Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Дилогия «Я и моя Тень», Тимур Айтбаев, Джон Максвелл

Ещё один вбоквел к «Вселенной бездны» - на сей раз с соавтором:



«Ах да... Тень...
Короче, Он сейчас стоит по центру класса, прямо за спиной тени Марии (секси-испаночки)... и... массажирует ей спину. Вам, наверное, трудно понять... я объясню на пальцах — моя Тень живет своею жизнью в некоем ином мире. Представьте, что я сейчас встаю, иду к Мэри, встаю позади нее и начинаю делать ей массаж. А теперь представьте тени на полу.
Именно такими они сейчас и являются. Будто я там, хотя меня там вовсе и нет...
Странно? Наверное...
А еще более странно то, что тени, с которыми соприкасается моя Тень, тоже начинают отвечать. И вот сейчас... моя Тень делает массаж Мэри, а тень Мэри блаженно выгибает спину под его руками... она точно получает удовольствие!
Вот черт! Почему моя тень такая крутая по сравнению со мной?»


Но Кошмар не для того:

«Озираюсь по кругу.
Догадаться, где мы, несложно.
Это Колизей. Как в Древнем Риме.
Или что-то вроде этого.
Все места забиты. Зрители громко кричат. Они рады.
Я не замечаю, как за моей спиной автобус покидают и все остальные.
— Где мы? — задаю я вопрос магессе, но она не понимает меня. Лишь ее взгляд... он куда более красноречив — я вижу... сострадание.
Взмах руки — и она исчезает.
Я быстро нахожу ее на трибунах — она подле старика в дорогих одеждах. Его место разительно отличается от прочих... оно особое.
Император?
И он хлопает в ладоши.
Где-то далеко, на другом конце арены, поднимаются тяжелые кованые врата, и на нас несется огромный, самый настоящий, размеров с наш хренов автобус... носорог.
Публика неистовствует.
И, наконец, под своими ногами я-таки вижу свою блудную Тень.
"Мы дома, Коготь", — слышу в голове Ее шепот.»


Интуитивно понятный интерфейс!

«И лишь теперь я осматриваюсь. Какие-то казармы. В комнате четыре двуспальные кровати, то есть на восемь мест. Деревянные. А стены...
— Где мы?
— Типа в доме, — она пожимает плечами. — Здесь живут гладиаторы.
— Гладиаторы? — я замечаю, что тупо повторяю ее слова.
— Мы теперь как бы... в рабстве что ли. Какой-то мужик объяснил, что мы должны биться, раз уж переросли из разряда мяса в истинных гладиаторов. За каждый выигранный бой мы будем получать деньги. Деньги можем тратить по своему разумению и вообще будем делать все, что хотим, вот только нельзя покидать гладиаторский квартал.
"Загрузка", — вижу я синее слово на ее лбу, появившееся откуда ни возьмись.
— Че за нахер? — спрашиваю я.
Эбби удивленно смотрит на меня.
— Что такое?
"Вы победили врага", — появляется на ее лбу, а затем чуть ниже, прямо на ее ключицах: "Как желаете распорядиться с опытом?"
Смотрю ниже и вижу синее свечение. Но свечение это... оно как полоска света за закрытой дверью. И дверью являются ее одежда — нечто написано на ее буферах, и надписи эти должны быть прочтены...
— Маркус?
— Эбби... — я чувствую, как меня прошибает пот. — Мне нужно, чтобы сделала кое-что. Только не злись. Мне это срочно нужно.
Она хмурится.
— Я должен увидеть твои сиськи.
— Э...
Я смотрю ей в глаза.
— Не полностью, — но... открой, насколько возможно. От этого, походу, зависит очень... многое.
— Да, я понимаю, — говорит она, глядя на оттопыренное одеяло в одном... палевном месте. Я понимаю, что лежу под одеялом совсем голый.
— Кто... кто раздевал меня?!
Эбби краснеет.
— Да, согласна. Это будет честно. Я видела голым тебя, и теперь ты имеешь право...
И она медленно поднимает руки к своей груди.
Оттягивает одежду.
Меня трясет.
Столбик под одеялом увеличивается еще больше.
Я вижу письмена. Они светятся прямо на ее белоснежных грудях, больших и тяжелых. Я едва сдерживаюсь, чтобы не схватиться за своего змея.
Она прикрывает соски, но мне они и не нужны. Я вижу письмена полностью.
На правой груди: "Оставить опыт себе". На левой: "Разделить с командой".
— А как выбирать-то?
— Что выбирать? — спрашивает Эбби, и до меня вдруг доходит.
— Блин, Эбби... — я смотрю ей в глаза. Мои губы дрожат. — Мне нужно, чтобы ты все-таки убрала руки.
Ее взгляд весьма красноречив.
— Я должен дернуть тебя за сосок.»


Героя воспитывают бодро:

«И почти сразу отправились на малую арену. И в этот раз, видит Бог, я был готов убить кого или что угодно. Но противник... превзошел все мои ожидания...
... вернее, превзошла.
Это была девушка. С двумя топорами. Слегка напоминающая викинга.
Чертовски красивая, стройная и с соблазнительно пышной грудью.
— Нет... нет... только не это... пожалуйста...
Я умоляюще смотрю на Мастера.
— Считай, что это проверка. Завтра тебе может встретиться такая же среди соперников. А может, и целая армия таких. И ты должен уметь убивать, а не размазывать сопли по выбитым зубам. Не думай, что это ты — причина ее смерти. Причина ее смерти — ее самоуверенность, слабая подготовка и хреновый учитель. А у тебя учитель — высший класс.
Шутка зачетная, самооценка у Мастера зашкаливает, но лучше мне не стало.
— Это не ты ее убьешь. Это она убьется об тебя. Понял? — и он разворачивает меня к сопернице, и сам отходит к самому краю Арены.
Я вопросительно смотрю на бледно-голубое небо.
— За что? — снова смотрю на девушку. — Черт...
Она и правда красива. Чертвоски красива. Не сравнится, конечно, с Кармен... но вот Эбби ей проигрывала. По крайней мере, лицом уж точно.
— Слушай... — я медленно подхожу к ней, — давай... может, я тебя немного раню, и ты притворишься полумертвой, а потом...
И я едва успеваю взмахнуть копьем, защищаясь от резкого удара топором справа. Вижу, как викингша разворачивается, словно хренов брейкдансер и готовится ударить уже слева. Я с легкостью перевожу копье на другую сторону и парирую и этот удар.
Она отскакивает назад.
Секунда — и бьет уже сверху обоими топорами.
Я выставляю копье перед собой, и ее топоры упираются в его древко. Если бы удар пришелся на копье самими лезвиями, то его бы разрубило нахрен, но на копье приземлились деревянные рукояти этих топоров.
— Я не хочу тебя убивать!
— А тебе и не придется! — удар с ноги приходится мне в грудь.
Я теряю свое копье и отлетаю на несколько шагов назад. Грудь сковало, словно легкие отказали. Я не могу ни вдохнуть, ни выдохнуть.
— Сука, — шепчу я, пока в глазах мутнеет.
"Быстро! Призови меня!" — слышу я голос, глядя на несущуюся на меня дикарку.
— Приди! — шепчу я, но этого хватает. Тень вырывается из своего двухмерного заточения и покрывает мои руки. Каждый палец превращается в длиннющий сорокасантиметровый коготь непроглядного черного цвета.
Я вижу уже летящую в воздухе викингшу, гляжу на заточенные лезвия ее топоров и вытягиваю перед собой руки. Когти накрепко смыкаются на лезвиях, останавливая их движение.
— Очевидно, все же придется! — хриплю я, глядя на ее удивленные глаза, осматривающие мои руки, и с силой пинаю ее в живот.»


О, да!

«Лааганда тем временем тоже пытается найти спасение и свалить куда подальше от Ники, но та не дает ей такой возможности. А самое худшее, что может произойти с лучником — это воин-ближник, не позволяющий раскрыть свой потенциал — еще по третьим Героям это усвоил!»

Вторая серия мне показалась ощутимо более скучной, а ведь вроде как и продолжение должно быть...
Tags: Апдейты, Книги, Ностальгия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments