Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Рутинёр», Павел Корнев

Автор продолжил цикл «Небесный эфир» пятой серией:



«– Зачем это? – удивился школяр.
– В ратуше просмотришь записи о девочках, родившихся пятнадцать–двадцать лет назад, оставшихся сиротами во младенчестве и отданных на воспитание дальней родне или в монастыри за пределами Риера. Обрати внимание на моровые поветрия и пожары, когда гибли целые семьи. Хорошо бы найти Марту.
Уве недоумённо захлопал ресницами.
– Нашу Марту?
Я испустил горестный вздох.
– Любую Марту, Уве! Любую!
– Но зачем, магистр?!
– Я не оставляю надежд пристроить её в университет, а для этого неплохо будет обзавестись бумагами о рождении, да и подорожная ей вовсе не помешает.
Уве насупился.
– Собираетесь подделать документы? А почему просто не оформить всё официально?
Я покачал головой, поскольку не хотел оставлять никому ни малейшего шанса связать девчонку с разыскиваемой в Рёгенмаре ведьмой. Марта должна стать уроженкой Риера, никогда не покидавшей пределы империи, а никак не возникшей из ниоткуда бродяжкой сомнительной репутации.»


Хорошо звучит!

« – ... Марте ножи подарю. Такой красотой и человека зарезать приятно.»

«Мы сделаем это медленно и печально»:

«– Учти-учти! – кивнул маэстро Салазар и вдруг послал воздушный поцелуй кому-то за нашими спинами.
Я оглянулся и увидел в одном из окон сеньору Белладонну, она погрозила Микаэлю пальцем и скрылась из вида.
– Ну кто бы мог подумать! – озадаченно протянул я.
– Что тебя смущает, Филипп? – с нескрываемой ехидцей поинтересовался маэстро Салазар.
– Смущает меня, дружище, твоя расположенность к её светлости. Не замечал за тобой прежде подобного всепрощения.
– Всепрощение? Фьюи! – присвистнул бретёр. – Не забивай себе голову такой ерундой, Филипп. Я поквитался с Адалиндой за былое, только и всего. – Он подкрутил ус и с некоторой даже гордостью добавил: – Дважды.
– Что – дважды? – не понял Уве.
– Дважды поквитался, – пояснил маэстро Салазар. – Или думаешь, я на такое уже не способен? В старики меня записал?
Школяр покраснел.
– Как можно?! Что вы за человек такой? Её светлость в трауре! Она... она столько сделала для нас! А вы... говорите такое!
– Траур? Ну не знаю, не знаю. Панталоны на Адалинде были отнюдь не чёрные, – добил паренька Микаэль.»


Правильно:

«– Что у вас за счёты? – спросил я Микаэля, когда мы подъехали к набережной.
– Учились у одного профессора, там и сдружились, – невпопад ответил бретёр. – Я ведь тоже учился в университете. Год для получения лицензии, без этого никак не обойтись, ты же знаешь.
– Вопрос был не о том.
Маэстро Салазар повертел шеей, будто ему начал давить воротник сорочки, после пояснил:
– Мы продолжали общаться после окончания обучения. Когда среди соседей начала расходиться ересь скопидомов, Эстебан просто взял и уехал в Ренмель. Ничего мне не сказал.
– Ты бы его не послушал.
– Не послушал, да. Но предупредить меня он должен был в любом случае. Мы были друзьями.
И вот с этим утверждением я спорить не стал.»


Всё, как у нас:

«Ехали молча. Просто тряслись на неровной мостовой и выжидающе посматривали друг на друга, но рта так никто не раскрыл. Всё же между нашими ведомствами никогда не было большой любви, да и дружили мы исключительно против кого-нибудь третьего.»

Вполне возможно, что это - финал.
Tags: апдейты, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments