Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Александровскiе кадеты», Ник Перумов

Альтернативка с таким хрустом французской булки, что даже само словосочетание встречается в тексте раз пять...

«— Да за что ж меня, сироту горемычную, в кутузку?! — возопил Йоська. — Прощения просим, коль обидел чем, Пал Михалыч! Вот и в мыслях не держал, ей же ей!
— А коль "не держал", — угрюмо сказал Пал Михалыч, — то руки в ноги и давай, проваливай. Мне на моём участке происшествиев не надобно. Давай-давай, пока я добрый.
— Да Пал Михалыч, да как скажете! — Йоська дурашливо-низко поклонился. — Нешто ж мы супротив власти? Как нам, сиротам бедным, сказано, так делаем! Вишь, робяты, не пущают нас в чистые кварталы-то!
— А ну, тараканья сыть, хорош болтать! — отчего-то совсем рассвирепел городовой. — Быстро отсюда!
Он ловко выхватил из-за голенища казачью нагайку. Йоська извернулся ужом и почти увернулся, но именно что "почти". Его хлестнуло по спине, он взвыл. Бросился наутёк, и следом вся его шайка, мигом исчезнувшая в зарослях вдоль железной дороги.
— Ишь, крапивное семя, — зло прорычал полицейский. — Так и лезут из-за чугунки, так и смотрят, чего б стянуть!.. А мы отвечай!.. Сечь их всех, да как следует, чтобы знали!..
Федор помалкивал и вообще очень старался сделаться невидимкой, словно в романе Уэллса.
Городовой в последний раз всхрапнул, крякнул, утирая усы, и мрачно уставился на Федю.
— А ты, барчук, шёл бы домой. Нечего тебе тут болтаться. Хорошо, что я рядом случился, а то б оставили тебя без копейки. Обтрясли б, аки яблоню.
— У-у меня денег-то и нет совсем... — кое-как выдавил Федя.
— Ещё того хуже. Избили б до потери сознания. Они ж даже не как уголовные, у тех какие-никакие, а понятия наличествуют. А этот со своими — шпана, одно слово!.. ладно ещё свинчаткой отоварит, может и ножом пырнуть. Одно слово — Йоська Бешеный! Давно б следовало ему в колонию для малолетних отправляться, да никак не уловим. Ловок, тараканья сыть!.. Ладно, барчук, ступай домой. Где живёшь-то, кстати?
— Николаевская, 10, — отрапортовал Федя.
— Как раз граница моего участка. Ну, бывай, барчук. Ещё свидимся, на Рождество да на Пасху светлую...
Федя, как мог, поблагодарил городового Павла Михайловича. И, хотя понимал, что тот Федю спас от немалых неприятностей, было ему как-то не по себе. Зачем полицейский стал стегать этого Йоську? Как ни крути, тот ведь ничего ещё сделать не успел. Зачем же так? Полиция — это закон, так папа всегда учил, и так Федя верил. Одно дело, какой-нибудь дед Пахом на соседней улице в Елисаветинске, к которому мальчишки вишни обтрясывать лазали — ну, тут понять можно. А полиция?..»


И тут, опа, у "оборванца" золотой зуб - и герой резко "поумнеет":

«Перед ним пританцовывал на носках всё тот же Йоська Бешеный. Форсистый, сапоги гармошкой, блестят, рубаха навыпуск, кепка сдвинута набекрень, а губы расшелепил, чтоб блестел бы золотой зуб, и пялился он, Йоська, "лыбясь", прямо Фёдору в глаза; ну, а рожа у него была ну совершенно премерзостная.»

В белом?



«Отец сегодня в парадном белом кителе, золотые погоны с двумя просветами, однако вместо орденов — планки.»

Только вот ни разу не сработало даже в этой "утопии", зато бла-ародно как, и с отсылкой к Дюма!

«— Бывает, что двое кадет не сойдутся во взглядах на... гм... на толкование отдельных мест из святоотеческого предания. Не сойдутся до такой степени, решают разрешить противоречие сие на кулаках. Так вот, господа, хочу сказать, что именно для таких случаев у нас имеется боксёрский ринг, и вызов на дуэли.
Кадеты застыли с разинутыми ртами.
— Да-да, господа, именно так. Представьте себе, что некий кадет, гм, Иванов, решил, что кадет Петров нанёс ему обиду. Вместо того, чтобы идти, гм, в укромное место, прячась от господ воспитателей, и там, неловко размахивая кулаками, раскровянить друг другу носы, а потом врать ротному начальнику, что, дескать, упал с лестницы, — Две Мишени понимающе усмехнулся, — кадет Иванов идёт к тому же ротному или отделенному начальнику, становится по стойке "смирно" и докладывает, как положено. Вот сейчас господин капитан Коссарт и господин капитан Ромашкевич нам это и покажут. Представим себе, что я — командир роты, а господа капитаны — поссорившиеся кадеты. Начнём, Константин Федорович!
Жестколицый капитан Коссарт шагнул к подполковнику, с неожиданной ловкостью и лихостью щёлкнул каблуками, вскинув ладонь к виску.
— Господин начальник роты, разрешите обратиться!
— Разрешаю, господин капитан.
— Господин начальник роты, имею доложить об оскорблении, нанесённом мне капитаном Ромашкевичем!
Кадеты было заулыбались, кто-то хихикнул, но Коссарт продолжал без малейшего смущения:
— Капитан Ромашкевич употребил в отношении меня слова, кои я считаю обидными и несправедливыми. Прошу разрешения на сатисфакцию!
— Господин капитан Ромашкевич, подойдите сюда!
Улыбаясь, худой и высокий Ромашкевич с не меньшей лихостью вытянулся в струнку, отдавая честь.
— Господин начальник роты, капитан Ромашкевич по вашему приказанию явился!
— Господин капитан, начальником второго отделения нашей роты к вам предъявлено требование о сатисфакции. Готовы ли вы дать его? Напоминаю, что, как вызванный, вы имеете право выбора оружия. Боксёрский ринг, фехтовальная дорожка, или ковёр для французской борьбы?
— Так точно, готов, господин подполковник! Выбираю боксёрский ринг.
— Тогда пожмите друг другу руки в знак того, что принимаете условия.
Оба капитана рассмеялись, сомкнув ладони в рукопожатии.
— Спасибо, Константин Федорович, спасибо, Александр Дмитриевич. Это, господа кадеты, была маленькая демонстрация, как надлежит разрешать споры, коль скоро вы не можете решить их никаким иным способом.»


"Задние"? Хм-м:

«— Я застряну...
— Пальто снимай!
Но даже без верхней одежды сестра бы непременно застряла, если бы Федор весьма нелюбезно навалился на её "постериальные части", как выражался порой кадетский учитель рисования.»


И ведь будет продолжение - что это с автором?
Tags: Книги, Ностальгия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments