Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Рейд мертвецов» и «Арграгеддон», Сергей Чехин

Четвёртая и пятая части цикла «Я и моя суккуба»:



«— А-а-х... — тихонько раздалось над головой. — М-м-м...
Вскочил, чуть не ударившись лбом, сжал посох (тот, что стоял в углу) и огляделся в поисках неведомой угрозы. Но никакое чудище не просочилось сквозь доски, никакой дух не тревожил покой спутницы, а сама она мирно спала, свесив с койки хвост. Но как показало дальнейшее наблюдение, странные (и все всякого сомнения томные) стоны — не кошмар, не болезнь, а всего-навсего... храп. Именно такие звуки издавала суккуба вместо привычных всем обычным людям.»


Да, в общем-то понятно, почему:

«После видения характер прислужницы заметно изменился. Обо всем, что касалось похода на север, девушка говорила с непривычной неуверенностью и от любых наводящих вопросов раздражалась больше обычного. Мог бы списать все на страх неизвестности, но спутница уже бывала в этой локации и наверняка изучила вдоль и поперек, раз бывший хозяин обустроил тут уютное гнездышко. Возможно, она что-то не договаривала, но уж кто-кто, а коварнейшее создание обоих миров наверняка умело прятать ложь. Хира же вела себя как залетевшая школьница, которой совсем скоро придется объясняться с деспотичной мамашей.»

«Кепочка»:

«Мы встали и двинулись следом. Украдкой посматривал на темную волшебницу — на разгладившееся лицо вернулась привычная улыбка, и я совру, если не назову его красивым. Беда в том, что у таких как Трикс — по два лица. Одно — для общества, которое может отвергнуть, осудить, наказать. Второе — для близких и потому беззащитных. Первое надевают, когда идут на работу, где наверняка проявляют усердие и стоят на хорошем счету. Учительницы, менеджеры по продажам, медсестры — и никто из коллег не заподозрит неладное. А второе — для маленького ребенка с алеющими отметинами от ремня или ладони. Или для котенка — перед броском в стену или наматыванием хвоста на палец. Скрытые садисты — для них Иринор не игра, а мир без масок, где можно безнаказанно побыть самим собой.»

Логично же:

«Опытные военные считают, что раненый враг гораздо выгоднее мертвого. Двухсотого в яму кинул — и забыл, а трехсотым надо оказать первую помощь на месте, эвакуировать с поля боя, развернуть госпиталь, кормить, поить и тратить прочие ресурсы. И несколько недель, а то и месяцев солдат не принесет никакой пользы, зато проблем и неудобств — ворох.»

Каике подробности:

«В любых доспехах задницу оставляли открытой снизу, чтобы, вопреки расхожему заблуждению, не справлять большую нужду прямо в латы. Ведь если моча засохнет и пес с ней, то иная субстанция после долгой скачки или пешего перехода приведет к таким последствиям, что ни один вменяемый воин не рискнул бы гадить под себя, несмотря на все неудобства и средневековую антисанитарию.»

И это финал. Ну, ок.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment