Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Маг крови-2», Михаил Баковец

Автор продолжил одноимённый цикл...

«Пока мои посыльные катались в город за пополнением запаса целебных эликсиров, я набрал три литра своей крови. Впервые воспользовался сундуком для хранения продуктов и не мог на него нарадоваться. Даже холодильник не мог настолько качественно и на долгий срок сохранить кровь, как подарок виконта. Что делал я: сцеживал с себя некоторое количество крови через иглу с силиконовой трубкой, ровно столько, чтобы не потерять сознание; принимал эликсир и ждал, когда он восстановит моё здоровье; и вновь сцеживал кровь. Зелья и амулет для здоровья заменили услуги Романа. А сундук с чарами сохранности позволял накапливать кровь в большом количестве без боязни, что она испортится. С этим же сундуком мои дружинники уезжали на охоту за кровью монстров Пустого королевства. На время их отсутствия содержимое сундука перемещалось в холодильник.»

Красиво излагает:

«Ну, а я остался с любимой девушкой. Она, кстати, с самого первого момента стала недовольно коситься на Лину. То, что она имеет эльфийскую кровь, моя знакомая узнала быстро. И этот факт ещё сильнее настроил землянку против аборигенки.
— Тебе эльфы нравятся? — высказала она мне вечером, сменив дневной наряд на майку и шортики, всё, разумеется, сексуально-обтягивающее, подчёркивающее все выпуклости и впадинки на её теле. — Ничего в них нет такого! Вечно вы мужики кидаетесь на экзотику. Дома негритянок и азиаток подавай, здесь эльфиек! Кобели, вы.
— С чего такое суждение? — удивился я, не догадываясь ещё о подоплёке вопроса.
— Как же, а рабыня твоя? — ехидно спросила она. — Или любовница, да? Ты с ней спал! — последняя фраза была утверждением. И чёрт её знает — ткнула пальцем в небо или уже успела навести справки о моей личной жизни. Тут есть любителя потрепать языком обо всём что было и чего не было.
— Не было такого, — открестился я, чуть не став просить извинения, согласившись с обвинением. Есть моменты, когда девушкам не нужно знать правды, чтобы кто там не считал.
— Мне рассказали, — поджала губки она.
— Наврали. Что ещё может придти в голову разным недалёким личностям при виде меня и Лины? — сказал я. — Именно потому, что она рабыня я и не спал с ней. По факту секс с ней — это насилие. А меня от такого воротит. Хотя в среде местных аристократов это весьма распространено, они берут всё, что хочется и на что хватает сил. Женщин в том числе. Возможно, из-за этого и про меня такое говорят, ведь я барон, и с местными гулянки то и дело случаются.»


Всё сложно:

«Девушка и так была красавицей (модель как-никак), а после того, как надела украшения, стала ещё прекраснее. Кожа выглядела, как у ребёнка, казалась бархатистой, изумительно гладкой, волосы приобрели блеск, исчезли все морщинки, которых и так почти не было (почти, так как в тяжёлых условиях даже самые молодые и крепкие теряют часть своей красоты), грудь немного увеличилась, стала выше и приобрела правильную форму полушарий с вздёрнутыми вверх сосочками, которые сейчас натягивали ткань блузки, сообщая о немаленьком возбуждении своей хозяйки. Осанка стала, да и весь облик тоже, как у королевы. Даже ножки не обошли изменения — смотрелись стройнее, изящнее, формы икр и бёдер были изумительные — не отнять, ни добавить. Любая фитоняшка душу бы продала за фигуру моей девушки. Можно сравнить с тем, как будто бы над ней поработала команда элитных высококлассных визажистов, которые не только скрыли недостатки и подчеркнули достоинства, но и сделали так, что никакой косметики не видно и красота кажется натуральной, природной. Не очень удачный пример, наверное, привёл. Но мне в голову пришёл только такой, когда смотрел на преобразившуюся Анюту.
— Это от украшений, да? Ты специально мне их подарил?
И тут я ступил на тонкий лёд. Стоит ей сейчас подумать, что этот подарок я вручил из того, что считаю её дурнушкой, то в отношениях у нас появится огромная трещина, которая однажды может зарасти, а может и превратиться в пропасть. Поэтому я приблизился к ней и обнял, крепко прижав к себе:
— Анька, вот не поверишь, но я совсем не знал об их свойствах. Выбрал их, так как показалось, что они очень хорошо подойдут для тебя.
— А эльфийке своей что подарил? — девушка подняла свою прелестную головку, уткнувшись мне в грудь подбородком, и посмотрела в глаза.
М-да, вот, значит, куда ушла её мысль. Ну, лучше уж пусть об этом думает, ревнует, чем анализирует, якобы, мои невысказанные желания и мысли.
— Ничего.
— А хотел.
— Да, — кивнул я. — Серёжки. По ощущениям, когда берёшь их в руки, в них чуть-чуть есть магии, едва ощущается она, правда. Чем-то похожа на то, что исходит от твоих украшений.
— И всё? — кажется, удивилась она.
— А что ещё? — пожал я плечами, отчего голова Ани, лежавшая на моей груди, качнулась.
— Ну-у, — протянула она, — колечко какое-нибудь, или цепочку.
— Она рабыня, Ань, — вздохнул я. — И этот статус с ней будет до конца жизни, если, конечно, не захочет ради мнимой свободы превратиться в калеку. Всякие кольца, браслеты и ожерелья, скорее всего, будут ей напоминанием об этом.
— Что-то совсем не видно, чтобы она чувствовала себя рабыней, — поджала девушка губки.
— А ты себе рабов как представляешь? — ехидно улыбнулся я. — На стройке в обносках под кнутом надсмотрщика? Или в цепях на помосте на базаре?
— Другие какими-то забитыми выглядят, а эта, ну прямо королевой себя здесь чувствует. Аж бесит такое поведение, — призналась она.
— Скажи, что ты просто ревнуешь, — улыбнулся я и потянулся своими губами к рубиновым губкам девушки. Следующие несколько минут мы наслаждались поцелуями, а потом переместились в постель, где перешли к куда более откровенным ласкам. Там же и заснули, насытившись друг другом.
А утром Аня выбрала из болотных находок крупную брошь и заколку для волос, из золота и того странного серебристого металла, дополнительно украшенных мелкими драгоценными камнями. Ощущения от прикосновения к ним я испытывал точно такие же, как от украшений, что вручил вчера своей подружке. Сначала я подумал, что она взяла их для себя, но ошибся.
— Вот, подари их своей эльфийке, — сказала девушка. — Вместе с серёжками. И узнай, пожалуйста, заодно, что это за вещи такие. Вдруг она в курсе?»


Чутьё не подвело:

«— Звал? Что-то случилось?
И вот как после этого ей вручить подарки? Она же так смотрит на меня, будто наши статусы прямо противоположны. Не, я немного утрирую, но её облик очень близок к описанному мной.
— А где пропадала?
— Была в ближней деревне, со старостой договаривалась о провизии и рабочих руках для стройки, — ответила та. — Так что произошло? У меня ещё слишком много дел, господин.
Вот не может она в беседе со мной не съязвить. И ведь наловчилась обходить магию, которая должна была наказать её за желание нагрубить или оскорбить хозяина. Слова-то обычные, но вот тон их...
— Хотел тебе вручить награду за службу, вот и всё. И задать пару вопросов.
Кажется, я сумел удивить собеседницу.
— Награду? — искренне удивилась она.
— Да, — я протянул ей коробочку с подобранными подарками, к ним приложил заколку, так как она чуть-чуть не уместилась. — Вот, прошу принять в благодарность за помощь, которую ты мне оказываешь.
Та медленно приняла подарки, открыла коробочку и уставилась на серьги с брошью. Взяла последнюю кончиками пальцев, поднесла поближе к глазам, словно, те стали подводить ей, и тут они так широко распахнулись, что сделали Лину похожей на анимешных красоток.
— Не может быть! — воскликнула она и в полном шоке уставилась на меня. — Я не могу взять... а-а-рх...
— Прощаю! — торопливо произнёс я, снимая наказание, которое девушка навлекла на себя своим отказом выполнить моё указание. Получается, она в самом деле не хотела брать эти вещи от меня. Интересно, почему — из-за цены последних или негативных последствий от ношения их? Чёрт, нужно немедленно это прояснить, не хватало ещё, чтобы побрякушки навредили Ане.
— Спасибо, — кивнула она. Болезненного приступа ей хватило, чтобы быстро придти в себя.
— Почему не хочешь носить их? — задал я вопрос. — Что с ними не так? Проклятые? Опасные? Ни в коем случае нельзя надевать?
— Совсем наоборот. Очень даже можно и нужно.
— Тогда почему ты против? — удивился, в принципе, уже зная ответ. Но даже так собеседница сумела меня огорошить.
— Это очень дорогие украшения.
— Да и плевать, — хмыкнул я. — Не дороже денег. У меня их хватает. Ещё и земляки принесли побрякушек и золота из нашего города.
— Ты не понимаешь, — вздохнула она. — ОЧЕНЬ ДОРОГИЕ! За такую серёжку, — она осторожно коснулась пальцем, всё так же удерживая брошь, серьги в коробочке, — можно купить баронство вроде того, которое ты отбил у жрецов и отдал своему вассалу.
— Это...
— А за две серёжки можно купить хорошее богатое виконтство. За этот комплект — просить герцогство у короля.
— А-а-ахринеть, — только и выдавил я из себя.
— Ещё не передумал дарить?
Я отрицательно помотал головой.
— Спасибо, — улыбнулась она, потом протянула мне коробочку и заколку. — Подержи... те, господин.
— Ох, и язва же ты, — вздохнул я, принимая у неё вещи.»


Но герой отыгрался:

«А ещё она изменилась точно так же, как Аня вчера. И грудь (вот уж точно — как волка не корми, а он всё равно в лес смотрит) стала выглядеть больше, чем у моей подружки после воздействия магических украшений.
"Четвёртый или больше?", - мелькнула у меня мысль. И оторвать взгляд от двух полушарий, эффектно натянувших платье и смотрящихся в декольте, я смог только через несколько секунд.
— Видишь, что они делают?
— Да. Магия иллюзий?
— И она тоже. А ещё целительская магия, ментальная и десятки сложнейших чар из других разделов. Каждое украшение — это искуснейший артефакт. Тем более, эти драгоценности выглядят старинными, из того времени, когда были мастера, кто обогнали своё время. До сих пор превзойти их не смог никто, хотя похожие украшения можно купить в крупных ювелирных лавках в столицах королевств и герцогств, — сообщила она мне. — А ещё, если долго носить эти украшения, то тело меняется и все изменения, которые создаются ментальными и иллюзионными заклинаниями, становятся реальными.
— То есть, у тебя появится такая же грудь однажды, как вот эта ненастоящая красивая, если будешь носить серёжки с брошью постоянно?
Та сжала губы в ниточку, взгляд похолодел.
— Какой же вы... настоящий мужчина, — произнесла она, потом подтвердила мою догадку. — Да, через несколько месяцев постоянного ношения эти изменения через ауру закрепятся в теле. Это произойдёт незаметно и безболезненно.
— И откуда ты всё это знаешь? — удивился я.
— Позвольте не отвечать на этот вопрос? — попросила она.
— Как хочешь, позволяю, то есть. Однако, какие хорошие серёжки, себе, что ли, подыскать похожие побрякушки. Кстати, а причём тут ментальная магия? — я вопросительно посмотрел на собеседницу. — Эта иллюзия проецируется только у меня в голове?
— Не только. Есть и иллюзия, есть и лёгкое ментальное воздействие, но практически неуловимое. Те, кто носит амулеты от ментального нападения, и которых волшебная вещь защитит от действия артефактов-украшений, даже не заметят разницы.
— Так что делают ментальные чары? — решил я окончательно прояснить вопрос и, не понимая, почему она не отвечает ясно.
— Большая часть работы ментальных чар связана с желаниями носителя артефакта.
— Хм. Хм... — я медленно провёл взглядом от кончика заколки до шикарной иллюзорной груди и расплылся в широкой улыбке. — Вытаскивает желание владельца и реализует в виде иллюзии, значит. Например, мечту о большой груди.
Девушка передо мной стала краснеть, потом побледнела, на скулах заиграли желваки, на смену бледности опять пришло покраснение, а затем лицо Лины покрылось пятнами.
— Господин, позвольте мне вернуться к работе, — нейтральным совсем без эмоций тоном произнесла она.
— Я ведь слышал от тебя слова про коровье вымя у женщин однажды, мол, что красота не в размере, — продолжал потешаться я. — Или как там правильно фраза звучала?
— Господин, — в голосе собеседницы проклюнулись ростки едва слышимой мольбы.
Я ещё раз как следует показательно "помацал" взглядом её новую грудь.
— Гы-гы, — глумливо засмеялся я, потом кивнул. — Хорошо, Лина, ступай. Если не понравился подарок, то можешь не носить его.»


Недурно, буду изучать дальше.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments