епископ: как вы относитесь к колдовству?
- Не могу выразить приличными словами насколько плохо.
- Очень жаль. То, что я задумал, самое что ни на есть колдовство.
- Сэр!!! Дан!!! Вы ведь страж!!! Как можете!!! Душу поберегите!!!
- Да успокойтесь вы. Не такое уж и колдовство, хотя выглядеть должно именно так.
- Вы играете с ужасными вещами. Знаю вас хорошо, и верил всегда, но после таких темных слов начинаю сомневаться.
- Епископ... чтобы передавить тварей, пытающих стариков, я свою душу не задумываясь продам. И вашу, кстати, тоже. Но не переживайте - в том, что я замыслил, темноты нет. Так - фокус балаганный. Но если все пройдет как надо, демов станет меньше, а настроение у них испортится. А то вдруг осмелеют после сегодняшнего...
- Дан... А давно вы исповедовались?
- Никогда.
- ...
- Епископ... нехорошо при вашем сане сквернословить.
- А вы рискуете погубить свою бессмертную душу.
- Ладно... сейчас я вас оставлю. Возьму лошадь и кое-куда сгоняю. Вам пока поручение одно оставлю - несложное. Занимайтесь войском, но и про него не забудьте. А чтобы вам было легче, обещаю: по пути исповедаюсь попугаю.
- Вы богохульствуете - птица не посвящена в сан. К тому же за глоток вина она готова даже дьяволу грехи отпустить.
- Было дело, - скромно потупился Зеленый.
- Вот видите! Ваша бессовестная птица тоже богохульством грешит!
- На себя посмотри! В борделе живешь! На алтари сморкаешься! У нищих воруешь!
- Вот! Вы сами видите!
- Я читал вашу священную книгу, и там сказано, что те, кто не сходят с пути борьбы с тьмой, получают частицу святости равную принятию в сан, со всеми вытекающими последствиями. Разве Зеленый не борется с тьмой?
- Мне ни разу не доводилось видеть, чтобы он насмерть рубился с тварями.
- А я видел: в битве у брода он храбро бросился на перерожденного - чуть с лошади его не сбил, а сам потом едва не погиб. Он просто герой в деле борьбы с поганью.
- А еще я очень красивый.
- Это само собой. А сколько раз он нас предупреждал о приближении погани? Как вам не стыдно в нем сомневаться!
- Я не сомневаюсь. Но исповедоваться птице - это просто немыслимо! Дан... с вами все в порядке?!
- В вашей книге сэр Гарарас, канонизированный еще при жизни, оставшись в одиночестве посреди ругийской пустыни начал исповедоваться коню. Ангелы прослезились от этой картины, и пошел дождь, благодаря чему святой рыцарь не умер от жажды.
- Но ведь это был боевой конь белого рыцаря!
- А у меня боевой попугай стража, так что вопрос закрыт.»


С личной жизнью у персонажа вот только... Хорошо, продолжение изучу.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments