Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Ф - значит физрук», Сергей Мусаниф

Четвёртая часть цикла «Система дефрагментации»:



«– Угу, – буркнул Федор. – Но я же не делал ничего такого, что могло бы... э... спровоцировать кровную месть.
– Если бы вы знали эльфов так же хорошо, как я, вы бы понимали, что это вовсе необязательно, – сказал Ниссен. – Может быть, кто-то из ваших предков это сделал, может быть, кто-то из вашего окружения, может быть, вы просто проходили мимо в какой-нибудь неудачный момент.
– Звучит не очень справедливо.
– У эльфов свои понятия о справедливости, – сказал Ниссен. – И на не-эльфов они, как правило, не распространяются.
– Спасибо, что предупредили, – сказал Федор. – Теперь я буду заниматься еще усерднее.
– Вряд ли это поможет, – заметил Ниссен. – Списочный состав клана на данный момент насчитывает чуть больше семи тысяч эльфов. Вы чувствуете в себе твердую готовность убить семь с лишним тысяч эльфов? Потому что это – единственный способ избавиться от их кровной мести, и не факт, что он не породит новую месть.
Федор подумал, что бы на его месте ответил Чапай. Или Виталик.
– Надо будет, убью, – сказал он.
– Что ж, тогда вам действительно нужно усердно заниматься весь остаток учебного года, – сказал Ниссен.»


Да!

«Враг, до которого так хотелось добраться, оказался не рогатым чудовищем из самых глубин ада, а странным парнем, живущим на соседней улице, и сотворил он все это не потому, что получает удовольствие лишь от хаоса и разрушений, и чтоб реки крови и горы из черепов, а вовсе даже из благих намерений. Ну, или потому что просто дурак.
К сожалению, такое случается повсеместно. Поэтому темного властелина следует разить мечом при первой же встрече, не предоставляя ему возможности изложить свои аргументы.
Вот Фродо, например, в этом плане исключительно повезло. Ему для победы всего то и надо было, что колечко в вулкан бросить. А вышел бы ему навстречу благообразный седой Саурон, задвинул бы речь о том, как он орков объединял только для того, чтобы их эльфы поодиночке не резали, а вообще он за гуманизм, естественные науки и равенство возможностей для всех, просто время еще не пришло, да и международная обстановка не способствует, и неизвестно, чем бы эта история закончилась.»


Бонд, Джеймс Бонд крут нереально:

«– Ладно, – решил я поддержать светскую беседу. – А вы тут чем занимаетесь?
– Тренируемся понемногу, – сказал Гарри. – Я учу Брюса драться, а он учит меня медитировать.
Я немного помолчал, пытаясь осмыслить услышанное.
Он. Учит. Рейд-босса. Драться.
Непись, монаха-рукопашника. который создан для того, чтобы драться. Который в одно лицо разделал элитную группу диверсантов из Дома Красных Ветвей, чуть не отправил меня на тот свет и сломал Соломону Рейну все, что ему только можно было сломать.
И какой-то Гарри, сука, Борден, сто лет не разговаривавший с землянами, учит его драться.
Ладно, проехали.
Наверняка тут и более странные вещи встречаются.
Но разум зацепился за другое.
– Медитировать? – уточнил я.
– Медитировать, выходить в астрал, общаться с бесплотными духами, всякая такая фигня, – сказал Гарри. – И должен сказать, что Брюс учится куда быстрее, чем я.
– Но зачем? – спросил я.
Вместо Бордена ответил азиат.
– Потому что воин должен быть воином во всех измерениях, – заявил он.
– А, ну да, – согласился я. – А ты всех желающих такому обучаешь?
– Всех, кто попросит и окажется достоин, – сказал Брюс. – Разум воина – его самое мощное оружие.
– Вот с этим оружием у меня по жизни проблема, – вздохнул я.»


Зато у героя есть «одна маленькая штучка»:

«– И чем я должен вашего ящера бить? – спросил я. – Вот этим?
И достал из инвентаря Клаву.
Встречающие попятились, а то ли писарь, то ли бухгалтер начал шептать молитву.
Я и сам посмотрел на то, что держу в руке. Ну да...
Я сунул ее в инвентарь, как только он вернулся и появилась такая возможность, и не доставал ее до этого момента, так что ее облик и для меня стал сюрпризом.
К Клавдии вернулась ее былая инфернальность. Более того, вернулась она с процентами, а их за три с лишним месяца набежало немало.
Если раньше Клавдия выглядела, как любимая игрушка Сатаны, то от ее нынешнего облика Сатана бы побледнел и стушевался в каком-нибудь углу.»


Увы, раз ты это понимаешь - с молодостью ты попрощался:

«И несмотря на то, что мы сидели в одном из самых отвратительных кабаков самого опасного района города, который не славился законопослушностью своих жителей, мне было легко и комфортно. Я как будто вернулся в свою молодость. Как будто мы снова сидели в какой-то дешевой забегаловке в Люберцах и собирались ехать на стрелку и тереть там темы, и биты уже давно лежали под сиденьем, а "калашниковы" – в багажнике, и худшее, что могло с нами случится… Ну, собственно говоря, нас и тогда могли убить. Но в молодости ты об этом не думаешь.
В молодости ты немного бессмертен.
Это, как правило, недостаток жизненного опыта так сказывается.»


И это не финал. Отлично, жду продолжение.
Tags: апдейты, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments