Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Проводник», Леонид Сидоров

Герой у автора вышел не то, чтобы «проводник» - скорее, «вселенец в чужие тела с прыжками взад по времени»:



«— М-м-м, не совсем так. Давайте для начала разложим всё по полочкам. Вы готовы?
— Да-да, я вас слушаю.
— Отлично. Заранее извиняюсь за несколько сухой тон, но это информация из вашей медицинской карты. Итак, примерно полгода назад в Москве вы стали жертвой криминала. Вас оглушили, сняли одежду до трусов и сбросили с моста на железнодорожные пути возле здания Арбитражного суда на Старой Басманной. Должен заметить, вам ещё чертовски повезло, что остались живы, потому что вас достаточно быстро нашли люди, выгуливающие собак вдоль путей. Оставшиеся пять месяцев вы провели в глубокой коме в Институте Склифосовского в качестве неопознанного потерпевшего... Пардон, может быть, я вас утомил и нам стоит на время прерваться?
— Нет-нет. Я только хотел уточнить... Москва... Кажется, в самом начале вы что-то сказали про Евросоюз, я не ослышался?
— Совершенно верно. Сейчас вы далеко за пределами Российской Федерации.
— Офигеть... И кто же такой добренький Буратино?
— Простите, кто?
— Буратино. Ну, в смысле, кто заплатил за моё лечение и перевозку?
— Я понял вас. Пожалуй, мы плавно подошли к главной теме нашего разговора. Ваше текущее, так мягко скажем, необычное состояние, позволяет вам участвовать в одном прорывном научном эксперименте. Короче говоря, мы крайне нуждаемся в вас, а вы в нас, и поверьте, это будет взаимовыгодное сотрудничество...
— Погодите, какое ещё необычное состояние?
— Так я же уже упоминал, видимо вы запамятовали. Глубокая кома. О, извиняюсь. Вам знаком такой специфический медицинский термин, как кома?
— Конечно. Что-то вроде полного забытья. Только какое это имеет отношение ко мне?
— О, поверьте, самое что ни на есть прямое. В данный момент вы находитесь в состоянии комы. И наши специалисты не дают благоприятных прогнозов...
— Извините, но вы несёте полный бред. Допустим, я в коме. И как же, по-вашему, мы тогда сейчас с вами разговариваем?
— Отлично, просто отлично! Это говорит о том, что вы полностью владеете обсуждаемой предметной областью. В этом-то и вся суть эксперимента! Итак, Макс, приготовьтесь. В данный момент мы с вами не разговариваем, а общаемся через специальный встроенный интерфейс в вашем мозгу. Одна из наших прорывных научных разработок, надо заметить...
— Стоп! Вы что, вставили мне в мозг какую-то хреновину?
— О, пусть это вас нисколько не беспокоит! Даже если вы чисто гипотетически когда-нибудь и вернётесь в полное сознание, нейрочип просто бесследно растворится в тканях после особой команды.
— Не понял. Что значит, чисто гипотетически?
— Макс, буду с вами откровенен. Даже если вы придёте в норму, подчёркиваю, даже! Положение ваше будет, мягко скажем, очень незавидно.
— Что, всё так плохо?
— Конечно, бывает и хуже, но... Давайте зачитаю вам полный список повреждений. Итак. Падение с высоты вылилось в ушиб головного мозга, острую субдуральную гематому, травматическое субарахноидальное кровоизлияние, ушибленные раны головы, закрытую травму груди, открытый перелом левой руки, перелом пятого ребра по подмышечной линии, пневмоторакс и эмфизему лёгких... Пардон, поняли ли вы хоть что-нибудь?
— Нет. Но судя по тому, что ничего не понял, всё очень хреново.
— Да, конечно грубовато, но всё обстоит именно так. Руку пришлось срочно ампутировать до локтя. Уже у нас. Абсцесс приобрёл угрожающие масштабы. Фактически, жить вам оставалось всего пару дней. Если конечно это можно назвать жизнью.
— Весело... И что же вам потребовалось от такой развалины? Разберёте на органы?
— Боже мой! Ну почему у вас сразу такие крайности? Чуть что, сразу на органы!
— У кого это, у вас?
— У вас, значит в России. Я, как ваш персональный куратор, лично забирал вас из клиники и услышал обрывок фразы медсестры. Не жилец, дескать. На органы пойдёт... Фу, противно даже! Мы же вам не какие-нибудь подпольные албанцы-трансплантологи. У нас совершенно другой уровень организации и техники. Впрочем, что я вам всё это рассказываю? Надеюсь, скоро вы и сами в этом убедитесь.
— Интересно. И как я могу в этом убедиться, если как вы говорите, я в полном отрубе?
— О, поверьте, нет ничего проще. Достаточно всего лишь вашего согласия на сотрудничество.
— Сотрудничество? Испытывать ваши микросхемки?
— Нет. Микросхемки уже достаточно испытаны до вас. Впрочем, если обнаружите какой-либо баг, это будет только большим плюсом. Мы же предлагаем вам нечто иное. Почти полноценную жизнь.
— Полноценную жизнь? Это как, интересно? Вроде всего пару минут назад вы меня горячо убеждали как раз в обратном! Даже не берусь вспомнить всю эту медицинскую галиматью. Куда я вернусь? В разбитое корыто? Да в гробу я видал такую жизнь! Уж лучше усыпите!
— Хм. Какая бурная реакция. Спокойней, что вы так разволновались? Какое корыто? Разве я предлагал вам вернуться именно в себя?
— Что значит... Стоп. То есть... Если не в меня, то... Куда?
— Вот, наконец, мы и подошли к истинной сути вопроса! Именно, именно куда! Чтобы вы не подумали, что вам предлагают купить кота в мешке, я готов вам устроить небольшую демонстрацию открывающихся возможностей. Вы согласны?
— Д... Да.»


И понеслось:

«Забрезжил тусклый свет. Тяжёлые словно свинцовые веки нехотя разомкнулись.
— Кхм... Что за...
— Бабушка? — встряхнув белокурыми кудряшками, курносая девчушка лет пяти недоверчиво наклонилась близко к лицу. — Ты проснулась?
— Я... э-э-э, м-м-м. Бабушка?
Радостно вереща, девчушка спрыгнула с кровати и, подобрав подол длинного пышного платья, бросилась к двери.
— Мама! Мама! Бабушка проснулась!
— Э-э-э, Мэри! Постой! — рука невольно потянулась вслед.
Мэри? А ведь точно Мэри. И как выросла... Чёрт, но откуда?
Макс замер и медленно поднёс старческую ладонь к глазам, недоверчиво пошевелив пальцами. Взгляд с трудом сфокусировался на заскорузлых пожелтевших ногтях. Судя по расплывчатым контурам, хорошие очки точно не помешали бы.
— Офигеть... Бабушка.
С трудом сглотнув пересохшим языком, потянулся к столику и, не утруждаясь вознёй со стаканом, жадно отхлебнул воды прямо из кувшина, машинально отметив необычную тяжесть. На вид какой-то жалкий литр, а по весу не меньше пуда.
Рука мелко затряслась от непривычной перегрузки. На лбу выступила испарина.
— Уфф...
Собравшись с силами, стянул белоснежный кружевной чепчик и вытер вспотевшее лицо. Бабушка... Чёрт возьми, это махровый бред или и вправду всё реально? И куда удрала Красная Шапочка?
С трудом откинув край неподъёмного стёганого одеяла, приподнялся и уселся на кровати, растерянно разглядывая комнату.
Явный минимализм. Невзрачно окрашенные стены, багровый зев лениво потрескивающего дровами камина, плетёное кресло-качалка, старинное потемневшее зеркало во весь рост у дальней стены.
Взгляд невольно задержался на потрете властной женщины с изящной короной. Из глубины сознания мгновенно выскочило имя — Александрина Виктория. И горькое осознание безвозвратной утраты целой эпохи.
— Мама?
На ходу запахивая халат, в комнату влетела миловидная женщина.
— Эмма?
Картинка померкла, словно кто-то бесцеремонно выключил экран. Навалилась глухая серая хмарь. Где-то вдалеке мерно загудел бубен.
— Эй, Алекс! Ты слышишь? Хорош уже, открывай давай!
Вспыхнул ровный молочный свет.
— Однако что-то вы быстро. Ну и как вам экскурсия?»


Гм, гибрид Чили с ЮАР?

«Унидо, унидо, долой апартеидо! Чёрт, вот откуда это?»

Ладно, тут-то Булгаков:

«Как там? Пам-пам... Его превосходительство любил домашних птиц и брал под покровительство хорошеньких девиц... Ха, точно!»

И Марк Твен:

«— Слухи о моей смерти оказались сильно преувеличены, — пробормотал Макс.
Доктор захохотал.
— Браво, Дмитрий Михайлович! У вас отличнейшее чувство юмора. Правда на вкус неискушённого человека может показаться несколько мрачноватым. Впрочем, пожалуй, оно является таковым у всех врачей. Специфика нашей работы, так сказать.»


Увы, приключается персонаж просто так - печально...
Tags: Книги, Ностальгия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments