?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Город людей», Павел Иевлев
Red with green eyes
falcrum
А вот и обещанная история Коммуны из цикла «УАЗдао» подоспела:



«— Война для человека это норма, а не исключение. В одном только двадцатом веке, кроме известных вам двух мировых войн, произошло более трехсот пятидесяти локальных военных конфликтов. После сорок пятого года, то есть в условно «мирное время» в военных действиях погибло более тридцати пяти миллионов человек. И это не характерная примета новейшей истории, нет. В конце девятнадцатого века подсчитали, что за предыдущие двести лет Россия была в состоянии войны сто двадцать восемь лет. С четырнадцатого века по двадцатый насчитали триста двадцать девять лет войны. Две трети истории воюем, одну — отдыхаем. Долгое время думали, что раньше было лучше. Что война — порождение более-менее развитых цивилизаций, которым есть, что делить в мире. Но потом антропологи, исследующие жизнь диких примитивных племен, выяснили, что девяносто пять процентов таких обществ, имеющих самый разный уклад и культуру, постоянно воюют.
— А пять процентов? — немедленно спросила белобрысая Настя. У этой не соскочишь...
— Пять процентов — это изолированные племена, которые и рады бы подраться — но не с кем.
— Как мы? — хихикнул кто-то из середины аудитории.
— Да, как вы, — подтвердил я совершенно серьезно. — Но, как только обстоятельства меняются, и они начинают соприкасаться с другими народами, тут же начинается взаимная резня. В норме для примитивных племен смертность от военных действий составляет до тридцати пяти процентов мужского населения. То есть, если бы вы были какими-нибудь индейцами... Знаете, кто такие индейцы?
Дети закивали, кто-то изобразил пантомимой луки и томагавки. Наверное, в здешней библиотеке есть книги Фенимора Купера.
— Так вот, если бы вы были индейцами, треть мальчиков погибала бы в непрерывных племенных войнах. Цивилизация, при всей видимой масштабности современных баталий, этот процент не увеличила, а очень сильно сократила. В самой масштабной — пока, — войне современности, Второй Мировой, наша — то есть, в некотором роде, и ваша, — страна потеряла около двадцати миллионов человек. Это чудовищная цифра, но это всего двенадцать процентов населения. В самые тяжелые годы войны общая смертность не поднималась выше двадцати процентов. У индейского мальчика шансов выжить было куда меньше, чем у солдата на фронте.
Дети призадумались. Я подумал, что только что здорово снизил популярность игры в индейцев.»


И вот почему:

«— Но почему? Почему люди такие... злые? — ну вот, моя белобрысая оппонентка чуть не плачет.
— Ты не права, Настя, — мягко ответил я. — Люди воюют не потому, что злые, а потому, что добрые.
Оглядел притихшую аудиторию и продолжил:
— Любой социум — племя, народ, Коммуна, — существуют благодаря присущему людям, как виду, альтруизму, способности поступиться своими интересами ради интересов другого. Из него происходит такое прекрасное явление, как бескорыстная помощь близким, которую мы называем "добротой". Природа дала нам ее не просто так — доброта позволила людям создавать устойчивые коалиции, объединяться для достижения совместных целей. Именно доброта, сопереживание близким, сделала человека, не самое сильное физически млекопитающее, доминирующим видом. Но есть у нее и обратная сторона. Альтруизм неразрывно связан с так называемым "парохиализмом" — запишите это слово, пригодится, — разделением окружающих на "своих" и "чужих".
Дети заскрипели карандашами, а я, подождав, пока они допишут, продолжил:
— Ненависть к чужим является оборотной стороной любви к своим, а воинственность является неизбежным спутником дружелюбия. Вы сейчас учитесь воевать, тренируетесь с оружием, стоите на постах, готовые стрелять, не потому, что ненавидите врагов, а потому, что любите друзей. Разве вас ведет ненависть? Нет, вас ведет любовь...»


И финальный аккорд:

«— Что такое война? — начал я ab ovo. — Давайте запишем определение: "Война является коалиционной внутривидовой агрессией, которая связана с организованными конфликтами между двумя группами одного и того же вида".
Дети послушно заскрипели карандашами в тетрадках.
— Ключевые слова "коалиционная" — то есть, в условиях объединения групп для общей цели, и "внутривидовая" — то есть, в пределах одного биологического вида. И то, и другое по отдельности встречается в природе довольно часто — и совместные действия (например — стайная охота), и внутривидовая агрессия (конкуренция из-за самок, к примеру). Но сочетание этих двух явлений характерно только для двух групп животных. И одна из них — приматы, к которым относимся и мы.
— А вторая? — спросил кто-то из детей.
— Муравьи, — ответил я. — В этом мы на них похоже больше, чем на любых других живых существ.
— Ничего себе... — вздохнул спросивший, а я невольно задумался о том, есть ли тут муравьи. Хотя они везде есть, наверное. Живучие твари. Совсем как люди.
— Но муравьи — отдельная история, а что касается приматов... Ученые считают, что разум развился в человеке в первую очередь как средство социального взаимодействия. Инструмент манипуляции соплеменниками, позволяющий передавать свои гены дальше не только самым сильным, но и самым умным. Альфа-самцом, а потом и вождем племени, становился не тупой амбал, а тот, кто смог объединить вокруг себя других и уговорить их на совместное отстаивание интересов. То есть, создавший условия для коалиционной внутривидовой агрессии.
Так что ответ на вопрос "почему люди воюют" простой: "потому что они люди". Война является нашим базовым видовым признаком. Неизбежным порождением нашего разума. Обратной стороной нашей способности объединяться, дружить и работать вместе.
— Неужели нельзя просто договориться? — спросила расстроенная Настя.
— Можно, — утешил ее я. — История знает множество примеров, когда племена и даже целые народы забывали про свои распри и объединялись.
— И что для этого нужно?
— Общий враг!»


Я как-то не задумывался об авторстве, но что это из «За миллиард лет до конца света» знаю точно - там трудно не запомнить:

«"С тех пор все тянутся передо мною,
Кривые, глухие окольные тропы..."»
© Ёсано Акико, хотя почти все думают, что Стругацкие.


А как же «Нападение помидоров-убийц»? Ну и что, что комедия?

«Бумм! — под пол ногами опять слабо вздрогнул.
— Когда тебя в любой момент может в брызги размазать, — задумчиво сказал Борух, — это меняет восприятие мира. Тем более если от тебя ничего не зависит — голая вероятность.
— Да, — припомнил Андрей, — как раз вероятность. Вроде бы местные посчитали, что для каждого конкретного человека вероятность попадания этой фигней точно в макушку не больше, чем под машину попасть, от рака помереть или из окна выпасть, и не стали ничего с этим делать. Ну, или все равно не придумали защиты, и так себя успокоили. Чинят критическую инфраструктуру, а на остальное забили и живут себе.
— Как-то невесело они живут... — прокомментировал Борух.
— Ну да, статистика статистикой, а голове не прикажешь... — согласился Андрей.
Хлопок, удар. Пол на этот раз дрогнул сильнее — видимо, близко легло. Я поежился — действительно, цифры не сильно успокаивают. Люди вообще не умеют оценивать вероятность в житейском, а не математическом смысле. Кокосовые орехи убивают сто пятьдесят человек в год, а акулы всего пять. Но никто не снимает фильмы ужасов про кокосы.»


Отлично, и продолжение будет. Рекомендую.


  • 1
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: Общество.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

+ "Литература".
+ "Фантастика".

Не сложилось. Но я стараюсь

Шикарная книга! Читаю.

Мультиверсум - он такой!

  • 1