Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Северянин», Вера Ковальчук (под псевдонимом Игорь Ковальчук)

Старая вещь отличного автора - героя-хирдмана Рольфа Пешехода сначала заносит на пять минут в наше время, а затем - в глубокое прошлое Британских островов:



«Собственно, все воины были спокойны и даже немного равнодушны — драться для них было самым привычным делом. Нервничал только купец, хотя ему вряд ли предстояло рубиться с врагом, разве что уж в самом крайнем случае. Его люди рисковали своими жизнями, и потому пребывали в состоянии полнейшей невозмутимости. Сам владелец корабля рисковал своим состоянием, и оттого медленно, но верно терял душевное равновесие.»

Внезапно попёрло колдунство:

«Преследователи перекрикивались, они искали свою жертву, это молодой мастер смог понять. Он сидел в кустах неподвижно и напряжено наблюдал за их действиями. Те, кто шарил по той стороне оврага, были ему понятны, а вот тот, который замер, стоя на бревне, прямо над ручейком, вызвал его недоумение и насторожил. Парень в зеленом выставил перед собой ладонь, поводил пальцами, а потом вынул из-за кушака что-то небольшое, коричневое, и поднял к глазам. Убрал пальцы, и коричневый обломочек застыл в воздухе, будто подвешенный на невидимой нитке.
Он мягко колебался в воздухе, а потом слегка сдвинулся. Преследователь в зеленом тоже повернул голову и посмотрел прямо на кусты, в которых сидел Агнар.
"Ну, не обессудь, парень, — подумал тот, выдергивая нож. — Раз уж ты магию пустил в ход".
Он слегка отвел мешающие ему ветки и метнул нож. Тот был не слишком удобен для метания, его сделали для другого, но расстояние оказалось не так уж велико, да и сноровка никуда не делась. Местного просто смело с бревна.»


А друиды ещё и телепаты - ладно, когда таким альвы баловались:

«— Опускайся, — медленно, с трудом произнес старик.
— Что? — не понял Агнар. Он посмотрел на старика — тот вертел в пальцах какую-то деревянную вещицу.
— Я что-то не так сказал? Верно... Садись.
— Так мой язык вам известен? — удивился молодой мастер.
— Нет. Этот язык я взял у тебя.
— У меня?
— Из твоей памяти.
Скандинав рефлекторно выставил ладонь, будто рукой пытался защитить свой разум от проникновения извне, чем вызвал лишь снисходительную усмешку патриарха.
— Так ты не сможешь защититься.
— Мне не нравится, когда неизвестно кто шарит в моей голове, — пробормотал викинг.
— Допускаю, — старик был невозмутим.»


Логично:

«Она потянула его к тому месту, где им обоим следовало сидеть, и поспешила налить меда в его деревянную кружку. Казалось, ей доставляет огромное удовольствие демонстрировать достаток и щедрость своего семейства.
"Хвастайся не праздничным столом, а каждодневным!" — вспомнил скандинав. Так любил говорить его дядя, и в его словах была скрыта истина. На праздник самый бедный селянин старается уставить свой стол как можно большим количеством яств — иначе нельзя, а то и на следующий год не будет удачи. А вот то, что он ест каждый день, правдиво говорит о его достатке, либо же отсутствии такового.»


В патриархальном-то обществе были проблемы?

«Взгляд молодого мастера, обращенный на странную девицу, стал еще пристальнее и еще заинтересованнее. Прежде он никогда не видел морских альвов, и представлял их себе совершенно другими. О морских девах говорили, будто они ошеломляюще красивы, крупногруды, и всегда с длинным рыбьим хвостом. Но рыбьего хвоста у женщины с равнодушными глазами не наблюдалось — вместо него имелись довольно длинные и изящные ножки. Красотой она тоже не блистала и большой грудью похвалиться не могла. Откровенно говоря, под мешковатой льняной курткой груди особо заметно и не было. У морской альвийки были узкие, как у подростка, бедра, узкие кисти с длинными пальцами и холодное прикосновение — это скандинав почувствовал, когда она передавала ему большое блюдо с овечьим сыром.
Однако муж смотрел на нее влюбленно. Как бы там ни было, супруги явно ладили, а отец, похоже, смирился со странной невесткой, от которой не дождешься ни готовки, ни работы по дому, ни даже помощи с разведением огня. Агнар подумал, что, наверное, золотоволосая альвийка, ставшая супругой смертного, и рыбное место умеет найти, и с погодой "договориться", а для рыбака это значит больше, чем обычные домашние труды. Огонь в очаге, в конце концов, может развести и мужчина.
А то что женщина молчалива и спокойна — так это ж огромное достоинство!»


Увы, путешествие оборвано на середине - и, видать, продолжения уже́ не будет...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment