Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Беовульф», Андрей Мартьянов

Автор своеобразно пересказал англосаксонскую эпическую поэму (кстати, фиг его знает, насколько аутентичную - спорят до сих пор) - вышло внезапно хорошо:



«— Необходимо видеть разницу между волшебством и чудесами, — втолковывал Северину епископ. Цепочка всадников двигалась по узкой тропе между скалами по направлению к Стэнэ, крепости дукса Гунтрамна, восточному форпосту королевства Хловиса Меровинга. — Источником чудес является сам Господь, и происходят они исключительно по божественной воле. Недобрых, несущих зло чудес не бывает по вполне понятным тебе причинам. Чародейство, волшебство, магия — называй как хочешь! — использует иные силы.
— Дьявольские? — полуутвердительно-полувопросительно сказал Северин.
— Далеко не всегда. Видишь ли, сын мой, германские племена — готы, франки, даны, вандалы, лангобарды и все прочие народы, которых римляне именуют народами варварскими, обитают в совершенно ином мире, нежели мы.
— Это как? — помотал головой Северин. — Разве можно одновременно существовать в сотворённом Господом Универсуме и где-то ещё?
— Ты не понял. То, что для нас, людей цивилизованных и обладающих достаточными знаниями о тварной Вселенной, является лишь страшной сказкой, для любого сикамбра или бургунда — самая обыденная реальность. Их боги расхаживают по Земле и вмешиваются в человеческие дела. В лесах, озёрах и реках обитают волшебные создания — злые и не очень. Любой подданный Хловиса может запросто встретить в безлюдных пущах ужасных чудовищ и погибнуть от их клыков и когтей. Настоящих чудовищ, во плоти!
— Но почему я их никогда не видел, хотя живу здесь больше полугода?
— Ты просто не всматривался. А я с большим удовольствием однажды побеседовал с одноглазым старцем в сером плаще и широкой шляпе. Обычно его называют Вотаном, хотя истинное имя этого... гм... этого существа совершенно иное.
— Вы же христианин! — немедленно возмутился картулярий. — Епископ, Князь Церкви! Дядя, вы хотите сказать, что собственными глазами видели главного божка сикамбров?
— Поживёшь в этих местах подольше, и не такое увидишь, — невозмутимо отозвался Ремигий. — Очень удобно закрыть глаза, заткнуть уши, зажать нос прищепкой, спрятаться в тёмном углу и твердить самому себе: "Ничего подобного не бывает, поскольку быть не может!" К сожалению, некоторые священники придерживаются именно этой ошибочной точки зрения — таких я гоню прочь. Господь в неизъяснимой мудрости своей создал удивительный мир, полный неповторимого и бесконечного разнообразия. Затем, как ты знаешь, произошло Падение Люцифера — сатана начал извращать идеальное Творение и был низринут в Преисподнюю, однако многие его детища остались здесь, на подаренной людям земле...
— К примеру этот... Вотан? — тихонько сказал Северин и опасливо покосился на ехавшего позади Эрзариха: лангобард мог всерьёз обидеться, услышав, как поносят его богов.
— Имею все основания полагать, что ты ошибаешься, — убеждённо ответил епископ. — Боги германцев не злые, скорее очень своенравные и капризные, как дети. Если верить одному из дохристианских иудейских апокрифов, часть ангелов, не вставших на сторону Люцифера, но и не поддержавших Творца в великой битве с Падшим, были изгнаны из рая, однако в ад не сосланы. Вполне убедительное объяснение существования воплощённых духов, которых мы называем "богами" или "волшебными существами". Их отправили на Землю за искуплением — набезобразничали, так исправьте свою ошибку. Поживите в мире смертных, делом докажите, что вы не отвратились от Господа, на время станьте пастырями и покровителями людям, ещё не готовые к принятию евангельской истины!»


А я вот сразу вспоминаю битву при Хорнбурге (у Хельмовой Пади) - точнее, её кинематографическое воплощение: как там лошадики ноги не поломали...

«— Боюсь одного, — продолжил седой, — если варвары прорвут наш центр, кавалерии придётся атаковать вниз по склону, а это недопустимо по любым законам военного искусства.»

Во-во, какие «права детей»? Можешь - делай!

«Однако вот ведь какая незадача: к достойной мужчины из древнего рода военной службе Северин решительно непригоден! Худющий, ростом невеликий, силой обделён — иные в четырнадцать лет через добрые полдесятка сражений прошли, женятся и детишек заводят, а этот отсиживает долгие дни в скриптории и решительно ничем, кроме многоучёных трактатов, не интересуется.»

Просто не было необходимости вести точный учёт - по-моему, так:

«— ...Ты никогда не замечал, что счёт времени у сикамбров и прочих варваров намного отличается от нашего? Напомни, какой сейчас год?
— Четыреста девяносто шестой по Пришествию Спасителя, — моментально отозвался картулярий. — Или тысяча двести сорок восьмой anno urbis conditae.
— Верно. Мы исчисляем время по годам, отталкиваясь от некоего известного события, будь то Рождение Христа или превращение Рима из Республики в Империю при Августе — возьми любую исходную дату и считай себе, когда именно родился Гораций, когда перешёл Рубикон Цезарь или Нерон сжёг Вечный город. Тебе и мне доступно понятие о течении времени и истории, мы способны в точности определить, насколько давно произошло то или иное событие. Но спроси у любого франка, когда родился его отец, и он ответит тебе нечто совершенно невразумительное.
— Например?
— Допустим, "он родился в год, когда лангобарды победили готского рикса Рикимера".
— Это когда?
— В тот год ещё случился неурожай в землях бургундов, — пожал плечами епископ и отвернулся, чтобы Северин не заметил улыбки.
— Да у них там столько неурожаев было, что не поймёшь, как с голоду не перемёрли! — возмутился картулярий.
— Хорошо, тогда ещё молния поразила дуб в священной роще на правом берегу реки Мез... Теперь понял?
— Нет, — обиделся Северин. — Откуда я могу знать о какой-то дурацкой роще?
— У варваров нет концептума времени, — спокойно ответил Ремигий. — Для германцев время циклично, считают по сезонам и урожаям. И по совокупности неких запоминающихся событий. Именно по совокупности, поскольку молнии могут одновременно поразить десяток священных дубов в полусотне рощ в округе, но если в этот же год лангобарды побили готов, у рикса франков родился сын, а в долине Рейна случилось наводнение, любой сикамбр поймёт, какой именно отрезок времени имеется в виду. Римляне говорят: "сорок лет назад". Варвар же поведает тебе длинную историю о многочисленных интересных событиях, происшедших в год рождения его отца. Причём для сикамбров всё будет абсолютно понятно, а ты начнёшь хлопать глазами от удивления. Спроси Хловиса, когда и как появилось племя франков, и он расскажет интереснейшую и напрочь оторванную от реальности легенду, героический миф, однако с точными датами возникнут затруднения — это было "очень давно" или "когда боги ещё не пришли в наш мир". Варвары всегда считают себя самыми первыми — мол, и Вотан тогда не родился, а мы уже славно бились с врагами!
— В целом понятно, — подумав, ответил Северин. — В прежнем Риме тоже было нечто похожее — считали по консульствам. Наподобие: "через три года после избрания консулом Марка Порция Катона".
— То есть сто девяносто пятый год до Рождества, — запросто высчитал епископ.»


«А раньше трава была зеленее»:

«Всего двести лет назад Тертуллиан объявил о ipsa clausula saeculi — "конце эпохи", подразумевая неминуемый закат Империи, а святой Киприан Карфагенский высказался ещё более прямо: "Мир полон свидетельств собственного упадка. Количество дождей и солнечное тепло уменьшились; залежи металлов почти истощились; в полях замирает земледелие..."»

Конечно, Ремигий Реймсский введён в повествование лихо, но, в са́мом деле - а почему бы и нет? Толково, можно смело изучать.
Tags: Книги, Ностальгия, Фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments