Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Экстремальная археология», Артём Каменистый

Автор продолжил цикл «Альфа-ноль» третьим томом:



«Я со своим нулём, усиленным нереально задранной Мерой порядка, иногда получаю трофеи вообще на ровном месте. Доходит до того, что буквально за один чих может выпасть символ ци. Мол: "Вы устранили вероятность заражения вас инфекционным заболеванием под названием „насморк ураганный”. Извольте получить за это причитающуюся награду".»

Совесть и предусмотрительность:

«Несмотря на все намёки и сказанное Эшем прямым текстом, я наотрез отказался поработать палачом. Это противоречит как моему мировоззрению, так и роли аристократов в этом мире. И пусть я выдаю себя за простолюдина, о репутации следует заботиться даже сейчас. Ведь мало ли, как дальше обернётся.
Нет, я не такой уж лицемер. Понимаю, что палач в столь слаборазвитом мире — профессия неизбежно-нужная. Здешнее общество ещё нескоро дорастёт до идей гуманизма.
Если вообще когда-нибудь дорастёт.
Но нет, я от такого отказываюсь категорически. Пытки и казни — без меня. Одно дело провести полевой допрос, торопясь получить жизненно-важную информацию, другое — терзать человека ради того, чтобы превратить его в сырьё с завышенным потенциалом.
Скатиться до животного уровня я всегда успею, так что — нет.
Однако Эш, если постарается, умеет уговаривать. Вот и в тот раз, выслушав мои гуманистические рассуждения, молча взял меня за руку и привёл к вкопанному в землю колу, на котором извивался человек, из-за которого я немало натерпелся. Казнить здесь принято жестоко, и ради такого негодяя, естественно, исключение не сделали.
Управляющий пояснил, что скоро Рурмис и сам умрёт. Собственно, это уже смерть, просто растянутая по времени. Нужен невероятно сильный лекарь, чтобы спасти человека, посаженного на кол, а таких в Пятиугольнике никогда не было, это великая редкость даже на дальнем юге. Так что, я могу развернуться и уйти, а могу взять нож и облегчить страдания врага.
Эшу на гуманизм плевать. Просто он знал, что слуга некроманта может получиться качественнее, если отобрать жизнь своей рукой.
Настроение у меня тогда надолго пропало. Не привык я к такому. И не уверен, что привыкну.
Вот так мою невеликую армию пополнило ещё одно умертвие.»


А так-то:

«Как говорят некроманты: похороны — самый расточительный обычай человечества. Столько ценностей закапывается без пользы.»

Гибрид Муция Сцеволы в зеркале и того монаха, который достоинство в кипяток окунул:

«Да-да, она идеал...
Самая-самая...
Та, которой я так дорог, что сумела отыскать меня ночью в одном из самых ужасных мест этого мира...
И я сейчас...
Чёрт! Чёрт-чёрт-чёрт! Да что это со мной?! И как это прекратить?!
Вспотевшая правая ладонь покрепче обхватила рукоять Жнеца, а левая потянулась вбок, нырнула в жаровню и коснулась раскалённых углей.
— Аааа! — заорал я так неистово, что едва от собственного крика не оглох.
Вопль послужил сигналом, после которого стремительно завертелись разнообразные события.
Первым делом красота с милой незнакомки начала омерзительным образом спадать. Черты лица и фигуры исказились несимметрично, распадаясь на клочья, которые отчаянно пытались вновь соединиться, чтобы прикрыть от моих глаз пульсирующий мрак, до поры до времени за ними скрывающийся.
Я и до трёх досчитать не успел, как вместо идеального лица на меня уставилась образина, похожая на верблюжью морду с пастью от бегемота. Совершенно не похоже на мой идеал. Контраст столь разительный и ужасающий, что против обычного человека такое преображение должно сработать не хуже химической кастрации.
Остаётся надеяться, что моя закалённая психика это испытание переживёт, и я не буду вздрагивать при виде симпатичных девушек.»


Да-а, «Матрица» не прокатила:

«— Ох и худой же ты. Тебя и конь-то не почует на спине. Умеешь лошадью управлять?
Я, подавив желание печально вздохнуть, приказным тоном, чеканя каждое слово, произнёс:
— Танк, загрузи мне программу управления лошадью.
Опустил веки, поводил под ними глазами, после чего неспешно кивнул:
— Да, теперь я умею управлять лошадью. Ещё вопросы есть?
Взгляд у мужика стал озадаченным, с искрами сочувствия:
— Ты никак дурачок, малец?
Да уж, культовую кинофантастику здесь ещё не скоро воспринимать научатся. Придётся вести себя попроще.»


Ну, в общем, герой уже́ не «ноль». Оскоромился.
Tags: Апдейты, Книги, Ностальгия, Фильмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment