?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Отыгрывать эльфа не просто-3», Леонид Кондратьев
Red with green eyes
falcrum
Автор продолжил свой долгоиграющий цикл (шутка ли - десять лет пишется уже́!) третьим томом...

«Кто ты? Человек, которому снится, что он дроу или дроу, которому снится, что он когда-то был человеком? Бред? Да... Бред. Но такой достоверный бред. Ведь может быть и такое… И эта неопределенность, эта смесь человеческих воспоминаний и размытых, кажущихся нереальным сном, но таких родных и близких флэшбэков из более чем четырех столетий, долгой и насыщенной жизни иллитири. И ты понимаешь, что ты запутался. Запутался в этой игре, окружающей тебя и то желание, та страсть, с которой ты предаешься ей, давным-давно уже сорвали с тебя маски, которыми ты прикрывал свою душу. Изорванную и кое-как склеенную душу, мечущуюся по искореженной клетке воспоминаний.
Играешь ли ты, или игра уже давно играет тебя? Дроу, которому привиделось, что он человек, находящийся в теле дроу и отыгрывающий дроу перед другими людьми? Или все не так, все наоборот? Может пора вынырнуть на поверхность этого многослойного кошмара под названием жизнь и, окинув себя взглядом, вздрогнуть в пароксизме осознания. Осознания того — кто есть ты на самом деле. Монстр, прикидывающийся человеком? Человек, купающийся во мраке воспоминаний иллитири? Или же нечто, неподдающееся описанию... Терра инкогнита, разбивший реторту гомункулус, темная тварь готовая пожрать сущее? Ты мыслишь — значит существуешь. Но вот твои ли это мысли? Древние были правы, но как доказать, как понять, что окружающее не бред, не плод больного воспаленного воображения, мечущегося в кошмаре тела. Как отличить реальность ощущений этого тела, как будто налитого мраком ночи? Какой мерой измерить достоверность воспоминаний?»


О, очередная вариация на тему, отлично освещённую ещё Еськовым в «Последнем кольценосце»:

 Так ведь занятия медициной вообще располагают к известному цинизму, а уж военной медициной — в особенности. Знаете, всем новичкам военлекарям дают такой тест... Вот вам привезли троих раненых — проникающее ранение в живот, тяжелое ранение бедра — открытый перелом там, кровопотеря, шок, все такое, — и касательное ранение плеча. Оперировать их ты имеешь возможность только поочередно; с кого будешь начинать? Все новички, естественно, говорят — с раненого в живот. А вот и не угадал — отвечает экзаменатор. Пока ты будешь с ним возиться — а он ведь все равно потом помрет с вероятностью 0,9, — у второго, с бедром, начнутся осложнения, и он в лучшем случае потеряет ногу, а скорее всего тоже сыграет в ящик. Так что начинать надо с самого тяжелого, но из тех, кого точно можно вытащить, — сиречь с раненного в бедро. А раненный в живот — что ж... дать ему обезболивающее, а дальше — на усмотрение Единого... Нормальному человеку все это должно казаться верхом цинизма и жестокости, но на войне, когда выбираешь лишь между "плохим" и "совсем плохим", только так и можно.

«Если рассматривать госпиталь — а особенно военный госпиталь — в целом, то незнакомому с военными и медицинскими реалиями человеку законы, по которым он функционирует, покажутся излишне жестокими и негуманными. Но так уж получается, что апологеты гуманизма в медицине, а особенно в хирургии не особенно приживаются. Взять хотя бы типичный и самый легкий пример — первичная сортировка. Вы думаете, одетая в застиранный халат, прозрачная от недоедания и с черными кругами вокруг глаз от недосыпа медсестричка медсанбата восемнадцати лет от роду, проводящая первичный отбор и решающая, кому из раненых попасть в первую очередь на хирургический стол и выжить, а кому, не дождавшись своей очереди, умереть, не гуманна? Думаете, что она бессердечный робот, не различающий и не замечающий лиц и выражений глаз, с которыми бойцы, вернее, та их часть, что находится в сознании, смотрят на неё? Вы глубоко ошибаетесь. Просто она уже отплакала, отвыла своё. И именно в тот момент, когда она направляет на операционный стол самые операбельные случаи, оставляя тяжелых на потом, она — как ни было бы для доморощенных гуманистов странно — проявляет высшую гуманность в отношении к своей стране, к своему народу. И оставьте свои бредни про слезу ребенка где-нибудь за пределами хирургического корпуса. Тут в приемном покое работает чистая арифметика — за время, потраченное хирургом на тяжелый случай, от кровопотери и ранений могут умереть как бы не в разы большее количество раненых, которое можно было бы прооперировать за это время. Вот такая вот военная гуманность. А тяжелые — их оставляют на потом, когда у шатающегося от перенапряжения хирурга, смотрящего на окружающее усталыми, слипающимися глазами с полностью красными от недосыпа белками, останется хоть чуток свободного времени.»

Хм. «За передовую магию!» (с) «ПНвС»

«Так что я являюсь практически самым верным союзником Советского Союза и, без преувеличения, его фанатом. Великую клятву, конечно давать не стал бы, форс-мажор еще никто не отменял, но если наши доблестные органы не станут так уж активно пытаться выкручивать мне руки или разделывать на органы — то моя лояльность к текущему строю гарантирована процентов на девяносто девять. Чего еще желать начинающему магу? Государство в котором официально нет религии... Да это мечта! Любая церковь любой религии выступает всеми силами против увеличения индивидуализма, во всех его проявлениях. А уж маги это вообще чуть ли не пощечина богам. Ведь эти сволочи волшебники фактически им неподконтрольны и поэтому вырываются из послушного стада паствы. Лишая, таким образом, церковных иерархов ощущения безграничной власти.»

Оно и по-человечески понятно - а то многие забыли «гибкость» христианских церквей в отношении Алоизыча сотоварищи:

«Поэтому Советский Союз просто уникальное государство в плане возможного развития магии как науки. И роста личной мощи меня любимого. К мнению церкви тут прислушиваться уж точно не будут — да достаточно вспомнить молебны "За победу германского оружия" и "За здравие Адольфа Гитлера" творимые примерно в это время в храмах, что православных, что католических, как раз на территории Белоруссии и Украины. Ну а открещивание местоблюстителя патриаршего престола от происходящего, уж очень смахивает на фарисейство. Как говорится, и пирожок съесть, и денежку не заплатить. Кто бы ни победил — Церковь в выигрыше. Мол — проклятые "оккупанты/большевики" (нужное подчеркнуть) заставили. Слаб человек духом, вот и впали в искус братия наши во Христе. Мы, конечно же, их отлучим от церкви, но сама церковь уже тогда в те нелегкие времена "занималась самбо и училась кататься на горных лыжах". И если правильно помню, то массовые пожертвования от церкви Советскому Союзу начались как раз в тот момент, когда стало ясно, что быстрой победы у немцев не выйдет и что, скорее всего, хозяин в доме не поменяется. Как раз зимой — после битвы за Москву. А уж массово денежные средства хлынули после первых побед Красной Армии и установившегося положения на фронтах. В году эдак сорок втором — сорок третьем. Нет — конечно же, Церковь ни в коем случае не должна защищать государство — ведь главное для церкви это ее паства! Тьфу!»

Странно это - или вызывать можно/принято только равных?

«— Некоторые правила и постулаты Хартии магов, которая практически без изменений используется в разных мирах и разными народами. Первое и самое важное правило — правило дуэлей. В любой момент любой маг вне зависимости от личной мощи и занимаемой должности может быть вызван другим магом на дуэль. Это правило позволяет избежать излишней социальной напряженности в среде магов, — при этих словах Ссешес по-доброму ухмыльнулся, как будто бы вспомнив что-то приятное, и довольным тоном продолжил: — И позволяет естественным методом отсеивать чиновников от науки и избегать излишней бюрократии. Метод работает уже не один десяток тысячелетий, причем довольно эффективно. Просто-напросто — держать в руководстве выжившего из ума старого дурака, безо всякой возможности его снять до его еще не скорой смерти от неизбежно подошедшей старости — это немного проблематично. И вызывает раздражение. И если раздражение не мага может вылиться максимум в кинжал под ребро, то вот случайно выплеснувшееся раздражение, например, магистра...
Тут дроу немного споткнулся в поисках сравнения и недовольно поморщившись, обратился за помощью к Кадорину:
— Андрей, тут у вас крупные катаклизмы часто бывают? Взрывы вулканов, например, или мощные землетрясения?
В ответ на такой вопрос капитан НКВД немного растерялся и сформулировал ответ с небольшой задержкой:
— В этой местности нет, а так бывает иногда...
Кивнув своим собственным мыслям и отчасти ответу Кадорина, Ссешес продолжил свою речь:
— Вот примерно в такие вещи и выливается. Так что правило довольно жизненное и поверьте придумано не на пустом месте. Второе правило — правило ученика. После окончания обучения вы обязаны найти и направить на обучение хотя бы одного ученика, чтобы избежать естественной убыли магов и поспособствовать развитию науки в целом. На этом все нудные правила, регламентирующие нелегкую, но вместе с тем интересную жизнь мага заканчиваются.»


Даже интересно, будет ли конец у «долгостроя» - я б изучил...


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1