Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Отрицательный рейтинг», Александр Мазин

Четвёртый том цикла «Стратегия» от хорошего автора:



« – Вопрос только, ты со мной или я сам?
– Дурак ты, Сашка! – грустно сказала девушка. – Чувствую, вляпаешься. С тобой я, куда денусь. Ты хоть знаешь, какая у него специализация, у этого Фарида?
– Стрингер, – Санёк улыбнулся. – Это, по ходу, трусики такие, женские. Которые в попе прячутся.
– Ага. Трусики. Стрингер, если хочешь знать, из всех отморозков самый отмороженный. Чтобы такую спецу получить, надо раз десять со смертью на толщину струны разойтись. Для стрингера это – норм, а не повезло – не повезло.
– Звучит заманчиво! – Санёк увернулся от оплеухи, сократил дистанцию и...
В общем, обсуждение перспектив сотрудничества с Фаридом Поршнем было отложено на полчаса.»


Это да, средневековая романтика - она такая:

«– У мертвяков?
– Нет. В Мидгарде. Романтики хочет.
– Ага, – хмыкнул Санёк. – Ноги по команде раздвигать и за свиньями дерьмо выносить.
– Так мы же с ней пойдём, – резонно возразил Фёдрыч. – Учти, Санёк, я за неё всем желающим ноги сам раздвину. Снизу и до самой печени.»


Неолуддит?

«Мастер-шкурник, он же – мастер войны навис над Саньком и постучал по его макушке согнутым пальцем упакованной в серебристую перчатку руки:
– Вот тут, под хлипкой костяной коробочкой, хранится некоторое количество питательной плоти, которую называют мозгом. С виду – ничтожная субстанция. Но... – серебристый палец упёрся в лоб Санька, – это самая крутейшая дрянь в этом трижды вывернутом мире. Это такая крутая дрянь, что миллиарды придурков считают его частью собственного хлипкого тельца.
– А разве нет? – Санёк увернулся от очередной попытки постучать по его голове.
– Хрена лысого! Это он так вас, мяконьких, дурит. Он рулит, а твоё тщедушное тельце всего лишь снабжает его инфой. Причём делает это из рук вон плохо. Потому что лучше не умеет. Жалкие струйки информации. И до Игры это была данность. Без вариантов. Была, заметь. Вот ключевое слово. А теперь – нет! Теперь появилось вот это, – мастер постучал по устройству, заменявшему одно из его ушей. И это, – он показал на глазные импланты. – Это тебе не жалкая полоска частот видимого спектра, а полноценный информационный поток.
Металл отодвинулся, улыбнулся хищно, показав чуть удлинённые и заострённые клыки.
"Мода у них, что ли, такая? – подумалось Саньку. – Под вампиров".
– Да, да. Все полосы, хоть радиоволны, хоть гамма-излучение! И, заметь, мой серенький мозг обрабатывает всё с лёгкостью. И рентген с гаммой никогда не перепутает. Знаю, что у тебя в башке, Месть, уже давно вопрос вертится: зачем нам, технам, наши приблуды? Угадал? Ясно, угадал! Всё свежее мясо об этом думает. Мол, психи мы, людоеды. Собственные органы продаём и железяки ставим. Чтоб ты понял: замени мне эти штуки на обычные глаза, я в натуре свихнусь. Однозначно. Буду как бабка с катарактой в дремучем лесу. Вот это всё... – Жидкий Металл раскинул руки, указывая на технику и оружие, которыми был наполнен зал: – Вся эта прелесть – будущее. Наше будущее, Месть! Человечества! И не я это придумал. Мы для него созданы хрен знает когда и хрен знает кем. А знаешь почему? Потому что кусок серого мяса у тебя в голове способен рулить всей этой хренью. А знаешь почему я – шкурник, а не мех?
Санёк покачал головой. Вопрос был явно риторическим.
– Из-за этого куска мяса в черепе, Месть! Потому что он круче, чем искин любого дрона. Даже дикого. У дронов – боевая мощь, у нас – наш мозг. И мы, мелкие и слабые, жарим их не хуже, чем они нас. Даже лучше! Внял, фехт?»


Хотя...

«– Совет тебе напоследок: не забывай, что шкура – это шкура, а ты – это ты.
– Ну так...
– Не понял, – огорчённо произнёс мастер адаптации. – Тогда поясняю: если ты вдруг почувствуешь себя бронированным великаном двухсаженного роста с рентгеновским зрением и огненным дыханием, ты это прекращай. Есть шкура с её супермощью, а есть человечек внутри. Так вот, ты – этот человечек. Всё, свободен!
– А ты продолжай, продолжай, Федя, – проговорил мастер оружия, опускаясь на стул. – Что-то мне интересно стало.
– Неужели не знаешь, старый? – удивился Феодор Герц.
– Откуда мне знать? Я ж за технов не играл.
– Ну да. Всё просто, Дед. Так же, как и с этим вот.
Он встал и подошёл к стойке с оружием.
– С определённого уровня это, – он взял со стойки английскую шпагу с плетёной гардой, – становится уже не продолжением руки, а самой рукой. Ты понимаешь, о чём я?
– Само собой, – подтвердил мастер оружия.
– А когда это происходит, без шпаги ты ощущаешь себя немножко калекой.
– Есть и такое.
– А человека без оружия – почти инвалидом.
– Это сейчас. А в те времена, куда нас заносит Игра, человек с оружием вообще не считал безоружного полноценным. Свободный всегда с оружием, а раб – это что-то вроде говорящего домашнего животного.
– И опять ты прав, – согласился Мёртвый Дед.
Санёк слушал, приоткрыв рот. Чувствовал: вот оно, важное.
– А теперь представь, что у тебя не шпага, а скаф, который никакой шпагой не пробить. Скаф, который разгоняется до двухсот километров и взлетает на высоту двух Исаакиев. С круговым обзором во всех диапазонах, неуязвимостью к радиации, жаре и холоду, с оружием, которое одним выстрелом испепеляет драккар...
Тут он перевёл взгляд на разинувшего рот Санька.
– Ты ещё здесь? – удивился мастер адаптации. – Иди своими делами заниматься, нечего старших подслушивать!»


В отличие от оригинала, не звучит же!

«– Вот шлюха помоечная с чётко выраженной педонекрогомофильской ориентацией! – высказался в адрес Ади дедушка. То есть выразился он иначе, но на русский литературный смысл сказанного переводился именно так.»

Продолжение изучу.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments