Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Встретимся на Кассандре!», Ольга Громыко

А теперь все герои «Космоолухов» сойдутся в одной точке пространства-времени:



«Федерация же, при показушной поддержке, так и норовила сунуть ОЗК лом в ядерный реактор. Официальной блокады Кассандры не было, однако возле планеты постоянно шнырял полицейский корвет – "исключительно ради вашей безопасности!". Нет, патрульные вели себя строго в рамках закона и, возможно, действительно отпугивали антидексистов, но "плановая" проверка всех пролетающих мимо кораблей неизменно оборачивалась ворохом штрафов – ведь придраться, при желании, можно к чему угодно, даже к схеме эвакуации, висящей не слева, а справа от шлюза. В итоге частные торговцы и дальнобойщики стали облетать Кассандру, как зачумленную, а государственные транспортные компании выкатили такой прайс, что проще расчищать снег лопатами и отапливать замок дровами. Благо камины Ванесса не демонтировала, оставила в декоративных целях.
В ход шли и другие грязные приемчики. Федерация постоянно задерживала и пересматривала дотации в надежде (пока тщетной) их урезать, оспаривала разумность каждого конфискованного ОЗК киборга, создавая уйму юридических проблем и хлопот, а в плане бухгалтерии и делопроизводства вела себя хуже крамарцев. Плюс постоянные инспекции пожарной, санитарной, социальной и прочих госслужб, нападки антиобщественных (как ядовито выразилась Мэй) организаций типа "Живых" и "Свободного космоса", а так же легальных, но оттого не менее безумных сект, исподволь натравливаемых на ОЗК в надежде побить подобное подобным. Особенно лютовали "Дети Рода", осуждавшие все, что, по их мнению, шло вразрез с матерью-природой, которой виднее, кому и как размножаться. Раньше они боролись против УЗИ, генетических тестов и искусственного оплодотворения, затем переключились на пробирочников, а уж идея разумных киборгов и вовсе привела их в бешенство. Самое забавное, что против обычных киборгов они не возражали – их возмущало, что "бездушных полумашин" приравняли к "настоящим", богоодобренным людям, а если ОЗК еще и отстоит их право на размножение, то пропала Галактика! Нет, ее погубят не войны между людьми и киборгами, а куда более безжалостная рыночная экономика: кто станет нанимать на работу обычных людей, когда модифицированные работают втрое быстрее и точнее? Открыто в этом признаться сектанты не могли и продвигали свои претензии под соусом "бесчеловечных экспериментов над младенцами", которых в процессе производства якобы гибнет больше, чем получается киборгов. Как ОЗК ни уверяло, что использование более совершенной и дорогой технологии ("DEX-компани" работала по принципу максимальной прибыли, а «невезучие» зародыши просто пускались на переработку) сравняет смертность инкубируемых плодов до таковой при естественной беременности, сектанты не унимались и вопили, что данные фальшивые, а эксперты подкупленные.»


Самый яркий персонаж:

«"Я безумно рада, шо ви так хорошо думаете за мою расу, но лучше б вы думали за нее головой! Нет, они ничуть не станут нас обманывать – они просто сделают себе хорошо, а нам честно". Саре, разумеется, было виднее: она уже столько раз "делала честно" ОЗК, что Кира не сомневалась – никакого прока от очередных авшурских коммивояжеров не будет.»

Добрая и отзывчивая же:

«– Сара, твоя дядя – Айзек, самый известный в Галактике скупщик краденого?!
– Ой, ну он же его еще и продает! – резонно уточнила авшурка.
– И ты говоришь мне об этом только сейчас?!
– Таки вы не спрашивали! – справедливо возразила Сара. – А шо?
Ответить на этот простой вопрос Кира не смогла, потому что слишком много подумала. Какими бы глупыми, жадными и беспринципными ни были пираты, контрабандисты и прочее космическое жулье, все они быстро и твердо усваивали главное правило жизни (либо смерти): ни при каких обстоятельствах не пытаться обмануть Айзека, не вставать у него на пути... и уж тем более не красть у него племянниц!
Сара внимательно наблюдала за лицом начальницы, чтобы в ключевой момент – когда к Кире наконец вернется дар речи – заявить:
– Но в этом есть и большой позитив!
– Какой?! – рыкнула Кира на манер авшура – судя по реакции Сары, весьма близко к оригиналу.
– У вас феноменально здоровое сердце, не делающее себе инфаркт по таким пустякам! – сообщила юрист, уже выскакивая из кабинета, чем выиграла ключевые две секунды – глава ОЗК сперва попыталась ее дослушать, а затем уж потянулась за чем-нибудь тяжелым.»


И откровенная:

«— ... Ладно-ладно, я уже вижу, что вы упорно не понимаете своего счастья! Давайте тогда обсудим не такой интересный вариант: перевод долга.
– Это как?
– Это мы найдем лоха, который выкупит наш груз вместо нас, а мы ему потом, может быть, вернем что-нибудь кроме почетной грамоты, – с готовностью объяснила юрист.
– Кого найдем?!
– Спонсора, – поправилась Сара, ничуть не смутившись. – Ох уж ваш сложный хумансовый язык, вечно делает мне путаницу в финансовых терминах!
– Это интерлингва, – саркастически напомнила Кира. – На ней вся Галактика разговаривает.
– Да, но только хумансы цепляются до синонимов, – отмахнулась Сара. – Ну так шо вам за мою идею? Тогда деньги красиво перелетят в обход наших счетов прямо в рыло тому жлобу, то есть заимодателю!»


Выл в голос от восторга:

«С тяжелого рока корабельный ди-джей перешел на легкий (относительно), после него, внезапно, на классику (видимо, в расчете, что злостные должники ненавидят ее так же, как он), а затем, окончательно расчувствовавшись, на блатной шансон, и мерзлую землю киборги долбили под "Бежали два товарища с инопланетной зоны", с полагающимися "жабами позорными" и "кибермусорами", которые ни за что ни про что "форматнули пацанчика бластером" и, кажется, съели – на этом месте Кира так глубоко заткнула пальцы ушами, что они почти соприкоснулись, и отправилась в мастерскую.
Мастерская не зря находилась на максимальном удалении от столовой, в торце другого крыла коридора. Запах гари – едкой, химической, словно кто-то развел костер из пластика и резины, начал ощущаться задолго до вроде бы герметично закрывающейся двери, а потом Кира ее открыла.
– ...и матери по почте электронной пришло от вертухая письмецо-о-о! – радостно загромыхало в правом ухе, но зажать нос было важнее.
...
– Я в репликаторе мотал свой пе-е-ервый сро-о-ок!
Кира поспешно сунула пальцы обратно в уши и даже прищурилась, но это мало помогло.
...
– ...хлеба-а-ал центаврианскую бала-а-анду, из ложки выгрыза-а-я виброно-о-ож...! – надрывался певец и барабанные перепонки.
...
– ...Закрылись все его четыре гла-а-аза, а щупальца обвисли как трава-а-а, и на бетон холодный космодрома-а-а-а упала расписная голова-а-а! – давил слезу певец. Крайне успешно: Кире безумно хотелось поплакать, но позволить себе такую роскошь глава ОЗК не могла.
...
– ...говорит им парнишечка де-е-ерзкий: "Да я всех вас в реактор име-е-ел!"
...
– Здравствуй, моя дорогая – ой какая дорогая! – племянница!
Айзек не кривил душой: после бегства Сары с Маски озлобленные колонисты разгромили авшурский магазинчик, и хотя награбленное добро не принесло счастья ни им, ни пилоту, угнавшему катер, семейству Айзека пришлось изрядно потрудиться, дабы восстановить справедливость и возместить убытки.
– Здравствуй, мой любимый – ой какой любимый! – дядя! – парировала Сара, тоже явно с подтекстом.
Авшуры зеркально оскалились, что, видимо, заменяло им горячие родственные объятия.
Или не заменяло.
– Не тычь в меня своей волыно-о-о-ой плазменно-о-ой, на понт гнилой фреанский не бери-и-и! – упоенно подчеркивал торжественность встречи певец. – Летят над зоной вольные прекрасные-е-е непуганые птицы снегири-и-и...»


Лейтмотив вот:

«– Подозреваю, что нас будут судить не по уголовному кодексу, – тяжело вздохнул капитан, – а по психиатрическому справочнику...»

И оно оправдано...
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments