Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Боевой жрец», Алексей Иванов

Отличный автор на́чал новый цикл - ЛитРПГ с проблемами в реале. А вот душка-главный герой с Демократизатором и Капиталом:



«Нейробластер - любопытная штука. Не спрашивайте меня, как он работает. Я вам не физик. На самих игов он действует безотказно. Метров с трехсот полностью вышибает из ящерок сознание на час-полтора. Чешуйчатые те еще гуманисты... были, пока не встретили представителей достославных потомков обезьян. Мы быстро разъяснили ящерицам переросткам, что пули может и не особо гуманны, зато весьма эффективны. Против нас их хваленные и высокогуманные нейробластеры оказались совершенно бесполезны. Да они практически не действовали! Но кто же знал, что у них окажутся такие долгоиграющие последствия? В первый месяц войны мы едва не выбили игов с планеты, неся просто смешные потери, в основном от мерзкой флоры и фауны Нового дома. Но учились ящерки быстро. Умные бестии - этого у них не отнять. В один далеко не прекрасный день на орбите планеты появился огромный флот, а на наши грешные головы посыпался десант. И в это раз вооружен он был отнюдь не малоэффективными нейробластерами. Последние все еще использовались, но довольно редко. Взять пленного, бесшумно вырубить часового - иги мастера на всякие придумки.
Вот тогда-то маленькая победоносная война и превратилась в кровавую мясорубку. Разнеся наш Первый флот, иги устроили блокаду планеты, уничтожили основные наземные базы, загнав в джунгли остатки потрепанных бригадных групп. Их плазменные ружья вскрывали пехотную броню, словно термонож банку консервов. А мерзкие плазменные картечницы в секунду превращали даже "Гепардов" с их активными щитами в гору горелого железа, керамики и хреноземельного металла.
Из списочного состава восьми наших бригадных групп, запертых на планете, к концу осады уцелело немногим более тридцати восьми процентов...»


Только вздыхать, да:

«Из снаряжения на эльфийке были кожаные штаны, усиленными нашлепками на коленях, полусапожки и легкомысленный кожаный топ на шнуровке, не столько защищающий, сколько подчеркивающий достоинства фигурки девушки.
От изучения снаряжения эльфийки меня отвлек очередной тычок от Или. Ревнивая она у меня. Женщины. Что они понимают в тяге мужчин к прекрасному. Особенно когда это прекрасное сразу в двух экземплярах, имеет соблазнительные объемы и едва прикрыто небольшим количеством шнуров и кожи.
Под нашими изучающими взглядами девушка несколько смутилась.
- Что? - она с вызовом сложила руки на груди. - Я не виновата, что для моего класса такое открытое снаряжение.
- Плащ купи, - посоветовала Или.
- Еще чего! - возмутилась Адзума. - Он меня полнит!
Женщины - понявший их мужчина становится мудрецом... и отшельником.»


Поручика Мышлаевского косплеит?

«- О, все местные и неместные боги. Сначала гигантские, чумные крысы, а теперь семиголовые? Что курят разработчики? И почему не делятся? - возмутился я.
- Классику, - отозвалась Или. - Ты не читал "Щелкунчик и мышиный король"? Сказка? Гофман? Что, совсем никаких ассоциаций? - ее брови удивленно поползли вверх. - И чему тебя только учили?
- Стрельбе, тактике, немного взрывному делу. А еще я неплохо играю на гитаре и нервах...»


Засунуть в капсулы травмированных на голову вояк - это, конечно, вариант, но...

«- Мужчины! - в ее голосе сквозило неприкрытое раздражение. - Вы не поняли самого главного! Система ФИКСИРУЕТ начало приступа. Фиксирует, ты это понимаешь! Где были ваши головы?
- Если это так, то какого черта мы сидим в этих капсулах?! Надели бы нам какие-нибудь специальные браслеты, которые в случае приступа вводили бы убойную дозу транквилизаторов и поднимали тревогу. Да мало ли что можно придумать! - меня распирало от возмущения.
- А кому это интересно, Тук? - вздохнула она. - Это по возвращению все готовы были целовать нам задницы. А как же - герои блокады. Если бы мы не жрали полгода водоросли, периодически развлекаясь стрельбой по Игам, человечество проиграло бы свою первую космическую войну. А так - боевая ничья.
Через год, когда возникли все эти проблемы с синдромом Крэма, про нас снова вспомнили. Но уже со знаком минус. Какое-то время пытались лечить, а потом плюнули, просто оставив в строгом карантине. Теперь прошло слишком много времени и большинству уже все равно. С игами Единые Нации вон теперь и вовсе лучшие друзья. Наше существование только отравляет жизнь политикам и дипломатам. Мы воспоминание о глупой, бестолковой, случайной и ненужной войне. Сослав нас в виртуальный мир, они разом избавились от раздражающего фактора, решили множество проблем. Да еще, небось, и бюджет сэкономили.
Ты прав. Они могли придумать что-то другое. Но зачем? Разработка средств нашего контроля в реальности потребует огромных финансовых вливаний. Плюс время на исследования, опыты и испытания. А риски? Войну Земля старательно забывает, да и была она слишком далеко. А вот Стамбульскую резню они, будь уверен, помнят. Обыватели нас просто боятся. Кто из политиков возьмет на себя подобный риск?
Нет, раз "идеальное" решение уже найдено, иное никто искать не будет. Скажешь я не права?
- Нет, ты права.
- Привыкай к этой мысли. Я всегда права, - Или попыталась ободряюще улыбнуться, но получилось у нее отвратительно. Не улыбка - гримаса. В ней не было искренности - души. Она и сама тут же это поняла.
- Спасение утопающих, дело рук самих утопающих, - пробормотал я.»


Учитывая, что «батарейки „Матрицы”» должны работать:

«- ... Док, а зачем нас вообще заперли в капсулы? - спросил я о наболевшем. - Если наши приступы научились считывать, то ведь можно придумать что-то иное.
В ответ он лишь грустно усмехнулся и похлопал меня по плечу.
- Предполагается, что подобное считывание возможно только в капсулах полного погружения.
- Почему?
- Посмотри на окружающий мир. Он фактически неотличим от реального. Мухи летают, птицы питаются этими мухами. В травке копошатся насекомые, а в земле - черви. Ты только представь, какие вычислительные мощности для этого задействованы.
- Серьезные, - пожал плечами я.
- Серьезные? Ха! Скорее невозможные!
- Но все это уже есть. Значит они не такие невозможные!
- Потому что главные вычислительные мощности не в дата-центрах и искинах. Они вот здесь, - он выразительно постучал костяшками пальцев по голове.
- То есть?
- Совокупность сознаний подключенных к виртуальности людей, вот что порождает вычислительные мощности способные создать нечто подобное, - он обвел руками, окружающее пространство. - Открою тебе небольшую тайну. Хотя, это не то чтобы тайна, просто об этом не любят распространяться. Далеко не все полученные в результате этого объединения мощности используются исключительно для игр. Вернее, для игр не используется и десятой части, и это при всей детализации множества разнообразных игровых миров. Фактически, благодаря Программе Глобальной Виртуальной Реальности человечество получило сверхкомпьютер, равного которому нет и уже не будет. Нет, не так. Чем больше людей будет задействовано, тем мощнее суперкомпьютер мы получим.
Меня передернуло.
- Не самая приятная перспектива.
- Боишься, что мировая элита, жидомассоны, корпораты, нужное подчеркнуть, принудительно запихают в капсулы большую часть человечества, чтобы получить эти самые сверхмощности? - понимающе хмыкнул Даригер. - Расслабься, мы и сейчас неспособны полностью загрузить уже то, что имеем. Иначе весь этот прекрасный мир был бы куда менее детализирован. Да и не надо никого, кроме преступников и больных вроде тебя, принудительно подключать. Нравится кому-то это или нет, жизнь человечества постепенно перекочевывает в виртуальность. Здесь работают, учатся, общаются, отдыхают. Одни называют это деградацией. Появился даже такой термин - завиртуаливание. И движение реальщиков, отрицающее любую форму взаимодействия с виртуальностью. Другие - новым этапом развития нашей цивилизации. Кто прав, покажет время.
Если его слова меня и успокоили, то ненамного.
- А это не опасно, так загружать наши мозги? - подражая ему, я постучал костяшками по голове.
Он отрицательно покрутил головой.
- Технология совершенно безопасна. Более того, в ряде случаев наблюдается улучшение работы мозга. Благодаря виртуальности, человечество почти победило все формы нейродегенеративных заболеваний. Причем улучшения происходят не только в момент нахождения в виртуальности, но и вне ее. Альцгеймер, болезнь Пика - мы начинаем забывать эти страшные диагнозы. Да что говорить! Вспомни, кем ты там себя еще недавно мнил? Наполеоном? Цезарем? Или всеми сразу?
- Зато нам втроем было не так скучно, - парировал я. Хотя, должен признать, быть самим собой гораздо приятней, чем вышеперечисленными историческими персонами. - И все же, я отдал бы все, чтобы оказаться в реальном мире. Развлекаться, или даже работать в виртуальной реальности - это ладно. Но я не хочу в ней жить!
- Хотел бы я тебя обнадежить, но не стану, - вздохнул Даригер. - Если проекты вашего контроля в реальном мире и рассматривались, то мне о них ничего неизвестно. Впрочем, я могу для тебя поискать информацию по своим каналам. Наш Центр не единственный, их по планете разбросано несколько десятков. До принятия проекта вашего подключения к виртуальности многие из них работали над своими программами адаптации ветеранов с синдромом Крэма. Замечу только, чтобы не дарить лишних надежд, раз я ничего об этих программах не слышал, то сильно они не преуспели.
- Спасибо, док, - искренне поблагодарил я. - Я верю, что для нас возможен иной выход.»


Очень хорошо. Редкий случай, когда виртуальность не мешает освоению новых планет. Рекомендую и жду продолжение.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment