Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Замыкание», Владимир Ильин

Отличный автор выпустил шестой том «Напряжения»:



«– Добросьте до метро. – оставалось только проигнорировать чужое неверие.
– Что значит, до метро? Это очередное ребячество! Я желаю видеть вокруг тебя охрану, – возмутился старик, дернувшись на кресле и недовольно охнув от движения протезом.
– Обычно вы желаете мне сдохнуть.
– Доделай дело и дохни! Что за эгоизм и безответственность!
– Золотые слова. Да не сдохну, мне завтра в библиотеку учебники Никины сдавать. Эти потом из могилы достанут.
Иван Александрович только скорбно покачал головой. Но у метро все-таки оставили. И даже пожелали удачи.»


А там - сюрприз!

«– Разрешите представиться, подполковник лейб-гвардии Гусарского Его Величества полка, князь Давыдов Василий Владимирович! Самойлов Максим Михайлович! Приказом номер один от сего дня, вы призваны на действительную военную службу! – сделав два больших шага, он положил руки мне на плечи и торжественно завершил. – Родина нуждается в тебе, сынок.
И сколько бы я не был культурным человеком, но одно емкое слово, помещающееся аккурат на резком и коротком выдохе, вырвалось само собой. А потом еще и прилагательное к нему.
– Узнаю свои слова два века тому назад! – кивнул князь, от избытка чувств смахнув слезинку.
Знаете такое скверное ощущение, когда глупые и неловкие фразы, над которыми принято подтрунивать, внезапно становятся крайне вескими и важными аргументами?
Я вот не знал и знать не хотел. Поэтому удерживал себя, чтобы не ляпнуть какую-нибудь банальность. Вроде той, что "не имеете права!".
— А с уголовными статьями у вас берут? – мрачно смотрел я на улыбающегося гусара.
— Этих сразу в прапорщики.
– Так. А больных комиссуют?
— Посмертно.
– Отсрочки?
— Только на пошив мундира!»


Впрочем, герой и тут найдёт позитив:

«– И сдалось тебе это гусарство, – без пренебрежения, с легкой иронией произнес Борецкий. – Никогда от тебя про него не слышал.
– Нет, почему? Есть свои преимущества. Вот ты знаешь, что к этому мундиру прилагается величайшее позволение владеть любым оружием и где угодно? А вот каким оружием – не уточнено за давностью лет... То ли саблей, то ли пистолем... То ли боевым катером в акватории Москва-реки.
– Ты, это... – заволновался Пашка. – Один раз пострелял по Кремлю, и хватит. Повторяться – дурной тон!
– Да я так, для примера. Там уже полноценная РЭБ развернута и спутник с прямой трансляцией, – приступил я к кусочку торта. – Но, согласись, если кто полезет сбоку с ножом, то куда проще закрыть люк танка и повернуть к нему орудие.
– Это ж как-то не по-гусарски.
– А мы – новые гусары. С современным высокоточным вооружением.
– Но на лошади?
– Лошадь плохого человека сразу чует! – с важным видом поднял я палец. – А полторы тысячи лошадиных сил так вообще рвут в ошметки.»


Полезная привычка:

«Документы на дом Игорь принял, чаем деда напоил, поулыбался и вежливо проводил до выхода, завершив визит крепким рукопожатием. Но переселяться не стал, да и вообще после визита долго отмывал руки под кипятком с мылом. Он часто так делает — должность такая, обязывающая к личным встречам с политиками.»

Давыдов своеобычно прекрасен:

«– Князь!! – не сдержался цесаревич. – Чтобы вашего духу не было возле тюрьмы!
– Но мне туда очень надо! – приложил Давыдов руку к груди. – Вы поймите, сердечное дело!
– Самойлов? – не понимая и с определенным сомнением глянул Сергей Дмитриевич на меня.
– Нас – в разные камеры! – тут же решительно отмел я, в ответ с укором посмотрев на цесаревича.
– Тогда с чего бы взяться сердечному делу? – недоумевал его высочество.
– Понимаете, я забыл вчера в камере женщину... – нервно подергал себя за ус Давыдов.
– Как вы вообще провели ее в тюрьму?!
– А почему нет?! У нее столько пороков, я лично проверил! – с горячностью заверил князь.
– Кто она?
– Я гусар! Честь дамы для меня превыше всего! – категорично отказались разглашать имя.
– Тогда почему она осталась там, а вы – здесь? – хмурился цесаревич.
– Вышла досадная накладка... – замялся господин полковник.
– Давыдов!!
– Слушайте, ну кто из нас не забывал пристегнутую наручниками женщину? – несмело улыбнулся Давыдов, ожидая увидеть в глазах его высочества поддержку.
Но увидел только шок и ужас.»


Как-то оно «на полуслове оборвано» - хм-м...
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments