Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Innominatum (Неназываемое)», Александр Розов

Лихая киносъёмочная группа носится по миру, неиллюзорно деформируя реальность. Производственный роман, фактически...

Книга, в общем-то, даже не "фантастика ближнего прицела", а триллер на фоне вполне себе могущих произойти событий. Не зря мне этот автор понравился - написано просто чудесно:

«- Ты только сейчас это понял?! - искренне удивился Большой Бонго.
- В общем, да, - признался сценарист, - я считал, что политика это такой вид бизнеса. Лоббирование, раздача налоговых льгот и бюджетных денег, распределение каких-то правительственных подрядов и финансовой помощи. Примерно так.
- Нет, Колин. Это такая же наивность, как верить, что детей приносит аист. Воровство бюджетных денег это лишь вторичная цель занятий политикой. А первичная цель, это власть! Приведу тебе наглядный пример: вот, на верхнем мостике крошка Джо листает модный журнал и выбирает новую тряпочку. Но главная цель состоит не в том, чтобы нацепить на себя красивую модную тряпочку, а в том, чтобы нравиться парням.
Джоан Лайти, разумеется, услышав разговор, отреагировала:
- Алло, босс, ты имеешь что-то против основного инстинкта?!
- Нет, крошка! Секс, как основной инстинкт, это прекрасно! Но есть и другие сильные инстинкты. Таков инстинкт власти. В природе этот инстинкт довольно близок к сексу. Любой краснозадый павиан-самец стремится стать вожаком ради прекрасных задниц девушек-павианов. Ведь, если другие самцы поклонятся ему, и признают его отцом павианьей нации, то на девушек это произведет неизгладимое впечатление. Если мы копнем любого политика-человека, то увидим того же краснозадого павиана, только испорченного цивилизацией. Он забыл, что альфа-самцом становятся ради секса, и в результате ищет удовлетворения просто подчиняя себе других особей. Он пытается достигнуть оргазма, все усиливая и усиливая свою власть. Он доводит свою власть до физического предела, втаптывая подчиненных в грязь, но оргазма все нет. Он, болван, думает, что надо еще постараться, еще поглумиться над ближними, и вот тогда...
- Ты шутишь или говоришь серьезно? - спросил Рамсвуд.
- Я не шучу. Я утрирую, чтобы прояснить смысл. Жажда политической власти, это не жадность здорового бизнесмена, а психоз сексуального маньяка-импотента. Поэтому, здоровые люди вроде пилота, который тебя вез, при виде лордов или конгрессменов испытывают инстинктивную тошноту. Природа так предостерегает их от контактов с больными маниакальными особями. Ведь мания, как и бешенство, иногда заразна...
- Насчет импотенции ты ошибаешься, Берген, - возразил сценарист, - эти лорды, как я рассказал тебе, устроили в Авалоне право первой ночи, а это значит...
- Это ничего не значит, - перебил его Большой Бонго, - Оргазм, это мистерия, высшее состояние мыслящей материи, а у маниакальных лордов-павианов получается только эрекция и эякуляция. Право первой ночи для них не средство переспать с очередной красоткой, а способ унизить ближних. Психически они импотенты. Эмоциональные уроды. Вот им и понадобился Авалон... Надеюсь, теперь ты понял, что такое власть и политика.»


Удовольствие от изучения получаешь постоянно:

«Секрет, а точнее ноу-хау Харриса заключался в том, что его сотрудники на самом деле работали постоянно, даже когда спали. Ни одна интересная идея не пропускалась и не оставалась без денежной оплаты и поощрения. Говорить можно было все, даже полную глупость. Обсуждались самые невероятные предложения. Это было своеобразное кредо Харриса: "Самой идиотской идеей в истории человечества было бросать уже добытую пищу в землю. Так появилось земледелие, за счет которого мы все питаемся последние сто веков".»

Эдакий ТРИЗ-нон-стоп:

«- Ты знаешь про конкурс плаката-предупреждения в зоне риска нападения акул?
- Не знаю.
- Так вот, Фокси, выиграл плакат: "Первая помощь при укусе акулы". Он оказался в несколько раз эффективнее плакатов типа "Не заходите в воду! Здесь акулы!"»


В тёплой дружественной атмосфере:

«- У Фокси ангина, вот что. Вставай. Будешь лечить. Олбен, прогрей баню, ок?
- Зачем? - спросил пилот.
- Для медицинских процедур, - пояснила она, и включила чайник.
- Ну-ка... - встрял Харрис и приложил ладонь ко лбу Фокси. - Э... Температура.
- Да, - сказала Инге, вытаскивая из аптечки блистер с какими-то таблетками, - В этой ситуации, я вижу только один правильный путь. Две дозы вот такой ерунды, ультранаучной, специально для полярников, плюс чай с жиром от тушенки, и плюс баня с натуральными упражнениями для вентиляции легких.
- Что-что? - переспросила Фокси.
- Секс в теплой атмосфере, вот что, - пояснила Инге, - Поскольку по традиции, тебя в рабочих условиях лечит Харри...
- Я всего один раз лечил Фокси, - заметил шеф "ExEx", - травматический инцидент с парусным скэйтбордом...
- Я помню, - Инге кивнула, - И с учетом этого удачного эксперимента...
- Ничего себе, ты решаешь... - начал он.
- А что такого? - перебила она, - Ты что, против?
- Гм... Вообще-то, надо сначала спросить у дамы.
- Да, кстати, - подтвердила Фокси, - у меня, вообще-то, надо спросить.
- Я уже заглянула тебе в глаза, - невозмутимо сказала Инге, - глотай эти таблетки, а я заварю тебе чай с жиром от тушенки.»


Всё это на фоне жестокого реального мира. Отлично, рекомендую.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments