Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Грани Чести», Иван Щукин

Автор всё-таки выделил «Жизни Архимага» в отдельный цикл:



«Я "вслушался" в окружающий мир и почувствовал океан маны, разлитый вокруг. Её было больше чем в самой насыщенной магией аномалией. А про магический фон Земли я и вовсе молчу. Даже после всех недавних событий...
Бинго! Я вспомнил! Вспомнил все недавние события: предательство мертвой эльфийки, рыжую ведьму, что сделала из меня марионетку, убийство могущественного лича и выстрел снайпера, который едва не стал для меня фатальным. А затем... Переход в другой мир, разговор с богом чужого мира и... И всё. Больше я, как ни старался, вспомнить ничего не смог. Хотя нет, было еще одно воспоминание. Но оно словно бы принадлежало не мне, и в тоже время явно было именно моим. Да что же со мной творится то?!
– Полегчало? – снова раздался рядом всё тот же голос, и ладонь с моего лба пропала.
– Да, кажется, – ответил я. Мой голос был настолько хриплым, что казался чужим.
– Хорошо. Тогда послушай меня внимательно, Маркус. Сейчас я начну операцию... Не пугайся, мне нужно лишь выяснить в каком месте основной источник боли. Сама я что-то пропускаю, поэтому нужна твоя помощь. Справишься?
Я молчал, даже не пытаясь ответить на заданный вопрос. И причиной тому было имя. Маркус – именно так меня зовут. Я был в этом уверен. Но так же я абсолютно точно знал, что мое имя Владимир Северский. И как же такое возможно?
– Почему... – попытался спросить я, но не успел из-за нахлынувших воспоминаний. Чужих воспоминаний, которые стали моими. Да как же так, демоны?!
Воспоминания вливались в меня водопадом. Я за считанные мгновения узнал столько, сколько обычный человек узнает за несколько лет жизни. И, видимо, ослабленный болезнью мозг не выдержал. Вначале меня затрясло. Всё сильнее и сильнее. С каждым мгновением тряска перерастала в конвульсии. Тело выгибалось дугой, а по подбородку что-то потекло. Одновременно со всем этим вернулась боль, причем усилившись в разы. И я, не выдержав этой пытки, нырнул в спасительную темноту.
Следующее пробуждение было практически безболезненным. Лишь небольшой дискомфорт в районе живота, да некая общая скованность мышц. И осознание, что я больше не Влад Северский.
Странно, но этот факт почему-то воспринимался совершенно спокойно. Словно так и должно быть. Возможно, виной тому чужие воспоминания за несколько лет, которые воспринимались как мои собственные.
Некоторое время я лежал, не открывая глаз, и пытался собрать мысли в кучу и все же разобраться, где моя собственная память, а где чужая. И со временем это удалось. Все-таки я Северский. Молодой и глупый архимаг, который за каким-то хреном шагнул в межмировой портал. Итогом этого необдуманного шага стал разговор с одним из богов чужого мира, который меня в этот самый мир решил не пускать. Домой он меня тоже не отправил, да и убивать не стал. Что-то ему мешало это сделать. Наверное – религия не позволяла.
Но вот отделить мое сознание от тела и подселить в подростка – это всегда пожалуйста.»


Только вот... силёнок нет:

«А пока надо сделать то, чего не смогла местная целительница. А именно – до конца себя подлечить.
Я приложил руку к животу, где просматривались несколько тонких шрамов, и скастовал "Среднее исцеление". Затем потянулся к резерву, чтобы запитать заклинание маной и впал в ступор. И пребывал в таком состоянии минут пять, пока окончательно не убедился, что энергоканалы, которые раньше позволяли мне творить заклинания уровня архимага, в данный момент практически отсутствуют. Маны пропущенной через них, хватит лишь для запитки небольшого светляка. И то не мгновенно.
Захотелось взвыть и разнести все вокруг. Но на это у меня тоже не хватит Силы!»


А «довеском» ещё идёт и:

«Немного подумав и как следует рассмотрев всё это великолепие, я оставил в беседке шпагу и направился к стандартной китайской макиваре. Закатал рукава, демонстративно размял кисти рук и нанес хлесткий удар обратной стороной ладони. А следом ещё два, по другим уровням. И упал на колени, из-за невыносимой боли, что, казалось, пронзила всё тело, с головы до пят. И что самое странное, боль не была последствием недавнего ранения. Тут явно что-то другое...
Сильнее всего болели руки в местах ударов. Было ощущение, словно их сломали. Даже слёзы на глазах выступили, а из груди вырвался тихий стон. Да что, черт возьми, происходит?!
Я просидел на коленях минут пять – приходя в себя и пытаясь понять, что же всё-таки произошло. И, кажется, понял!
У Маркуса не было, как я думал, непереносимости боли. Скорее у него имелось какое-то врожденное заболевание. Гипералгезия, или что-то вроде того. И теперь становится понятно его нежелание заниматься боевыми искусствами или влезать в драки. Каждый удар, причем независимо от того, ударили ли тебя, или ты, становился для парня настоящей пыткой! Вот он и избегал любых конфликтов, понимая, что в любом случае будет проигравшим.»


«Удивляясь, что нет подтвержденья тому»?

«Вообще за последние несколько часов это был уже не первый и даже не десятый печальный вздох. Не на такое первое задание рассчитывала девушка. Совсем не на такое. Хотя и догадывалась, что ей хорошую работу вряд ли доверят, но всё же подсознательно всегда надеялась... На что-то. Возможно на покровительство Ивана Васильевича, которое он неоднократно выказывал. А возможно на свою исключительность. Ведь каждый человек верит в свою исключительность. Да?»

Ух!

«– С какой стати вы, бабы, решили, что можете мне указывать, да ещё и что-то запрещать?!
– Ты кого бабой назвал, приду... – попыталась возмутиться Василиса, но была перебита парнем.
– Молчать!
Маркус не повышал голос, но тон его был таким, что не подчиниться просто не получилось бы. У Ирины даже мурашки по спине побежали. А ещё взгляд. Сейчас на них смотрел человек, который имел право приказывать. Нет, не так! Имел право повелевать! Появилось ощущение, что с ними говорит князь, с длинной чередой благородных предков.
– Вы забыли про своё предназначение? – всё тем же повелительным тоном продолжил Марк. – Так я напомню!
Он медленно обвел заступившую ему дорогу троицу взглядом.
– Кухня! – палец парня указал на Ирину.
– Койка! – следующая на очереди была Эльза.
– Дети! – указующий жест на Василису.
– А теперь с дороги!
И они расступились. И какое-то время стояли и растерянно переглядывались.
Первой молчание нарушила Эльза.
– Со мной сейчас словно Государь говорил. Я, правда, его никогда не видела, но представляла именно таким. А кто у Маркуса родители?
– Я не знаю, – растерянно ответила ей Василиса. – Точнее – знала его мать. А вот про отца никогда ничего не слышала.
– Да какая разница! – с досадой произнесла Ирина. – Сейчас важно то, что он всё же куда-то ушел. И мы его не остановили.
– Ага, такого остановишь... – пробурчала немка. – Он меня буквально заморозил без всякой Силы.»


Продолжение изучу.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments