Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Сафари», Алексей Широков

Автор продолжил цикл «Полёт сокола» второй частью:



«Один щелчок отвлёк меня от размышлений о проблемах общения с противоположным полом. Ходко идут, твари. До места засады остался километр. Надо прекращать думать о всякой фигне, хотя мои девушки ей никак быть не могут. Но если я хочу к ним вернуться, следует собраться и завалить-таки монстров, и, желательно чисто и красиво.»

Хм, значит, хороший профессионал:

«Руководил миссией Чрезвычайный и полномочный посланник второго класса, Максим Аркадьевич Ададуров, довольно молодой аристократ, бывший однако, профессионалом и педантом, выделяясь этим даже среди, с детства приученной к безупречному порядку, родовой знати. Мысли и чувства у него тоже были рациональны и разложены по полочкам, уж я-то это знал точно. Но, к моему несказанному удивлению, этот, не побоюсь этого слова, сухарь, имел трёх жён и на каждой женился по любви. Я когда узнал об этом, долго вправлял шарики, зашедшие за ролики. Воистину, вот уж человек — когнитивный диссонанс.»

Мило и патриархально:

«Собственно как и авто, гостиница тоже оказалась с местным колоритом. Мои надежды, уже рисовавшие в голове если не Редиссон Сас, то хотя бы нечто более-менее современное, были безжалостно разбиты суровой африканской действительностью. Самое лучшее, что могла предложить дорогим гостям столица Тонго — это группа одноэтажных бунгало, собранных каркасно-щитовым способом и декорированных под хижины диких племён. Причём было видно, что строить шалаши у местных получаются гораздо лучше, чем собирать похожие на конструктор домики.
Впрочем, они оказались вполне комфортными. И как сказал наш начальник: “Чего вы жалуетесь, вполне достойное жильё, даже клопов нет. Наверное”. Вдохновлённый столь ободряющим посылом, я первым делом проморозил кровать. Правда она, оттаяв, стала насквозь мокрой, но тут инициативу опять перехватил Ададуров, видимо сам не очень верящий в свои слова. Так что через полчаса, я работал в паре со срочно вызванным лейтенантом из экипажа дирижабля. Я морозил, а он, будучи магом огня — сушил. К полуночи, закончив с последним домиком, я уже ничего не хотел, как только завалиться спать, что собственно и сделал.»


И культурно, опять же:

«Дорожки, ведущие к бунгало, не освещались, несмотря на некоторую претенциозность данного заведения. Хотя, возможно, это было сделано нарочно, чтобы не смущать подвыпивших гостей, ведь вернувшись к реальности, я явственно слышал как кто-то неподалеку исполнял арию Рыголетто из оперы Блевантино, но поверить в такую чуткость было сложно.»

Собственно, как только я увидел про «Я, конечно, слышал поговорку, дескать учись на гинеколога и руки в тепле и деньги в кармане, но сам никогда тяги к подобному не испытывал. Даже в мыслях.», стало понятно, что просто так герой от «суккубы» не отделается:

«– Но я твоей марионеткой не буду, уж извини. Можешь даже не пытаться. Надеюсь, что здесь и сейчас мы решим этот вопрос раз и навсегда.
– Поводок, марионетка, какие громкие слова, – блондинка всхлипнула и тут же зло рассмеялась. – Да что ты вообще знаешь о том, как воспитывают девочек в Великих родах! Мы товар! Какое управление, о чём ты! Да любой мужик полезет на ту, что владеет менталом лишь увешанный защитными амулетами с головы до ног.
– Ага, то-то ты, беззащитная овечка, на турнире парней пачками выносила. – я вспомнил события двухлетней давности. – Не прибедняйся. Ментал слишком редкая сила, чтобы твоим мужем стал тот, кому нужны амулеты.
– Ну да, естественно. Как могла забыть, я же породистая кобыла. Меня отдадут какому-нибудь старому пердуну, что сумел до Ведуна дорасти, – сарказм так и сочился из слов девушки. – Дряхлому, но заслуженному, опоре государства. А я должна буду улучшать породу и гордиться тем, как я послужила своей стране.
– Сейчас расплачусь. Такие страсти, она молода и красива, а он стар и богат, и теперь её ждёт вечность заточения в столь же древнем доме, где она увянет без света и надежды… – я посмаковал, как звучит последняя фраза. – Ты дамские романы писать не пробовала? Сюжет как раз для домохозяек немного за тридцать, особенно, если добавить симпатичного племянника или ассистента. Они влюбятся друг в друга с первого взгляда, но будут скрывать, и лишь под самый конец буря страсти закружит их в водовороте наслаждения. А старый хрыч – муж - помрёт, почувствовав силу обоюдного оргазма. Сердце не выдержит.
– Тебе смешно...
– А тебе нет? – перебил я девушку. – Я, может, и вырос там, куда даже волки гадить не ходят, но головой немного думать умею. Обычную призовую кобылку из-под присмотра просто бы не выпустили. Так что не дави на жалость, старым хрычам жирновато будет родственницу Императора, пусть и не признанную, заиметь в качестве свиноматки. Наверняка, есть на примете один-два перспективных юноши из древних родов, возможно даже не из Империи, к которым тебя просили присмотреться. А пока дали относительную свободу, вот ты и куражишься, а родня ждёт, что когда-нибудь перебесишься.
Судя по тому, что Яна промолчала, я, если и не попал в десятку, то был не так уж далёк от истины. Это радовало.»


И, вполне возможно, это и точка.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments