Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Запечатанный», Антон Демченко

Пятая часть цикла «Воздушный стрелок» - вбоквел, но с обильным присутствием главного героя-попаданца:



«Хотя, если подумать, а когда оно было иным? Сын контрактной девки, один из доброго десятка "волчат", живущих при борделе тётушки Риты. Да-да, "добрая-добрая" Маргарита, позволяющая своим "фейкам" рожать, и "дающая несчастным детишкам кров и стол"… которые надо отрабатывать. Понятное дело, что совсем мелких детей никто работать не заставляет, но тётушка Рита ведёт скрупулёзный подсчёт всех расходов, и когда ребёнку исполняется шесть-семь лет, предъявляет ему счёт. О нет, никакой похабщины и извращений. Маргарита содержит респектабельное заведение и связываться с откровенной "чернухой" совершенно не желает. По крайней мере, на виду.
Просто, начиная с этого времени у мелкого обитателя Заднего двора, как именуются частные владения хозяйки борделя, появляются первые обязанности из разряда "подай-принеси-пошёл вон". Дальше — больше. Чем старше становится ребёнок, чем он сильнее и выносливее, тем больше ему достаётся работы. В десять лет мальчишек отдают в обучение. Одарённых натаскивают в эфирных техниках, целительских или сенсорных, неспособных же ждут занятия по более приземлённым специальностям. Девчонки остаются на Заднем дворе, на хозяйстве.
Во владениях Риты, вообще, все домашние работы выполняют дети её "феек", взрослых в жилой части дома нет в принципе. Любит сорокалетняя бандерша окружать себя детьми, изображать из себя милосердную, за что и получила прозвище "Добрая". Что совершенно не мешает ей отбирать из обитающих в её доме тринадцати-пятнадцатилетних девчонок, самых смазливых, и заключать от их имени контракты с коллегами... проще говоря, продавать в бордели. Схожая судьба ждёт и подрастающих "волчат", разве что продаёт их Рита не для "постельной" работы, а в отряды наёмников и мастерские, согласно полученных специальностей.
Такая же судьба ждала и Вячеслава. Впрочем, если собственное положение будущего оружейника не особо-то и тяготило, то перспективы маячавшие перед его младшей сестрой, заставляли скрежетать зубами от злости и бессилия. Анна и в детстве выглядела маленьким ангелом, а когда подросла...»


«Бастард» так назван не из-за «неуклюжести», а просто из-за размера:

«Вообще, автоматический карабин Теньковского весьма странный механизм. Первый образец по-настоящему ручного автоматического оружия, он и выглядит как положено "первенцу". Неуклюжий и даже на вид неудобный, этот образец военно-инженерной мысли получил в своё время то же прозвище, что и распространённый в средневековье меч... "бастард", ублюдок, то есть. И для этого были все основания. Имеющий вид классического горного карабина, АКТ выглядит откровенно странно из-за дырчатого кожуха на длинном стволе, из-за которого конструктору пришлось укоротить ложу, превратив её в нечто несуразное. Что уж тут говорить про идиотский магазин на пятьдесят! стрел, торчащий снизу и придающий и без того не блистающему красотой оружию совсем уж корявый вид. Коряга, а не автоматический стреломёт.
Понятно, что изобретатель и производитель выполняли заказ военных, которые хотели сохранить прицельную дальность стрельбы карабина, получив при этом возможность ведения автоматического огня, то есть возмечтали о ручном автоматическом стреломёте, обладающем всеми положительными чертами их тяжёлых собратьев. Учитывая, что о направляющих кольцах, как и об ускорителях в то время никто и не помышлял, результатом первого опыта в строительстве подобного оружия стал тот самый АКТ с длиннющим, перегревающимся, но не сменным стволом.»


Да ладно?

«Стоп, а кто сказал, что ему нужен именно особист? Инерция мышления, не иначе. Тут нужен совсем иной подход. Спец по воспитательной работе, так сказать. Не то, что в Том мире из политруков лепить пытались, и не новомодный психолог, а человек облечённый определённой властью, обладающий серьёзной эмоциональной устойчивостью и… знаниями по основному направлению деятельности отряда. Эдакий начальник службы тыла с расширенными полномочиями, чтоб за каждую утерянную пуговицу отчет требовал, и каждый лихой наскок в рубли переводил. Ученицы-то, все как на подбор, денежку считать умеют. Вот на этом их и ловить. Ха, поворот, однако.
Кирилл перевёл взгляд на собственную руку, барабанящую по стальной коробке карабина, и фыркнул. Не, ну дикость же! А с другой стороны, чем не вариант? Если верить рассказу Стрелковых и докладу Лины... Парень чрезвычайно стрессоустойчив, и себя и сестрёнку свою от целой своры юных лядей не один год защищал, и ведь не оскотинился, не опустился. Так, если он с теми оторвами совладал, неужто перед ученицами Кирилла спасует? Поведётся на женские ужимки? Вряд ли, ой вряд ли. Да и знания у него имеются, как раз в необходимой области. А если вспомнить запись фиксатора "Визеля", сделанную в схроне Вячеслава, есть у паренька и столь необходимая любому тыловику-интенданту основательность и здоровая прижимистость не переходящая в скопидомство, эту вечную болезнь всех хранителей материальных ценностей. Двух зайцев одним выстрелом? А почему бы и нет? И пусть пословица говорит об обратном, попробовать-то никто не мешает.»


Сразу становится очевидно, что это - любовь!

«— Ты не сердись на неё. У Лизы характер настоящего целителя, волнуется она за своих подопечных и терпеть не может, когда те делают глупости и не заботятся о своём здоровье. Последних, она иначе как самоубийцами не величает.
— Но я же не знал, — заговорил было Стрелков и, вновь наткнувшись на насмешливый взгляд собеседника, умолк.
— Только это тебя и извиняет в её глазах. Если бы ты знал, что творишь, Елизавета одной трёпкой не ограничилась бы. Всю душу вынула бы и мозги выела. Поверь, это она умеет, родство обязывает, так сказать, — развёл руками Кирилл.
— Родство? — не понял Вячеслав.
— Оно самое. Лиза наша приходится старшей внучкой боярыне Филипповой-Посадской, а ту, иначе как Великой Мегерой в свете не величают... за глаза, конечно, — пояснил атаман, и тут же переключился на другую тему.»


Логично, общество же сословное - надо быдло отличать:

«На стол лёг небольшой конверт, в котором Вячеслав обнаружил два идентификатора. Обе карты сверкали золотом двуглавых орлов и серебром единорогов, и могли похвастать двумя вдавленными надписями, нанесёнными понизу каждой из них рубленным старорусским шрифтом. "Вячеслав Стрелков Кириллов сын" и "Анна Стрелкова Кириллова дочь".
— Это что? — осипшим голосом спросил Вячко.
— Документы, твои и твоей сестры. Жорик два часа назад доставил из Рахова. Отныне, вы подданные русского государя, со всеми соответствующими правами и обязанностями. А ты, к тому же, назначен опекуном своей сестры, правда, для этого пришлось тебя чуть "состарить", так сказать, так что теперь можешь считать себя совершеннолетним. К коммуникаторам их сам привяжешь, когда они у вас с Анной появятся, конечно. За отчества прошу прощения, но настоящее мне неизвестно, пришлось импровизировать.
— Настоящее и мне неизвестно, — усмехнулся Вячеслав, приходя в себя. С трудом, но усмехнулся же...
— Я тоже так подумал, — кивнул собеседник.
— А почему такое странное написание отчества? — поинтересовался Стрелков, пытаясь выиграть время для раздумья.
— А ты что, никак, в бояре метишь? — коротко рассмеялся атаман, но заметив непонимание во взгляде Вячка, пояснил. — Традиция. В устном общении и современном документообороте отчества всех русских подданных пишутся нормально, а вот в идентификаторах государевых людей и при письменном обращении к ним, как личным, так и публичным от имени государя, порядок записи именно такой.»


Вполне в духе остальных частей - так что если кому нравилось, изучать можно смело.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment