Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Квадратура круга. Том 4», Андрей Васильев

Писатель с этой книгой решил не расставаться:



«– Слушай, как думаешь, мы уже можем вернуться обратно в нашу квартиру?
- В смысле? – я даже в ухе пошерудил, подумал, что мне ее послышалось. – Ты о чем?
- О том самом, – Вика из позиции "лежа" переместилась в позицию "сидя" и положила ладони на колени, а после примостила на них голову, став чем-то похожа на Аленушку с известной картины художника Васнецова. – Знаешь, сначала мне казалось, что я золотую рыбку за хвост ухватила. Нет-нет, я сейчас не о тебе. Я о ситуации. Тут же круто, все есть, и ни о чем думать не надо. Потом привыкла к этому всему, происходящее нормой вещей стало. А сейчас мне отчего-то с каждым днем все больше хочется отсюда сбежать туда, где люди живут обычной жизнью.
- Удивила, – я присел рядом с ней. – И очень сильно.
- Знаешь, возможно я просто зажралась, и уже на следующий день после исхода буду волосы на себе рвать, осознав, что потеряла. Да и страшно немного, я ведь до сих пор тот вечер в кошмарах вижу. Ну, снег этот, телохранитель, падающий на асфальт, дворы... Но все равно хочу отсюда съехать. Просто если мы с тобой отсюда не сбежим, то потеряем друг друга. Если я что точно и знаю, то именно это. А мне не хочется тебя терять.
Надо же. Разной между нами случалось, но такой, пожалуй, я ее впервые вижу. Такой... Настоящей, что ли?
- Я поговорю с Азовым. Не думаю, что получу положительный ответ, но поговорю. И – да, я тоже хочу отсюда свалить куда подальше.
- Ну, тебе дай волю ты бы еще тогда подорвался, – улыбнулась Вика. – Прямо на следующий день после заселения.
- Есть такое, – признал я. – Душа моя, завтра ты без меня едешь на работу.
- Да уже поняла, хотя и не считаю, что это правильно. Ладно там четверг, пятница. Но завтра номер подписывать надо, это прерогатива главного редактора. Мне не сложно, но для твоего реноме лучше, если это будешь все-таки делать ты.
- Ну, мое реноме – оно такое реноме, – я обнял ее за плечи. – Ему уже все равно. И потом – чего мне бояться с таким надежным тылом, как ты?
- Тех, кто вокруг, – неожиданно серьезно ответила Вика. – Всех.
- Кроме тебя?
- Кроме меня.
И знаете – я ей отчего-то поверил. Может и зря.
А, может, и нет.»


Как там было в «Саге о Храфнкеле, годи Фрейра»?

- Не велика новость, - сказал Сам, - если Храфнкель кого и убил.

«Вот тем и хороши суровые просторы Севера – нет здесь спешки, суеты, беготни, столь свойственных другим Маркам. Возможно, оттого что северяне помнят о том, что лишние телодвижения ведут к потере самоуважения, потому даже мстят степенно и последовательно, без особой рефлексии. Убил, порадовался, забыл.»

Тоже достойно:

«- Чем больше родитель стареет, тем чаще несет подобную чушь, – пожаловалась мне Ульфрида. – Того и гляди еще писать научится, начнет мемуар строчить.
- А он не умеет? – удивился я.
- Само собой, – с некоей гордостью глянула женщина на отца. – Он приличный владыка, не то, что некоторые, зачем ему буквы знать? Для этого у нас пара умников при дворе состояла, если надо – они что хочешь прочтут. Правда, они самые первые и сбежали...
Видно, на самом деле умники, раз так поступили.»


А это вот прям «Человек с бульвара Капуцинов»:

— Ну, куда же вы? Пап, а я?
— Мал ещё!
— Да, "мал". Как на тропу войны, так не мал, а как на фильму...
— Стыдись, Белое Перо! Ты ещё не отпраздновал свою шестнадцатую весну.

«- Не буду ходить вокруг да около, сынок, – приобнял меня Мак-Анс за плечи. – Не люблю я этого, годы мои не те. Короче – молод еще мой парень для женитьбы. Молод! Погорячился я тогда, понимаешь.
- Да какой молод! – возмутился я. – Он же на празднике присвоения имени наследнику короля был, я его там видел! Здоровенный лоб, ему не то, что жениться пора, ему можно воинов твоего клана в бой вести за собой.
- Ну, война войной, а свадьба свадьбой, – резонно возразил мне дядюшка Саймон, который, похоже, с намеченных позиций отступать не собирался. – Убивать кто хочешь может, невелик труд. А вот семью создавать – это дело посерьезней, тут надо в возраст войти подходящий, серьезности набраться. Мой пока не готов – и все тут!
Господи, это чего же такое надо сотворить, чтобы даже НПС довести до подобного состояния? И не какого-то экзальтированного южанина или обитателя Западной Марки, а вот этого невозмутимого гэльта?»


Между Сциллой и Харибдой:

«- Может, ты и прав, – Верейская отпила кофе. – Но мне хотелось бы верить в то, что моя удача останется при мне. Слушай, съешь эклер. Вот, взяла на автомате этого убийцу бёдер, а теперь борюсь с собой.
- Можно, – согласился я, цапнул пирожное и сходу откусил половину. – Вкусно, блин.
- Вот этого говорить не следовало, – непритворно рассердилась Верейская. – Нет, чтобы...
- Фу, какая гадость! – тут же сморщился я. – Крем жирный, несвежий...
- Как несвежий? – рявкнула на меня официантка, проходившая мимо столика. – Не может такого быть! Как не стыдно!
- Да что за день сегодня такой? – выдохнул я, засунул в рот остатки эклера и завертел глазами, показывая, что теперь вовсе говорить не могу.»


Судя по квесту с буквами на тронах, до финала ещё до-олго...
Tags: Апдейты, Книги, Ностальгия, Фильмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments