Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Тьма века сего», Надежда Попова

Восьмая часть отличного цикла «Конгрегация» вполне стоила четырёх с хвостиком лет ожидания:



Курт, работающий папой девушки, прекрасен:

«- Альта! - проговорил Курт четко, склонившись к косяку, и, по-прежнему не услышав ответа, повторил: - Альта! Открой дверь и не делай вид, что не слышишь.
Тишина внутри стала совершенной - такой, что Курт почти физически ощутил звенящее напряжение, заполонившее комнату. Выждав, он ударил в створку кулаком, уже не пытаясь блюсти даже видимость невозмутимости, и повысил голос:
- Если ты думаешь, что я постесняюсь позвать Александера, чтобы он выломал дверь, ты сильно ошибаешься. Ты всерьез считаешь, что я просто развернусь и уйду?
Тишина висела еще миг, и к порогу, наконец, зазвучали медлительные, словно у приговоренного, чуть слышные шаги. Засов по ту сторону зашуршал сухим деревом, нехотя поднявшись, и Альта, приоткрыв створку, сделала несколько поспешных шагов назад. Курт вошел внутрь, закрыл дверь за собою и остановился посреди комнаты, глядя вокруг молча и хмуро.
Альта была без своей тренировочной куртки, в наскоро и неровно заправленной в штаны рубашке, и собранные в короткую толстую косу светлые волосы кое-где выбились беспорядочно торчащими прядями. Фридрих, прямой, точно старательно выструганный брус, застыл чуть в стороне, неловко поправляя второпях натянутую куртку и явно желая провалиться сквозь пол прямо здесь и сейчас.
- Приятно видеть, что вы не скучаете, Ваше Высочество, - сухо констатировал Курт.
- Пап... - начала Альта негромко, и он оборвал:
- Помолчи! Я, - продолжил Курт с подчеркнутым спокойствием, - даже не знаю, кого из вас и за что стыдить. Тебя за то, что соблазнилась высокородным любовником, или вас, Ваше Высочество, за то, что свой интерес "а каково это с ведьмой" вы решили удовлетворить именно за ее счет.
- Прекрати! - потребовала Альта гневно. - Ты же сам понимаешь, всё не так! У нас серьезно!
- В самом деле? Тогда почему я слышу это от тебя, а не от него?
- Я... - начал Фридрих и, запнувшись, с усилием продолжил: - Я подбираю слова, майстер Гессе, которым вы поверите.
- И во что я должен поверить - в то, что "у вас серьезно"? У вас не может быть серьезно. Я даже не стану читать проповедей о грехе...
- Да уж, - буркнула Альта тихо, - сделай одолжение, сам хорош.
- ...я только обращу твое внимание, - не ответив, продолжил Курт, - на то, что ты внебрачная дочь ведьмы, а он - наследник императорского престола.
- Между прочим, я еще и дочь инквизитора.
- Да. Отличная подобралась компания. Canes, et venefici, et impudici. Не раскроешь секрет, каким ты видишь свое будущее?
- А ты всерьез рассчитывал однажды узреть меня в толпе детишек, замужем за торговцем вяленым мясом? Да я non factum что доживу до таких лет на этой службе!.. Вот только этого взгляда не надо, - поморщилась Альта, не дав ему возразить, - и не надо снова старых лекций: бросать эту службу я не собираюсь, потому что она мне нравится, ясно?
- Майстер Гессе... - начал Фридрих с усилием, и он перебил:
- А вы чем думали? Бог с ней, она девчонка, в голове невесть что, тем паче были вы у нее, как я разумею, первым и последним, о рассудочном решении тут и говорить не приходится. Но вы-то взрослый человек, вам тридцать три года! Каким из мест своего организма думали вы, Ваше Высочество?
- Знаете, - угрюмо отозвался тот, - уж лучше б вы попросту молча своротили мне челюсть, чем раз за разом величать Высочеством.
- Не искушайте, - мрачно предупредил Курт и, на миг прикрыв глаза, тяжело перевел дыхание, мысленно радуясь тому, что наследник стоит слишком далеко, чтобы стать жертвой его внезапного порыва. - И все же, Фридрих, - повторил он с расстановкой, старательно следя за тоном каждого слова, - я бы хотел услышать ответ.
- Какой ответ вам нужен, майстер Гессе? - негромко переспросил тот. - Вы же сами понимаете, что задаете вопрос, на который невозможно ответить. Да, я знаю, я должен был поступить рационально и не идти навстречу желаниям, да, я знаю, моими действиями должен был руководить разум… Должен был, да.
- Но хоть вы-то понимаете, что это ваше "серьезно" - глупость?
- С чего это вдруг? - недовольно осведомилась Альта, и Курт весьма неучтиво ткнул пальцем в сторону наследника:
- У него есть жена, помнишь?
- И что? Это сделало его скопцом?
- Боже... - смятенно пробормотал Фридрих, и на щеках будущего властителя Империи отчетливо проступили красные пятна.
- Кроме того, - добавила Альта с нажимом, - она уже который год сидит в монастыре, откуда, насколько мне известно, возвращаться не собирается. Однажды это должно было случиться, не со мной - так с другой. Ты взываешь к рассудку? Хорошо, вот тебе глас рассудка: порадуйся тому, что в постель к нашему ценному проекту не пробралась какая-нибудь шпионка, подосланная богемской или немецкой знатью, а то и кем похуже. Сейчас ты доподлинно знаешь, что любовница наследника престола не станет вытягивать из него государственных тайн во время постельных игрищ, а он сам, бормоча во сне, не выболтает какую-нибудь важную тайну нашим противникам.
- Он говорит во сне? - недоверчиво нахмурился Курт, и Альта неловко дернула плечом:
- Нет, даже не храпит. Только зубами скрипит иногда. Противно довольно-таки.
- Эй, - недовольно окликнул Фридрих. - Я все еще здесь.
- О, Господи... - обессиленно выдохнул Курт и, усевшись на единственный в комнате табурет у старого массивного стола, тяжело оперся локтем о столешницу.
В комнате снова повисла тишина - Альта, утратив запал, порожденный скорее растерянностью, нежели действительной злостью, молча смотрела под ноги, теребя рукав рубашки, а Фридрих, похоже, по-прежнему пытался найти и никак не мог отыскать нужные слова. Впрочем, какие слова тут могут быть нужными, Курт с трудом представлял и сам...
- Давно? - спросил он коротко, и Фридрих вздохнул:
- Пятый год.»


И раз эту стену лбом не прошибить, вот тебе, Молот Ведьм, ещё сюрпри-из:

«- Мне велено не лезть и предоставить Альте окучивать Фридриха ко всеобщей пользе?.. Боюсь, я не смог бы этому помешать, даже если б Бруно приказал положить живот свой на исполнение такой миссии.
- Речь не совсем об этом, но близко, - кивнул фон Вегерхоф. - Прежде, чем передать тебе решение ректора лично и Совета в целом, хочу уточнить один важный момент. Ты ведь понимаешь, что связь наследника престола с незаконнорожденной дочерью простолюдинки сильно ударит по его репутации, если (а точнее, когда) об этом станет известно?.. Не отвечай, вопрос риторический. Отчасти ситуацию спасает то, что она при том дочь знаменитейшего в Европе инквизитора, а также имперского рыцаря и барона... Но всего лишь барона. И внебрачная. Для любовницы будущего Императора, согласись, набор регалий не слишком солидный.
- Ну так пусть Его Императорское Величество пожалует мне графский титул, - раздраженно фыркнул Курт, - и ценность Альты в глазах высокого общества разом подскочит на пару десятков процентов.
- Собственно говоря, уже, - негромко отозвался стриг, и Курт поперхнулся, уставившись на собеседника растерянно и зло, не сразу найдясь с ответом. - Мне об этом сообщили перед моей поездкой в лагерь, - продолжил фон Вегерхоф, пока он все так же сидел молча, переваривая услышанное, - однако сделано это, как я понимаю, давно. Бруно наверняка не одобрит, но я все-таки скажу: предполагаю, что подобный разговор имел место между ним и наследником, и Фридрих выбил у отца соответствующее решение именно по просьбе Бруно. Словом, как бы там ни было, а хочешь ты того или нет - вот уж чуть более года ты граф. Мои поздравления. Соответствующие документы хранятся в Совете, и тебе их, полагаю, покажут, буде у тебя возникнет желание на них полюбоваться. Je demande pardon, что забыли сообщить.
- Иди ты вместе с ними... - начал Курт ожесточенно и запнулся, не договорив.
- Негодная, Гессе, дурная это традиция - казнить гонца за принесенные им вести, - укоризненно вздохнул стриг, - дурная и не христианская... Имей в виду, что теперь ты владеешь бывшим имением Адельхайды. Стараниями Сфорцы и Фридриха оно долго пребывало под прямым императорским управлением, и Рудольф не передал его никому из толпы жаждущих, pardon, наложить лапу. Оцени, сколько сил было задействовано ради тебя.
- Ради меня или ради имения Адельхайды?
- Да, управление имением, равно как и доходы с него, по-прежнему отходят к Конгрегации, но хотя бы формально ты - граф фон Вайденхорст цу Рихтхофен - обеспеченный знатный отец, за которого твоим отпрыскам будет не совестно перед общественностью. Однако, - игнорируя кислую физиономию Курта, продолжил фон Вегерхоф, - даже при всем этом - положение Альты весьма незавидно, что крайне неприятно, даже если не брать в расчет высокородных любовников. Да, ты ее признал. Да, твое имя она носит. Да, ее отец - знатная особа, знаменитость и практически живая легенда... Мартину этого достаточно: он мужчина и к тому же сам - обладатель Печати и Знака, а весьма расплывчатое звание expertus’а Конгрегации, каковое имеет Альта, особых преимуществ в глазах окружающих ей не дает, ибо сохраняется главный компрометирующий ее момент: она внебрачный ребенок. Бруно считает, что это следует исправить хотя бы post factum.
- Numne, - безвыразительно сказал Курт, и фон Вегерхоф с показным бессилием развел руками:
- Это решение Совета.
- Я все еще жду, когда ты скажешь, что это глупая шутка.
- В таком случае тебе и впрямь придется обрести бессмертие, ибо ждать придется долго.
- Да вы там спятили.
- Tout se paye, Гессе, - без улыбки заметил стриг. - Уж тебе ли этого не знать... А что, в конце концов, тебя так беспокоит? Никто не требует от тебя сочетаться браком со старой девой восьми десятков лет от роду или малолетней неразумной дурнушкой. Насколько мне известно, в те дни, когда ты наведываешься в академию, ваши с Готтер встречи не обходятся совместным чтением "Pater noster", иными словами, одна из важных составляющих брака уже присутствует. Она - вряд ли станет возражать, ибо не имеет на примете иных фаворитов. Ты, если не ошибаюсь, уж давно не отличаешься тягой к собиранию трофеев, посему твою свободу этот факт никак не ограничит, а матримониальных планов в отношении других женщин ты не имеешь. На твоей службе это также никак не скажется... Да и годы у вас обоих, признаемся, не те, чтоб так хвататься за вожделенную свободу. Приведи хотя бы один разумный довод, в связи с которым сие действо тебе претит.
Курт молча и хмуро скосился на фляжку, однако на сей раз за нее не взялся, лишь вздохнув и отвернувшись.
- Доводов нет, - кивнул фон Вегерхоф, так и не дождавшись ответа. - Стало быть, если не распадется Конгрегация, не сгорит в пламени войны Империя и ты останешься в живых после нового расследования, наведаешься в академию и утрясешь формальности.
- Отличный стимул сдохнуть вовремя...»


Только сначала надо и с сыном поработать:

«- Понятно. Как пропал - сведения есть?
- Никаких. В очередной раз вышел на место оценить обстановку и сгинул. Тела не нашли, хотя, как ты понимаешь, особенно глубоко в лесу никто и не искал. Мартин сражаться с призраками в одиночку не стал: отправил отчеты Совету и по первому требованию покинул Грайерц для обсуждения дальнейших действий.
- Молодец, - одобрительно заметил Курт, и стриг усмехнулся:
- А ты бы послал Совет последними словами, остался и попытался бы разобраться сам.
- И вляпался бы в очередное дерьмо, попутно погубив уйму народу и спалив хозяйский замок.
- Замок-то зачем?
- Не знаю, я бы наверняка нашел зачем.
- Тут ты прав, - уже серьезно согласился фон Вегерхоф.»


Хорошая классификация:

«- Скажем так, - снова не сразу отозвался Курт, усевшись поудобнее. - Тип "Грегор Харт", а если точнее - тип "молодой общительный участник событий, благодушно настроенный к следователю", гипотетически может оказаться одним из четырех подтипов. Первый - это подтип "игрок". Восторженный юный помощник, в нужные моменты глуповатый, глядящий в рот и готовый помочь, а в один прекрасный момент он оказывается предателем или соучастником.
- Подтип "Бруно" считается отдельно?
- Да, Бруно все-таки не был так уж благодушен, скорее настроен был и вовсе враждебно. Его я отношу к типу "невольный участник событий, действующий под давлением обстоятельств"; не наш случай. Второй подтип - "реальный помощник". Id est, то, как он выглядит, и есть истина. Он в самом деле может оказаться чрезмерно задорным искателем приключений на свою голову, жаждущим не столько помочь, сколько огрести этих приключений как можно больше. Впрочем, помогают такие тоже искренне... Из-за чего обыкновенно плохо кончают. Один такой пополнил список тяготящих мою совесть потерь в расследовании лет пять назад.
- Ротенбург, - кивнул Мартин. - Молодой неуёмный вояка из местной стражи, пытался помогать в расследовании, твой поклонник, погиб при задержании малефика, потому что влез, когда не просили. Читал.
- Что именно читал?
- Отчет, а что же еще?
- Наплюй, - отмахнулся Курт, услышав, как издевательски хмыкнул стриг.
- Ладно... - с заметной растерянностью согласился Мартин и предположил: - Третий подтип - это "обманутый"?
- "Добросовестно заблуждающийся", да. Вляпался в историю, введен в заблуждение истинным виновником и является в своем роде шпионом, не осознавая этого. Используется втёмную. Также случалось несколько раз за время моей службы. И четвертый подтип - просто жизнерадостный придурок. Никому помогать особенно не желает, но и не отказывается, тяга к приключениям умеренная или отсутствует, увлечения сменяются, как погода весной - внезапно и радикально, отвратительно позитивен и любит весь мир. Эти тоже частенько плохо кончают, потому как мир обыкновенно взаимной любовью не отзывается. Возможны комбинации подтипов, разумеется.»


Различных отсылок столько, что устал считать - вот буквально на одной странице:

«- Это давно надо было сказать, и я скажу, коли уж прочие малодушествуют, а вы сами утвердили, что сегодня мы отринем все условности, предписанные обычаями. И вот что я скажу. Вы превратили Империю в вотчину Инквизиции, Ваше Величество. Вы отдали страну им на откуп, целое государство со всеми его королевствами и герцогствами - отдали этим монахам, дабы они помогали вам удерживать трон. Не на нас полагались, не на ваших союзников, не на воинов и правителей, а на церковных крыс, на выбравшихся из грязи простолюдинов, которые вскарабкались на вершину по перекладинам креста. Они наводнили собою Империю, в каждом городе, в каждом замке их соглядатаи - шастают, слушают, доносят, подзуживают. Они думают, что незаметны, эти серые крысы, но нет, мы их видим и знаем о них. А когда судьбу государства тайно вершат серые, Ваше Величество, к явной власти рано или поздно приходят черные! И вот они, черные уже сидят здесь, самодовольные, напыщенные, высокомерные, они считают, что могут править Империей, править нами и вами, и вот что я вам скажу: когда они решат, что вы больше не нужны - они избавятся от вас, Ваше Величество. Да! Я говорю это прямо. Когда они решат, что так выгодней - следующим еретиком станете вы, а нас всех будут поднимать на крестовый поход против вас, всех нас поднимут против друг друга, чтобы черные могли властвовать! Да! - хлопнув по столу ладонью, почти выкрикнул герцог и умолк, обводя вызывающим взглядом собравшихся.
...
- Затем, господин фон Лангенберг, - по-прежнему невозмутимо пояснил Рудольф, - что Империи без Императора не бывает.
- Но вы...
- Я устал, - коротко оборвал тот. - И я ухожу.»


Лично мне крайне приятно то, что смог опосредованно помочь автору в написании книги - пусть лишь фотографиями Грюйера, но всё же... Настоятельно рекомендую к изучению как этот том, так и всю серию, если вы почему-то до сих пор не.
Tags: Апдейты, Грюйер, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments