Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Время большой игры», Михаил Михеев

Отличный автор любезно прислал мне новую вещь под пока рабочим названием - поначалу я решил, что будет нечто вроде «Игры́ Эндера» в танки и на Земле, но оказалось, что задумка куда шире...

«- Простыл? – сочувственно поинтересовался Сурок.
- Ага, дня два уже. Видать, какой-нибудь вирус словил. Или ретровирус.
- Чего?
- Ретровирус. Впрочем, чего я тебе объясняю… Ты хоть знаешь, чем отличается вирус от ретровируса?
- У ретровируса прикид из шестидесятых, усы и борода. Седая.»


Чудесно:

«Реку танки миновали без затруднений, благо разведчики брод нашли заранее. Ну, как брод... Место с каменистым дном и сравнительно небольшой глубиной. Конечно, два метра глубины – это чуть больше того, на что рассчитан танк, однако ширина такого участка не превышала полутора метров, и ходом ее преодолели уверенно. В конце концов, первых китайских танкистов готовили все те же русские, в тогда еще великом и могучем Советском Союзе. Инструкторы намертво вбили им в головы, что бросить можно все: курить, бухать, женщину, учебу... Но сцепление бросать нельзя! Тем же, кто ленился, объяснили, что лень возникает из-за нехватки в организме звездюлей. Это сакральное знание, переданное через поколения, дало сейчас возможность уверенно, без малейшей заминки форсировать преграду.»

А я помню, как заехавший к нам шифу, прибывший на набор в секцию ушу, показывал как раз медведя - косолапил смешно, а от него ученики как кегли отлетали:

«- Рукомашество и дрыгоножество – это хорошо, – тренер по рукопашному бою абсолютно не походил на человека, способного пяткой сломать пальму или ребром ладони смахнуть голову какому-нибудь оказавшемуся не в том месте и не в то время американскому "морскому котику". Тем не менее, как они все точно знали, именно этим сей бравый ветеран когда-то и занимался. На постоянной, так сказать, основе. А потому ни его серая внешности, ни средний рост, ни обманчивая худощавость не вводили игроков в заблуждение. Особенно после того, как он на самой первой тренировке навалял им всем разом, даже не вспотев. Так что слушали они его, как восточные люди какого-нибудь особо продвинутого в медитациях гуру. – Очень хорошо с точки зрения общефизической подготовки. Недостатков для вас я вижу два. Во-первых, единоборства популярны уже лет этак... тысячи три, наверное, а может, и больше. Поэтому любой агрессивный оппонент подспудно ожидает, что вы можете владеть чем-то подобным, и начало ваших действий заметит очень быстро. Если, конечно, он не полный лох, но ради такого напрягаться с тренировками – пустая трата времени. Поэтому считаем, что ваш противник не конченный дурак. Ну и, во-вторых, он и сам может быть чему-то обучен, причем как минимум не хуже вас. Поэтому... Курсант Ланин, что надо сделать, чтобы справиться с ним легко и без особых затрат времени?
- Ну... – Ланин, самый высокий в их группе, отчаянно покраснел. Он вообще всегда краснел, такой уж был застенчивый. – Тренироваться лучше?
- Это – само собой, – благосклонно кивнул гуру. – Но я бы, на вашем месте, предпочел вначале научиться работать головой. В смысле, не кирпичи лбом разбивать, а думать. И еще уподобиться медведям.
- Каким? – Ну, это уже Сурок не утерпел. Инструктор лишь едва заметно улыбнулся уголками рта:
- Бурым, молодой человек. Самым обыкновенным бурым медведям. И не в умении спать по полгода, а в атаке. Любой хищник, как бы он эффектно ни выглядел, к атаке готовится, а потому для опытного человека предсказуем. Для общего развития. Поищите в Интернете ролики и обратите внимание: медведь занимается своим делом. Он спокоен, неагрессивен, расслаблен... Потом он, не убирая улыбки с морды, небрежно и совершенно неожиданно снимает с человека скальп и занимается своими делами дальше. А покойный даже не успевает понять, что же случилось. Запомните, мальчики и девочки, вбейте в свои пустые головы раз и навсегда: внезапность – это оружие. Хорошее оружие. И только от вас зависит, сумеете ли вы его грамотно применить.»


Понятно, почему кураторы насторожились:

«Леночка отстрелялась куда лучше. И оружие полегче, и сама она куда лучше им владела. А вот Поляков, к его собственному удивлению, отстрелялся редкостно паршиво. Лучше бы вообще не стрелял, не позорился, подумал он, рассматривая мишень с одной-единственной дыркой. Правда, в самом центре, но ведь одной! А в магазине было семнадцать патронов. Семнадцать!
Больше всего хотелось плюнуть. Смачно так плюнуть, громко и некультурно. А потом запустить такой замечательный на вид, но подведший его ствол, и...
- Кхм... – нарочитый кашель инструктора привлек их внимание. – А взгляните-ка сюда, молодые люди.
Смотреть не хотелось, но и деваться было некуда. Так что смотрел Поляков на мишень, едва скрывая отвращение, остальные же с куда большим интересом. Что, спрашивается, нашел в ней этот умник?
- Взгляните сюда. Интересная форма пробоины, вы не находите?
Пробоина как пробоина, так ему все и ответили. Инструктор лишь усмехнулся в ответ:
- Развивайте наблюдательность, дети мои. Взгляните на ее форму – это не окружность, а овал. Даже, я бы сказал, восьмерка.
- И что? – хмуро поинтересовался Поляков.
- А то, что такое случается, если пуля угодила в дырку от предыдущей с минимальным смещением. Поздравляю, не каждый снайпер на такое способен.
- Даже если вы правы, два точных выстрела... Не маловат ли процент?
Вместо ответа инструктор направился к мишени. Внимательно осмотрел сбитый из толстых досок щит, потом обошел его, присвистнул и принялся копаться в куче песка за ним. Вернулся, аккуратно высыпал перед опешившими игроками кучку искореженных до полного неузнавания пуль:
- Я нашел восемь, остальные, наверное, ушли глубже. Очень похоже, парень, ты попал не два раза, а намного больше. Может, даже и всеми. В одну точку. Извини, но я такого еще не видел.
Пауза была долгой. Все собравшиеся переваривали сказанное. Инструктор смотрел на них как-то сочувствующе даже, потом махнул рукой:
- А ну-ка, помогите мне!
Четверть часа спустя они установили новые щиты – тяжелые, сбитые из нескольких слоев толстых досок. Инструктор ловко укрепил на них мишени, критически осмотрел дело рук своих и удовлетворенно хмыкнул:
- Попробуй еще раз. Только знаешь что, возьми два пистолета. И тогда посмотрим, что получится.
- Я по-македонски никогда не стрелял.
- Даже когда в Лару Крофт играл? – прищурился инструктор. – Попробуй. Стойку я тебе покажу. И не пытайся стрелять по двум целям сразу, бей в одну мишень...
Стрелять с двух рук оказалось неожиданно легко. Точнее, Поляков даже и не сообразил толком, что и как делает – отстрелялся, и все. Будто появились откуда-то несвойственные его телу рефлексы. Зато потом все в тяжелом молчании наблюдали, как инструктор демонтировал щит, разобрал его на доски и выковырял тридцать четыре пули. Доски превратились в мочало... Дырка в мишени по-прежнему была только одна.
- Тут еще две мишени. Попытайся стрелять в них одновременно...
В этот раз одна в одну пули ушли лишь в правую мишень, на левой такой точности не получилось. Однако при этом все они легли в круг диаметром пять сантиметров, не более. Под охреневшими взглядами окружающих инструктор мрачно выдал "М-да-а..." и закрыл тему.
Они еще постреляли, и Сурок, под ехидное хихиканье Леночки насчет фаллических символов сменивший револьвер-гигант на более подходящую ему Беретту, отстрелялся весьма неплохо. Куда лучше, чем обычно. И Леночка была хороша! А Поляков сидел на старом бревне, которых здесь валялось немало, и чувствовал себя полностью опустошенным. Выжатым, как лимон. И ни стрелять, ни даже просто двигаться ему не хотелось.»


А ведь это не просто «предельное овладение мастерством»:

«Поляков лишь усмехнулся в ответ. Что же, если командир говорит, что прорвутся, значит, выбора-то и нет. Будут прорываться, никуда не денутся. Кивнув, он махнул рукой своим и зашагал к ожидающей их машине. Сурок догнал его на полпути, а Леночка подошла лишь минут через пять, очень тихая, бледная и задумчивая.
Впрочем, ничего удивительного, решили парни. В конце концов, не каждый день человек летает за штурвалом настоящего, пускай и маленького, самолета. Так что эйфория вначале и усталость, когда схлынула адреналиновая волна. Все они через это проходили. Именно так решили мужчины, и были неправы.
Эти пять минут, пока мужчины обсуждали свои проблемы, единственная в их тесном коллективе дама сидела, надежно скрытая густыми зарослями сирени от чужих взоров, и зачарованно смотрела, как висят перед ней в воздухе мелкие камушки. Леночка играла не только в авиасимуляторы. Круг ее увлечений был значительно шире, и не обо всем она рассказывала...»


Потому, что дальше девица начнёт косплеить Дарта Вейдера:

«Вместо этого парень зайцем метнулся к своей машине. Ну а потом стало ясно: что-то пошло не так. Почему? Да потому, что в руках у беглеца, когда он повернулся, обнаружился пистолет. Самый настоящий ТТ, откуда он его только взял... Оружие, конечно, насквозь запрещенное. Можно будет потом это объяснить. У врат рая, ага, потому как, судя по беспорядочным дерганьям ствола, щенок и впрямь способен с испугу выстрелить. А главное, стоит так, что добраться до него запросто не получится. И в очередной раз Сергей пожалел, что им запрещали брать с собой табельные Макаровы...
Легкие шаги за спиной. Полякову не надо оборачиваться, Леночку он узнает из тысячи... А потом – хрип, искаженное ужасом лицо...
Это было действительно страшно. Парень моментально забыл и об оружии в руках, и вообще обо всем. Он не мог даже хрипеть, отчаянно пытаясь вздохнуть хватаясь руками за горло, потом царапая его… А перед ним стояла обманчиво-хрупкая девушка, поднявшая руку с полусжатыми пальцами. И кого-то это до жути напоминало, Поляков не сразу вспомнил, кого. А вспомнив – плюнул на все, шагнул к Леночке и осторожно положил ей руки на плечи:
- Хватит. Хватит с него, Лен. Отпусти. Сама себе потом не простишь. Отпусти же его, ну!
Пальцы девушки разжались, тело шпаненка, хрипя, осело на песок, и Сурок бросился к нему. Все правильно, обезоружить этого урода следовало обязательно. Сама же Леночка, развернувшись, одним невероятно гибким, каким-то даже на вид рефлекторным движением уткнулась Сергею в грудь и разревелась. Не заплакала, а именно разревелась, как обиженная маленькая девочка. И пришлось успокаивать, гладить по спине, шептать что-то доброе и ласковое, одновременно делая страшные глаза Сурку, чтобы убрался тут. Парень все понял моментально и правильно, вломил начавшему приходить в себя несостоявшемуся стрелку по почкам и в пах, аккуратно, чтобы не убить, добавил рукоятью трофейного пистолета по затылку, после чего запихал уже практически не трепыхающуюся кучу дерьма в багажник его же машины. Повторил операцию с двумя его приятелями, а третьему, самому беззубому, поочередно тыкая то кулаком в брюхо, то стволом трофейного пистолета в нос, объяснил сложившийся порядок вещей. Тот внимал – такая шпана всегда хорошо понимает, когда ее бьют. И, как только его, наконец, отпустили, прыгнул за руль и умчался лихо, только песок взлетел из-под колес. Можно было бы ему еще и покрышки для полноты впечатления порезать, но это было бы уже совсем мелочно.»


Превосходно, рекомендую и жду продолжение...
Tags: Книги, Ностальгия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments