Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Царь с Востока», Дмитрий Хван

Пятая и заключительная часть цикла «Зерно жизни»:



«"Странное дело", - подумал Михал, убрав увеличительную трубу в футляр.
Он был уверен в том, что противник ведёт себя совсем не так, как должен. Они до сих пор не изготовились к бою, хотя имели достаточно на то времени. А что может быть хуже на войне, чем непонимание поступков врага? Передние ряды кавалеристов неприятеля стояли недвижной и безмолвной стеной, а сзади них продолжалось постоянное движение, мелькали знамёна и топорщились пики.
"Почему они не разгоняют коней для атаки? Ведь сила атаки всадников состоит в мощи их слитного удара. Кавалерист, пребывающий в покое обречён..." - одна за одной мелькали мысли в голове Радзивилла.
Расстояние между сторонами сокращалось и вскоре пришло время переходить на рысь - ряды гусар немного расширились, фланги подались чуть вперёд. Михал напряжённо смотрел вперёд, на своего врага и врага Польши. До сего момента он ещё не скрещивал сабли с русскими, а только слушал бахвальство старших. Магнаты всё ещё считают армию Московии сбродом, причём полагают это искренне. Не научила их Смоленская война уважать противника. А ведь времена дедовские - Смуты московской, давно прошли. Помимо самого Смоленска русские отняли у Речи Посполитой Чернигов, Полоцк и прочие древние города, а теперь зарятся на Киев, поддерживая казацкие мятежи. Бросив взгляд направо, воеводы увидел лихого Иштвана, подбадривавшего своих офицеров, скачущих рядом.
Атакующая кавалерия перешла в лёгкий галоп, и только сейчас Радзивилл поверил, что русский воевода полный болван, если он попадёт в плен, то он его, возможно, даже не повесит, а просто выпорет и прогонит прочь. Но что такое? Магнату показалось, что ветер донёс до его ушей звуки сигнальных труб врага. Ряды их дрогнули и подались вперёд. Поздно, олухи! Михал со звоном вытащил из ножен саблю и издал пронзительный свист. Атака! Радзивилл исподлобья смотрел вперёд, щурясь от холодного ветра.
- Матерь Божья... - прошептал он вдруг, увидев что передние ряды русской кавалерии разошлись в стороны, словно створки ворот, явив скрытые за собой пушки, десятки пушек! Михал понял, что русский воевода его обхитрил, словно ушлый торговец деревенского простака. Нутро поляка похолодело - одно дело врубаться в ряды не готового к сшибке противника, а совсем иное нестись навстречу гибельной картечи. Отворачивать в сторону? Продолжать атаку? И так, и эдак, уже не избежать пушечного огня, а значит, только вперёд!»


О как:

«Иезуиты поведали многое из того, что интересовало Матусевича. Они и не стали делать тайны из своей основной миссии - проникая в Китайское царство, братья ордена старательно и прилежно изучали язык и обычаи китайцев, чтобы впоследствии приспособить христианский обряд к местным культам, не потеряв смысла обряда. Это делалось для того, чтобы убедить китайцев в христианских корнях их языческих верований. Так, например, брат-иезуит ле Конт рассказал китайцам, что Конфуций, это "Вдохновлённый богом мудрец" и с успехом использовал цитаты этого весьма уважаемого в Китае человека для поддержания основ христианства. Кроме того, братья ордена использовали в храмах традиционные для китайцев дощечки с надписью "Поклоняйтесь небу!". Иезуиты получали достойное внимание, их считали просветителями древней идеи. Обмануть китайцев, а теперь и маньчжур, гораздо легче, чем пытаться долго и, по всей видимости, непродуктивно разубеждать азиатов в их религиозных заблуждениях.»

Чисто политрук, только в феодальной Корее такого бы просто не поняли: верность господину - это да, а вот «за родину!» не прокатило бы...

«- Помните, сегодня в ваших руках судьба Кореи! Настало время изменить её судьбу! Изгоним прочь маньчжур и их прихвостней! Вперёд! - провозгласил Кангхо, бойцам, чьи лица были полны отчаянной решимостью.»

Это не пересказ реального исторического случая, часом - со сменой декораций, конечно?

«Багровое солнце садилось, уходя за тёмные просторы принеманских лесов скрывая в надвигающихся сумерках дальние дымы пожарищ - то крестьяне громили и жгли усадьбы шляхтичей, либо дружины поляков разоряли окрестные селения, заподозренные в симпатиях к москвитянам. Воевода князь Хворостинин, не раз уже выручал селян, посылая отряды драгун и казанцев, вылавливая и уничтожая шайки шляхтичей. А посланцы к воеводе шли безостановочно, поминая обиды, принимаемые крестьянами от помещиков и ксёндзов. Доходило до неприличных для поляков случаев. Так, один из посланных воеводой отрядов - а это были смоленские драгуны, столь резво преследовали мародёров, что, увлёкшись погоней, углубились в необжитые места. На исходе вторых суток преследования, драгуны окружили и вырубили, к чертям собачьим, всю шайку у давно покинутого людьми хутора, после чего настало время возвращаться к Гродне. Однако вояки под началом капитана Людвига Мартинса из Фландрии заплутали, более того, встреченные ими селяне, оробевшие при виде озлобленных москвитян, указали им не то направление. Смоленцы, оказавшись у Белостока, были приняты местным гарнизоном за приближающееся войско князя Черкасского, до сих пор стоявшего под Люблином. В итоге гарнизон Белостока бежал, а драгуны заняли опустевший замок, когда-то принадлежавший шляхтичам Веселовским. Отправив двух местных хлопцев с посланием к воеводе в Гродну, Мартинс решил оборонять городок своими силами, покуда есть возможности для оного. Через несколько дней Хворостинин прислал подмогу - войско боярина Матвея Шереметева, состоящее из восьми сотен солдат-калужцев с полковником, сотни московских рейтар и Аренсбургский полк союзников-эзельцев. С солдатским полком прибыли и три пушки.
Сам князь Хворостинин тоже ожидал помощи от царя, посылая одну за другой грамоты с просьбами в его ставку в Полоцке. В свете скорой осенней распутицы и долгих холодных дождей укрепиться в Гродне было бы весьма полезным делом, считал Фёдор Иванович. Сей город был оставлен польскими воеводами практически без боя. Гетман Павел Ян Сапега, после короткой, но жаркой схватки передовых отрядов, в ходе которой он чудом избежал пленения, поспешил уйти на запад, оставив Гродну на милость князя Хворостинина. Победитель, заняв город на Немане, не стал преследовать совершенно расстроенные отряды поляков - войску Хворостинина требовался длительный отдых, кроме того, необходимо было пополнить запасы, поскольку захваченного в Гродне пороха было недостаточно.»


Биологическое оружие таки «выстрелило»:

«- Я о вирусе, - сложив ладони над столом, опустил взгляд Сергиенко. - Хорошо ли будет оставлять его потомкам? Нужно или использовать его, наконец, либо уничтожить. Иначе уже в недалёком будущем может произойти страшное. МакГроу предлагал...
- МакГроу глупость предлагал! - рявкнул Матусевич. - Использовать боевой вирус близ наших границ - верх идиотизма!
- Значит, надо безотлагательно заняться его уничтожением, - пожал плечами Сергиенко.
- Или использовать с умом, - добавил вдруг Петренко. - Например, внутри ограниченной естественными границами территории.
- Не понял тебя, Ярослав, - повернулся к другу Вячеслав.
- А я поясню, - с готовностью кивнул воевода. - Я бы использовал вирус для уничтожения бандитского гнойника работорговцев и убийц - Крымского ханства.
- И как ты собираешься это сделать? - произнёс Грауль, недоверчиво покачав головой.
- Не думаю, что это возможно провернуть без долгой подготовки. Надо учитывать множество факторов...
- Я не считаю это фантастикой, - загоревшись идеей, твёрдо говорил Петренко. - Думаю, если вы все поддержите меня, то я представлю проект сего предприятия.
За составление проекта высказались единогласно - Крым, отделённый от Руси морем и незаселённым Диким полем, был бы идеальным полигоном для не долгоживущего вируса. А ослабление государства, питающегося кровью славянского народа да живущего за счёт русско-польской розни, было бы весьма полезным делом.
...
Следующим утром, посадив многих пленников на галеры и струги, флотилия вышла в Азовское море. Среди кораблей была и турецкая галера, захваченная Степаном Разиным сотоварищи. На неё посадили турецких военачальников и самых знатных горожан, за вёсла взялись янычары, коих приковали, как ранее прикованы были истязаемые рабы. Она должна была последней подойти к приближающемуся скалистому берегу близ древнего града Корчева, за этим зорко следила дюжина ангарцев с соседней галеры, с которой на турецкое судно в нужное время были перекинуты мостки. К оробевшим туркам перешли двое, а остальные взялись за мушкеты. Одетые, словно лекари в чумное время, оказавшиеся на турецкой галере ангарцы прошли на её корму, где один из них открыл лоснящийся на солнце стальной чемоданчик.
- Ну что, Савва, - глухим тоном проговорил один из них другому. - Твоя сторона правая, моя левая. Время нас рассудит.»


Хорошо. Даже жаль, что закончилось - правда, финал лично я бы сделал другим, но тут уж воля автора...
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment