Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Цветок камнеломки», Александр Шуваев

Давно советовали изучить этот «производственный роман из альтернативной реальности» - основанный, фактически, ровно на одном фантдопущении: те самые композиции, которые «не машина, не вещество, а работает»...

Вот про «идея родилась, когда жареный петух клюнул» - жизненно на сто процентов:

«— А я ничего не говорю. И сам. А что делать? Нельзя жить в обществе и быть независимым от него. Да ежели вы хотите знать, у нас один только Феклистов и работал: ставки там, заявки на самоновейшую аппаратуру, дополнительное финансирование, командировочки всякие там завлекательные, по Чехиям, по Польшам-Венгриям... Но это, надо сказать, трудно назвать научной работой.
— И ты...
— И я. Я берусь положить на стол Балаяну такой горящий план исследований, что он его проглотит. А вы будете, как и весь Советский Народ, в едином порыве изображать бурную деятельность. На трудовую вахту встанете, раком, будете гореть на производстве и возьмете повышенные соцобязательства... Хотя нет, — он перебил сам себя, — это отставить, потому как умный человек в таком случае не примет всерьез ничего, даже известие о собственной кончине... А там, глядишь, компания окончится, и все устаканится.
— Вале-ерик, — голос Садальского был прямо-таки по-матерински ласковым, — и ты всерьез думаешь забить баки Вазгену? Почтенно, конечно, но вся беда в том, что ты — сомнительный кандидат, как и мы, грешные, а вот он — доктор самый настоящий, без примеси. И если он пропускает явную туфту, так это потому что правила игры такие, но если он увидит, что его всерьез пытаются оставить в дураках, то... Я тебе не завидую.
— Значит, надо сделать так, чтобы либо всерьез воспринял, либо всерьез указал на какие-то тонкие ошибки. Такие, которые тоже не абы кто может сделать. Кто сказал, что это просто? Сегодня же сажусь в библиотеку, обкладываюсь публикациями, и начинаю вспоминать, что такое есть адамант-камень, и какие суть его шесть внутренних пороков.»


А когда ещё и вдруг(!) получается...

«И есть еще одно, в отличие от предыдущего, вовсе для него неожиданное, — ему интересно. Ему, в первый раз в его пустой и циничной жизни, — интересно. Но, в отличие от идиотских типажиков, целиком из фильмов "про науку", интересно очень по-разному. Какие неожиданные применения найдет изысканное им Слово, а какие — из того, что он ожидает уже сейчас. Как это исподволь, потихоньку вольется в жизнь, искажая и перекраивая ее по-своему. Какую причудливую игру струй даст. Это у него — всегда. Сотворить что-нибудь не для того, чтобы нагадить, и не для того, чтобы выяснить Истину (это — тоже присутствовало, но по-другому и как-то отдельно), а чтобы поглядеть именно на это, — на сложную, волнующую игру последствий. Поджечь — и глядеть, что за чем в очередь загорится, что за чем начнет разваливаться. Долго и упорно строить домик из песка, чтобы потом раздолбить его, издали, камнями, среднего размера, чтобы насладиться чередой Разрушения. Напоить валерьянкой добрейшую кошку, когда в доме — полно гостей. Это не зло. Это просто желание нарушить сложившийся порядок вещей, бросить камень в застойный пруд, все равно — к добру или к худу, и поглядеть, как это все будет устаканиваться, с наступлениями-отступлениями, через множество стадий, чтобы потом все равно уложиться по-другому. И теперь, когда ему подвернулся та-акой случай кинуть та-акой камень... Причем — честно-благородно, ко Всеобщему Благу... может быть...»

Вроде ж германская традиция, Тацит излагал?

«— Так вот, — продолжил он через минуту, продолжая дожевывать лимон, — выпили мы с целью решить стоящую перед нами задачу по рецепту скифских вождей. То есть люди в наше время, понятно, измельчали, поэтому мы не будем надираться до беспамятства и звать трезвую Лидочку, чтобы она стенографировала за нами наши пьяные излияния.»

Любопытно изложено:

«Несколько позже произошло то, что впоследствии назвали "Трипольским Инцидентом": Соединенные Штаты Америки, проснувшись как-то поутру и не имея, чем заняться, по своему обыкновению решили объявить кого-нибудь Средоточием Зла, Темной Твердыней и на этом основании — съесть. А не получится, — так хотя бы посечь малость, кулаки почесать и вообще — размяться. Избрать объект такого рода, — вовсе не так просто, как кажется, это дело тонкое: надо, чтобы все-таки было, к чему прицепиться, но, однако же, так, чтоб хамить можно было безнаказанно. Долго ли, коротко ли длились поиски, но потом кого-то осенило: Ливия! То самое, что доктор прописал. И все поначалу шло замечательно, было очень весело, а потом, после многочисленных и разнообразных хамских выходок, — среди которых было, к примеру, уничтожение пассажирского авиалайнера, который вроде бы косо посмотрел на мирный атомный авианосец, — в территориальные воды Ливии забрел "Э. Мерфи", новейший фрегат ВМС США. Там его встретил сторожевой корабль "Джаным", потребовавший немедленно покинуть территориальные воды страны. Требование было проигнорировано, и последовал предупредительный огонь из автоматической пушки сторожевика. Это был новенький кораблик советской постройки, "химера" так называемого "61-го проекта": все, вроде бы, традиционное, но вот только традиция эта была выполнена в значительной мере по "мозаичным" технологиям (кое-что к этому моменту по-другому просто не делалось, — разучились по-другому, уж больно глупо, медленно и дорого это выходило), и это — сказывалось. Фрегат отреагировал двумя "гарпунами" практически в упор. Полуразбитый, без хода, сторожевик все-таки не утонул и сумел сообщить, куда следует. Через поразительно короткое время на корвет обрушился град прилетевших незнамо-откуда шестидюймовых снарядов. Понятное дело — мимо, но один, деловито прилетевший в числе остальных, но как-то отдельно, клюнул корвет в борт поближе к корме. Чудо, невероятное совпадение, что "Э. Мерфи" так быстро отыскали, но уж тем более было непонятно, как он не утонул. Металл вздулся метровой высоты валом по кругу десятиметрового диаметра, во многих местах — лопнул, иные швы — разошлись, вышли из строя рулевые машины, а турбину — сорвало с фундамента. Но даже не это главное. Главное, — некому было бороться за живучесть. Среди многих десятков беспамятных тел оказалось девятнадцать трупов с устрашающими внутренними повреждениями, буквально — мешков с костями. От тех, кто не потерял сознания, тоже оказалось не много толку: они практически ничего не соображали и не помнили. Только потом, — потом-потом, после интенсивной медицинской помощи от них смогли добиться кое-каких подробностей. Да, вроде бы видели со стороны берега какой-то самолет. Да, засекли звук орудийных залпов. Потом? Потом ничего не было. Эксперты обнаружили осколки от шестидюймового фугаса и заявили, что имело место только одно попадание.
В деликатном деле насаждения демократии главное, — вовремя остановиться. Незаметно, так, чтоб никто не заметил, утереть кровавые сопли, принять героическую позу, громогласно заявить, что добился Всех Поставленных Целей, — и ни в коем случае не упорствовать, если тебе хоть что-то непонятно. Нет, оно, конечно, можно было подтащить авианосный флот, нагнать с полтыщи самолетов на базы в сопредельных государствах, и раскатать непокорных, как дорожным катком, но, если уж начались непонятки, это могло обойтись неоправданно дорого. Богатый опыт демократического правления подсказывал, что выдуманная победа, будучи громогласно заявленной, большей частью оказывается ничем не хуже настоящей. Часть пострадавших — долго лечили и списали по инвалидности, часть — так и осталась навсегда в закрытых стационарах для безнадежных хроников, и всем — замазали рты соответствующими выплатами.»


О, запомню:

«— Это не главное, не так ли? А что — главное?
— Голова, — Михаил поморщился, — под вопросом.
— Не понял.
— Это такой ветеринарный термин. Есть такой глист, — солитер, его еще "английской хворью" называли, — так вот, когда его гонют, очень важно, чтобы головка отошла, с такими крючочками, которыми она за кишки держится. Малю-усенькая такая. Но вот только если она не отошла, то все лечение, можно сказать, вовсе без пользы, потому как тогда червяк быстренько вырастет до прежнего почти что размера. Так вот, когда нет полной уверенности, говорят, что "голова под вопросом".»


Редактуру бы нормальную: идея шикарная, а вот о детали реализации постоянно спотыкаешься. Изучать можно смело.
Tags: Книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Орк», Михаил Михеев

    Отличный автор любезно прислал мне книгу с ещё рабочим названием - в этой реальности всё почти, как у нас, но есть эльфы, орки и магия...…

  • Шампиньонница «Прыжок к волкам»: вёшенка обыкновенная

    И последний сорт грибов в пещере (внимание, по клику - везде большие фото!): Разных цветов: Но вид один: Устричный гриб, да:…

  • «Украденный» дом

    Редкая картина для этого района - заброшенный дом с замурованными окнами, хотя и числится как архитектурный памятник (внимание, по клику - большое…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments