Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Стократ», Марина и Сергей Дяченко

Красивая сказка о случайном демиурге и ответственности за тех, кого приручил. Не самая добрая - что ж, таков и местный Создатель...

Мощный семейный дуэт в очередной раз порадовал:

«Никогда прежде ему не доводилось видеть подобного. Узор покрывал ее плечи и спину - полностью, спускался на поясницу и целомудренно таял на ягодицах. Узором была покрыта правая грудь, левая - до половины. Живот, руки и ноги были чистыми - нормальная белая кожа, в пупырышках холода, хоть в комнате все больше сгущалась теплая духота.
Стократ почувствовал странное беспокойство. Он знал, что люди разных племен и кланов по-разному украшают своих женщин; он повидал всякое - и стальные кольца в носу, и живые цветы, укорененные в пупках. Но то, что он видел теперь, не было украшением.
Ниже основания шеи, слева, бугрились шрамы. Как от ожогов - три старых рубца. Еще один, один свежий, розовый - прямо посередине спины. На левой лопатке - длинный глубокий порез и следы от ниток, когда-то его зашивших (неровно и плохо зашили, подумал Стократ, руки бы оторвать такому лекарю). На левом плече был еще один порез, совсем свежий, с каплями запекшейся крови. Девушка стояла, гордо выпрямившись, но вздрогнула, когда он коснулся рубцов кончиками пальцев.
Причудливые буквы складывались в слова - сперва он прочитал "Северный", и тогда перед его глазами будто пленка лопнула: "Северный Град". "Домна". "Старынь". "Дубрава". "Ручейник". "Светлая"...
Картина обрела смысл: эти мягкие линии - реки. А эти точки, иногда совпадающие с родинками - города. А край рисунка - побережье, за ним - немного человеческого моря, исследованного рыбаками, и исчезающая кромка неисследованного, нечеловеческого, где нет даже рыбы. Карта Обитаемого Мира в мельчайших деталях, и, присмотревшись, можно различить небольшие поселки, границы мелких владений...»


Герой прям-таки крутит колесо Сансары:

«Лезвие тускло светилось, и по нему бродили тени. Все пять душ были здесь - туманные фигурки с желтыми блиноподобными лицами: они, вероятно, ссорились, беззвучно разевая рты, пытаясь понять, что за посмертие такое, и кто виноват, и почему так тесно.
Под взглядом Стократа их движение замедлилось. Прекратилось совсем. Пять разбойничьих душ застыли, пытаясь оттуда, со стального лезвия, разглядеть своего палача.
Трое были совсем гнилые, Стократ не стал к ним даже присматриваться. Четвертый, в прошлом торговец, оказался удивительным неудачником и, пожалуй, для него можно было найти смягчающие обстоятельства. Пятый, самый старый, искренне раскаивался - а загубленных жизней на его совести было семь штук.
Стократ подумал. Встал, обошел вокруг дерева, примерился и вогнал лезвие в расщелину - почти до половины. Выпустил пятого со словами:
- Тянись вверх.
Душа беззвучно ушла в живой ствол.
Стократ нашел муравейник. Положил меч поперек муравьиной тропы:
- Работайте.
Три гнилые души соскочили на муравьев и тут же влились в общий строй.
Стократ подбросил меч и поймал за рукоятку. Четвертая душа балансировала внутри, растопырив руки, пытаясь удержаться.
- Беги.
Он опустил лезвие в воду ручья. Клинок мигнул и погас - пустой, он неотличим был от обыкновенного стального лезвия.
Стократ еще постоял на берегу, глядя на воду, слушая ее голос. Немного позавидовал разбойнику-неудачнику: в кои-то веки ему повезло. Ручей долговечнее дуба и куда веселее муравья. Когда мне все надоест, подумал Стократ, - уйду в ручей, стану бегущей водой...»


Иногда фантазия зашкаливает, напрочь убивая здравый смысл - впрочем, это ведь не трактат по сопромату и физиологии:

«Рассказать бы этой глупышке о городах, где улицы выстроены ярусами - для пешеходов, для повозок, для карет. О специальных шляпах, которые горожанам предписано носить по праздникам и людным дням: такая шляпа плотно прилегает к голове, тулья широкая и твердая, и в толпе, где люди стоят плечом к плечу, можно ходить по головам. Так, ступая с головы на голову, переходит площадь высшая знать, срочные гонцы да еще, бывало, лекари, спешащие на вызов к градоначальнику...»

С отсылками ко всякому - вот, например, чисто Муад'Диб (помните знаменитое "контролирует вещь тот, кто может её уничтожить"?):

«- Мы можем это уничтожить, значит, мы этим владеем, так говорил мой отец... То есть властитель...»

Читайте!
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments