?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Альв», Макс Мах
Red with green eyes
falcrum
Хороший автор наваял вбоквел к циклу «Авиатор» - действие начинается в том же мире, но пото́м герои перемещаются в средневековье с магией...

«— Свев на проводе, — сказал Яков в трубку.
— Ваше превосходительство, Яков Ильич, извините за беспокойство! Это адъюнкт Суржин беспокоит!
— Как я понимаю, случилось нечто из ряда вон?
И в самом деле, Иван Суржин даже не дознаватель, а помощник дознавателя, то есть чиновник 13-го класса. Ему выходить прямо на чиновника 6-го класса не по чину. Это, как в армии: где тот подпоручик, и где — полковник! И, тем не менее, Суржин, хоть и молод, отнюдь не глуп. И притом не робкого десятка, потому как взял на себя смелость, совершил акт гражданского мужества: снял трубку с аппарата и попросил барышню соединить. Так что, похоже, случился Армагеддон. Не тот, разумеется, которым кончится все вообще, а наш обыденный, местного разлива апокалипсис по кличке "писец".
— Так точно, Яков Ильич! — на военный лад отрапортовал адъюнкт. — Случилось! Но по телефону никак нельзя!
— То есть, — уточнил Яков, — требуется присутствие кого-то из старших оперативных работников. Я правильно понял?
— Так точно! Требуется. Немедленно! Лично вы!
"Даже так? — удивился Яков. — Что же там могло приключиться, что Суржину пришлось телефонировать САМОМУ?"
— Куда? — спросил он вслух.
Получалось, что надо ехать, потому что всегда лучше перестраховаться. Может быть, Ваня Суржин чего-то не понял по молодости лет да простительной неопытности. Психанул, не разобравшись, типа "У страха глаза велики"! А что, если все-таки не ошибся, и это то самое "ОНО", которое может, как вознести, так и уронить низко и больно?
...
Яков снял пиджак, нацепил "сбрую" и уже "во всеоружии" пошел упаковываться в дорогу: пальто из английского шерстяного сукна, черно-белое шелковое кашне и фетровая шляпа, кожаные перчатки, серебряная фляжка с коньяком и две сигары на случай, если придется долго ходить по открытой местности. Курить папиросы на ладожском ветру удовольствие ниже среднего, а "подымить", судя по всему, придется и немало.»


Логично - утомляет не любимая работа, а бесцельное блуждание по коридорам:

«Вообще-то, он в свои сорок пять на здоровье и отсутствие физической силы не жаловался. Крепкий от природы, тренированный, бывалый. Но одно дело, нести на закорках раненого товарища, пусть даже тяжелого, как боров, Дугина, и совсем другое — "легонькую" фемину на вытянутых руках. В последний раз Яков носил на руках Варвару, да и то недалеко и недолго: от входной двери до кровати в спальне на втором этаже. Правда, Варвара была куда крупнее завернутой в пальто девушки, и веса в ней было больше четырех пудов. Но и цель "переноски тяжестей" была куда как приятнее. Все-таки нести женщину в постель, чтобы предаться половым излишествам, задача понятная и приятная во всех отношениях, не говоря уже о том, что предвкушение кипятит кровь и сводит с ума не хуже кокаина. Бежать же по мокрому снегу, петляя среди деревьев, да по холодку, это уже нечто совсем другое. Другая задача, другие эмоции, другое все.»

Хорошо звучит:

«Сделать это оказалось непросто, но Яков умел настоять на своем и как раз в пять часов по Новгородскому времени получил от министра внутренних дел, который по старинке все еще именовался боярином Сыскного Приказа, карт-бланш "черт знает, на что".»

Это как в воду бросали: не утонет - ведьма, утонет - ну, извините, ошибочка вышла...

«— "Поезд ведьмы", — между тем, рассказывал старик, — это процессия и особого рода церемония. Пойманную ведьму препровождают из тюремного замка во дворец епископа, где она пробудет всю ночь, чтобы на рассвете предстать перед судом священного трибунала.
— Не уловил логики, — нахмурился Йеп. — Если суд только завтра, откуда же известно, что она ведьма?
— Но, если бы она не была ведьмой, ее не нужно было бы судить, — возразил господин Обермайстер.
— Но, если все это уже известно, в чем смысл суда?
— В том, чтобы выбрать меру наказания, — пояснил старик. — Если она раскается, ее повесят, а, если не раскается — сожгут. Большинство раскаиваются, знаете ли. В подвалах епископской резиденции умеют убеждать. Но поторопимся, а то пропустим поезд! Он вскоре должен подойти к мосту.
"Поезд ведьмы".
Что ж, Альв пару раз видела процессию, главным элементом которой являлась клетка на колесах, и ведьма, прикованная за руки к потолку и за ноги — к полу. Остальное — мишура: монахи, распевающие псалмы, стражники с алебардами, факельщики и священнослужители... Центральной фигурой шествия все равно является только эта обнаженная женщина, объявленная ведьмой и заранее осужденная на смерть. Потому и "поезд ведьмы".
"Долбаные святоши! Гореть вам в вашем аду!"»


Хм. Вот даже так:

«До резиденции епископа Альв добежала, даже не запыхавшись. Забралась на высокое старое дерево и, усевшись на ветке, стала изучать здание и окрестности. Этим виверны тоже отличаются от оборотней. Они умеют терпеливо ждать, способны думать на свой звериный лад, оценивать обстановку и выбирать лучший из возможных план действий. Идти на пролом опасно. Во-первых, потому что какой бы сильной ни была Альв, сражаясь в замкнутых пространствах помещений дворца, она потеряет главные из своих преимуществ — скорость и свободу маневра. И, во-вторых, потому что виверны не любят публичности, оттого они и числятся среди сказочных существ. Не показывать себя, не дать себя обнаружить, не оставлять свидетелей. Простые истины, но какой зверь способен их понять и запомнить?»

Неплохо. Если продолжение будет - изучу.


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1