Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

Дилогия «Реальность ПЛЮС», Владимир Мясоедов

Автор взялся за «Ведьмака двадцать третьего века» в профиль - только что тут на Землю магия с порталами приехала:



«Последней преградой, отделяющей мое изрядно промерзшее тело от теплого подъезда, стали две массивные железные двери. Первая открывалась электронным ключом, а вторая — обычным механическим. И в столь серьезных мерах противодействия посторонним, увы, имелась насущная необходимость. Сказывалась близость погоста. Может свежих могил на находящемся через дорогу кладбище имелось и маловато, но старые периодически навещались. В теплое время года достаточно было выглянуть в окно, чтобы увидеть как минимум одну или две фигуры, бродящие средь крестов и памятников. А родственники усопших или привлеченные поминальным угощением бездомные зачастую начинали испытывать неудобства физиологической природы в самый неподходящий момент. И маленькая вонючая будочка из синего пластика их в качестве туалета решительно не устраивала, душа требовала чего-то иного... Например — подъезда. Вот вроде в цивилизованном обществе живем, а копнуть людей поглубже, так половина будет отличаться от дикарей, бегавших за мамонтами десятки тысяч лет назад, исключительно прической и фасоном одежды.»

Оценил риски:

«— Ааа! — пронзительный женский крик на лестничной площадке легко пробился через входную дверь. — Помогите! Кто-нибудь! Нет! Не подходи! Мама-ааа!
Единственное, что было весьма качественное в моей квартирке — это дверь. Старая и деревянная сгнила еще при прежнем хозяине и он, недолго думая, установил новенькую стальную, которой не страшны грабители, буйствующие школьники или же время. Приникнув взглядом к глазку, я поначалу ничего толком не увидел, поскольку на лестничной площадке царил полумрак, разгоняемый лишь слабыми лучами солнца, проникающими через узкое горизонтальное оконце, забранное морозными узорами ничуть не хуже, чем в моей квартире. Но секунд через пять зрение все-таки приспособилось и я смог различить одетую в короткую шубку девушку с большущим рюкзаком за спиной, чье лицо показалось смутно знакомым. Видимо, кто-то из соседей, но не с нашего этажа. Сейчас она при помощи швабры отчаянно пыталась отпихнуть от себя нечто черное, четвероногое, длинноухое и остервенело рычащее... Доберман на неё набросился, что ли?!
— Ну, хорошо хоть не маньяк, — мысленно отметил я, возясь с замками, чтобы прийти на помощь девушке, пока её не загрызли. Одежда на мне толстая, зимняя, такую псина не вдруг прокусит, а если и прокусит, то от пары царапин не помру. Главное, чтобы животное бешенством не болело, а то уколы ведь делать в больнице полгода придется. — За нападение на человека у нас посадят запросто, даже если оно проводилось ради спасения чьей-то жизни. А вот пытающееся тебя загрызть зверье, к счастью, бить пока можно.
Распахнув дверь, я навалился на остервенело грызущее деревяшку животное, оказавшееся неожиданно рослым и крупным. Мне аж по пояс. Точно породистый, ой потом проблемы с хозяевами будут! Самое слабое место у собак шея, да к тому же именно к ней крепится их главное оружие — зубастая пасть, где много острых клыков, которые никто никогда не чистил. Потому я и схватил обоими руками за глотку рычащую псину, вздергивая её в воздух. Правда, процессу нечто пыталось помешать и мне едва хватило сил на осуществление задуманного маневра, но когда непонятная преграда с треском сломалось, дело пошло куда легче и отчаянно трепыхающееся животное забилось в воздухе, лишенное доступа кислорода и точки опоры, орошая все вокруг кровью... Кровью?!
На бетонном полу, который теперь быстро покрывался темно-красной жидкостью, валялся обломок длинной палки с примотанным к нему синей изолентой кухонным ножом. Вторую часть этой деревяшки, являвшейся не шваброй, а самым настоящим пусть и самодельным копьем, сжимала в руках тяжело дышащая девушка, которая оказывается долго и упорно пыталась заколоть бедного песеля. А я, когда рванул его вверх со всей дури, коей у взращенного на экологически чистых продуктах и регулярных физических нагрузках бывшего сельского жителя нашлось более чем достаточно, только расширил рану. И теперь у меня в руках отдавала концы безнадежно раненная собака, что с каждой секундой трепыхалась все слабее и слабее.
— Спа... Спасибо. — Вымолвила эта маньячка, делая крохотный шажочек вперед. Ну а я соответственно назад, закрываясь от неё почти уже затихшим животным, словно щитом. Кто его знает, что взбредет ей в голову?! Покусает еще... Или зарежет. Наконечник копья, конечно, валяется на полу, но вдруг у неё еще один ножик где-нибудь в рукаве спрятан?! От психов всего можно ожидать. — Думала, эта тварь меня сейчас сожрет! Ты... Ты ведь здесь живешь, да? Я тебя в подъезде вроде пару раз видела, когда по лестнице поднималась. А почему не эвакуировался вместе с остальными, когда монстры напали?
Я, пятясь задом словно рак, уже переступил порог собственной квартиры и как раз собирался захлопнуть дверь перед носом у этой сумасшедшей, как вдруг на лестничную площадку стало снизу выползать нечто. Оно выглядело как безглазая усатая многоножка кислотно-желтой расцветки с набором отвратительных крючьев в провале рта, но размерами больше напоминала немаленького такого пони! Видимо у меня от созерцания сего ожившего кошмара изменилось лицо, поскольку девушка обернулась, обнаружила в жалком метре от себя отвратительное чудовище, заорала и, не переставая визжать, рванулась вперед, прямо ко мне в квартиру, чуть не снеся с ног текущего хозяина жилплощади. Впрочем, нет худа без добра, по крайней мере, после столкновения с ней я несколько пришел в себя, выронил труп собаки и с размаху захлопнул дверь, поскольку отвратительное существо довольно резво поползло за беглянкой. И едва успел провернуть по-прежнему торчащий в замке ключ на один оборот, прежде чем по разделявшей нас преграде начало с громким скрежетом царапать что-то явно острое! Уж не знаю, грызла ли многоножка вставшую между неё и добычей металлическую пластину или царапала, но силы существу было не занимать! Аж косяк трещал от натуги!
— Что это?! — истерично выкрикнул я, поспешно закрывая дверь на все замки, чтобы беснующийся снаружи монстр не выдавил вставшие в пазы не столь уж и глубоко металлические штыри дурной мощью. И, для надежности, плечом подпирая стальную преграду. — Откуда оно здесь?!
— Ну, как их называют, я не знаю, — нервно усмехнулась бледная как смерть девушка, дрожа словно осиновый лист. — Но пришла эта штука точно оттуда же, откуда и та тварь, которая меня к тебе на этаж загнала. Не из одного и того же портала, так из соседнего!
— А? — по-глупому переспросил я и только после этого соизволил как следует рассмотреть существо, которое теперь пятнало своей кровью линолеум в моей квартирке. И это было что угодно, но только не собака! Общее строение покрытого короткой черной шерстью тела действительно несколько напоминало добермана, но отдельные нюансы портили всю картину! Во-первых, ноги животного вместо подушечек лап оканчивались маленькими копытцами. Во-вторых, вместо аккуратненького носа у него чернело большими провалами ноздрей натуральное свиное рыло! Ну и в-третьих, на башке помимо длинных и слегка загибающихся ушей обнаружились еще и маленькие атрофированные рожки. — Да твою ж дивизию... Это что еще за чернобыльский гибрид оленя и свиньи?!»


Тут не «День триффидов», проспать не помогает:

«— То есть, сам факт наличия ходячих мертвецов в паре метров от нас тебя не удивляет?! — откуда-то из глубины организма начало пробиваться истерическое хихиканье, но пока еще мне удавалось контролировать свое поведение и речевой аппарат. Ну, большей частью. — Только то, что они как-то оказались в подъезде?!
— Ну да, — девушка отложила оружие на стул и принялась раздеваться, по очереди стряхивая с себя рюкзак, шубку, шапку, шарф и ботинки. — Кладбище-то через дорогу, а после начала апокалипсиса мертвые тела зачастую неподвижными остаются не слишком долго...
— И давно он начался? — слабо произнес я, чувствуя, что мне опять становится дурно. Однако, отрицать очевидное было глупо. Конец Света произошел. Доказательства дерутся между собой за дверью. И противно пахнут. Не знаю, какие ароматы издает кровь монстра, а вот источниками понемногу начавшей беспокоить мое обоняние тухлой вони могут быть только зомби.
— Ну, так ночью же, чуть позже полуночи, — удивленно посмотрела на меня незнакомка. — Подожди... Ты что, всего этого не заметил?! Землетрясения?! Светящихся дырок, откуда прут монстры?! Чудовищ, которые как ошалелые мечутся по улицам и жрут людей?! Эвакуационных команд, которые вывозят население к вокзалу, чтобы затолкать на поезда и отправить в Саратов?!
— Ну, в общем-то, да. Не заметил. — звиздец. Апокалипсису приспичило случиться как раз в тот момент, когда вирус гриппа свалил меня с ног и уложил в кроватку. — Похоже, Конец Света я проспал...»


Не уверен, что это действительно так, но как-то слышал, что вкладом Высоцкого в мировую поэзию были рифмы на длинных согласных:
Не добежал бегун-беглец,
Беглец!
Не долетел, не доскакал-л-л-л-л-л,
А звёздный знак его Телец
Холодный Млечный Путь лакал-л-л.

«— Бл! — вообще-то, согласные потому и согласные, что их не кричат и не тянут. Но у Мирохина как-то получилось.»

А ещё в тексте есть прямая ссылка на «Феникса» Тихого - изучить, что ли?

«— Герех, исбоко ки ворда, — начал волшебник, потом, похоже понял по моему лицу, что я ничего не понял, и медленно, будто давно не говорил по-русски, перевел. — Спасибо, что выручил, я твой должник. Меня Герех... Георгием зовут.»

Да даже женщин у героя тоже две...
Tags: Книги, Ностальгия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments