Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Охотники ночного города», Роман Афанасьев

Спившийся неудачник сталкивается с неведомым и резко меняет свою жизнь...

Вменяемый, но неровный автор написал весьма толковое городское фэнтези:

«Но Конопатов остановился. Он замер и повел носом, словно принюхиваясь. Его глаза заметались, обшаривая углы комнаты за спиной Алексея. А потом на его щеках выступила щетина, вылезла за один миг. Из-под верхней губы показались зубы - острые, как у собаки. Сергей выронил шприц, развернулся, прыгнул к двери, и белый халат за его спиной метнулся, как белые крылья.
В ту же секунду дверь с треском вылетела, и весь проем заполнил собой широкоплечий Фродо в черном плаще. Алексей, освобожденный от тяжелого взгляда бывшего друга, обрел, наконец, голос. И заорал.
Выстрел грянул взрывом, по белому кафелю заметалось эхо. Сергея, летевшего к двери, отбросило назад. Он упал на спину, заворочался и оглушительно завыл, заглушая крик Алекса.
Фродо шагнул в комнату, щелкнул ружьем, досылая патрон, и медленно подошел к Сергею.
Кобылин умолк - воздух кончился, а новый вдох никак не получался. Он не мог отвести взгляда от Конопатова, что возился на полу, пытаясь встать. Белый халат на его груди был разворочен зарядом картечи, и кровь толчками плескалась во все стороны, покрывая белоснежный кафель алыми брызгами. Но Алексей не замечал ее. Он смотрел на руки Сергея, обросшие жестким черным волосом, на длинные когти, что беспомощно царапали кафель. И на черную шапку волос, из-под которой виднелись звериные уши.»


Никаких "уси-пуси" - есть твари, которых надо уничтожать:

«- Вот черт, - буркнул Григорий, - пароль. Эх, некогда с этим делом возиться. Ладно, тут и так все понятно.
- Понятно? - искренне удивился Алекс.
- Ага, - отозвался Григорий, поднимаясь из-за стола. - Собралась компания знакомых. Сели выпить, явился упырь. Скорее всего, это был один из них. И не сдержался, устроил резню.
- А это? - Кобылин ткнул пальцем в алую гирлянду под потолком.
Рядом с ней красовался черный перевернутый крест.
- Ребятишки баловались, - бросил охотник, подходя к столу. - Ну и добаловались.
- Это как, - опешил Алекс, - а мясо? Сырым мясом баловались?
- Вроде того, - Григорий кивнул на стол. - Игрались они. В вампиров. Как их там... Металлисты или готики... Черепа, цепи, вампиры, кресты, гробы... Чтоб все готично. Романтика смерти. Понимаешь?
Алекс невольно бросил взгляд за диван, туда, откуда торчали девичьи ноги, перемазанные кровью и содержимым вспоротого живота. Замотал головой.
- Нет, - сказал он. - Не понимаю.
- Я тоже, - кивнул охотник. - Хрен ли тут романтичного? Сдох, обосрался, кишки наружу... Ладно, пойдем. Тут то же самое, что и в предыдущих случаях. Ничего нового.»


Без шуточек:

«- Запомни, охотник, - сказал он. - Запах говна - это запах разумной жизни. Ладно, не всегда разумной, скорее наоборот, но это запах жизни. А смерть пахнет холодом, понял?
- Понял, - сдавленно отозвался Кобылин, которому сразу расхотелось смеяться.
Он помнил, как пахнет смерть. И был готов признать, что лучше идти на запах канализации, чем на тонкий запах холодных, замерзших до смерти лилий.»


Непонятна, конечно, "кустарность" охотников. Ну, вот кто трупы оборотней за ними прибирает, чтоб огласки не было? Но, в целом, - очень хорошо.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments