Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Бестиарий», Иван Наумов

Существует неизвестно кем изготовленный комплект фигурок, дающих своим владельцам сверхспособности: силу огромную, умение прикидываться незаметным или чуять, где кто-то находится. Разумеется, "такая корова нужна самому" всем, и за обладателями ведётся охота...

«- Насколько нам известно, объект обладает ярко выраженными экстрасенсорными способностями. Все, кто войдёт с ним в контакт, с большой вероятностью подвергнутся отвлекающему воздействию.
- Цыган, да? - удивилась круглолицая девушка в штатском. - Заговорит, глаза отведёт?
- Отведёт, - сказал Донован. - Только без разговоров. Сразу.
"Без болтовни", - вспомнились слова Каширина. И его надменное лицо. Тонкие, нервные, злые губы. Острый нос клювом нависает над змеиным ртом. Бесцветные холодные глаза пресмыкающегося. Ровный бесстрастный голос. - "Без объявления войны, так сказать. Вы ещё только приближаетесь к нему, и уже теряете из виду..."
"Невидимка, что ли?" - Холибэйкер, правая рука Донована, не верил русскому перебежчику ни на йоту.
Каширин посмотрел на рослого "морского котика" снизу вверх, но как на клопа.
"Нет", - объяснил он терпеливо, как маленькому ребёнку, - "никто не становится прозрачным, не исчезает в воздухе, не распадается на атомы. Просто вы перестаёте на него обращать внимание, теряете всякий интерес. Вас может привлечь узор на обоях, расположение фруктов в вазе, статья в лежащей на столе газете, проезжающая машина. А когда вы сконцентрируетесь вновь, то рядом его уже не окажется". - Русский перевёл взгляд на Донована, словно холодной мокрой тряпкой прикоснулся. - "Теперь вам - понятно?"»


Написано неплохо:

«В стародавние времена, когда Алжир уже перестал быть Францией, но Франция ещё не стала Алжиром, когда Сорбонна строила баррикады, а не бизнес-планы, когда любовь висела в воздухе сочными прозрачными пластами - режь от души, когда казалось, что острый карандаш в точной руке - это пропуск в мир волшебства и чудес, Огюст рисовал всё, что успевал поймать взглядом. Семнадцатилетний, дерзкий, самоуверенный - теперь таких и не делают, наверное. Сколько он тут нахватал бы картин!»

С интересными деталями:

«Бывают приметы всеобщие: вернулся - уходя, посмотрись в зеркало; боишься сглазить - постучи по дереву, пусть даже никому и невдомёк, причём здесь дерево или зеркало. А бывают - личные, персональные маленькие ритуалы, структурирующие жизнь. Не переводи часов, пока не пройдёшь таможню и пограничников на прилёте - так привык поступать Ян. Летать приходилось часто. Перевод стрелок на два часа назад по дороге туда и на два вперёд на пути обратно служил отметкой: перемещение между государствами окончено, всё в порядке, без приключений. Кто чем занимается, у того такие и приметы.»

Действие в конце девяностых и за границей - любопытно сравнить:

«Фыркнув, полилась вода, закрутились счётчики. Учёт, порядок, нормативы расхода. Ужас.»

Увы, в книге нет главного - людей. Персонажам не сопереживаешь совершенно. Поэтому на продолжение даже и смотреть не буду.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments