Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Страж», Александр Конторович, Нина Демидова

Цикл называется всё-таки «Изгой» и пишется в соавторстве - поправил в предыдущем посте, а тут про второй том:



«Кстати, не раз задаюсь вопросом - а на каком, собственно, языке я разговариваю? По-русски?
Фиг там... по-русски я думаю. А вот говорю... хрен вообще разберёшь по-каковски. Почему и отчего я вдруг стал понимать местные наречия - тайна сия велика есть. И уж точно - не для моего ума. Но я уже не раз замечал, что некоторые мои собеседники друг друга понимают далеко не сразу. В то время как мне их слова пояснять не нужно. Всё понятно без лишних толкований. Загадка! Но - и преимущество...»


Очень странный вывих местного правосудия:

«- Более того - он входит... входил в список коронных преступников.
Это ещё что за список такой?
Увидев моё замешательство, монах кивает.
- Я и забыл... ты же потерял память!
Как он пояснил, коронные преступники - это особый вид злодеев. Независимо от места его обнаружения, он подлежит немедленному задержанию. И судить его должен специальный королевский суд - как правило, выносящий весьма суровые приговоры. Дело в том, что за одни и те же проступки, в разных местах могут наказать по-разному. А вот у коронного судьи свой взгляд, от местных реалий никак не зависящий. По всем делам, связанным с таковыми злодеями, существует специальная процедура дознания. И факт смерти такового персонажа обязательно должен быть подтверждён. Ибо суд выносит специальное решение - данного "товарища" считать покойником с такой-то даты. Все дела, так или иначе, с ним связанные, прекращаются, и его снимают с розыска.
Есть и нюанс - в случае оправдания коронным судом, все прегрешения, совершённые до этого момента, преступнику прощаются. Даже если о них никто и не вспомнил непосредственно на суде.
Хм, любопытная трактовка... Типа - коронный суд непогрешим? Раз сказал "белое" - все должны принять подобающую позу и произнести "ку"?»


Там дальше есть любопытная оговорка на сей счёт - «Понятно, что самым возмутительным был тот факт, что Дана – женщина. Ну, был бы на ее месте какой-нибудь маг-мужчина, ненароком поджаривший своих обидчиков, тут бы все и решилось. Проэкзаменовали бы его на боевые способности, перевели на новую должность при положительном результате, да и дело с концом. Но взять в боевую лигу женщину... на такое даже самые доброжелательно настроенные маги были не готовы.»:

«Гильдия магов - в лице Даны, столкнулась с беспрецедентным случаем в своей практике. Как я теперь понимаю, еще никогда в истории гильдии маг, скажем так, "узкого следственного профиля" не мог использовать свое владение магией для реальных боевых действий, т.е. наносить физический урон живой силе врага. Допускалось, что он применит какое-нибудь заклятие из имеющегося арсенала, чтобы запутать следы, сбить со следа преследующих его преступников, или укрыть кого-то от нежелательной встречи, но вот так... чтобы поразить противника силой своих заклятий, без специального обучения и тренировки – это, как я понимаю, произошло впервые. Поэтому все, что касалось Даны, начиная от ее слов и той роли, которую она играла в истории с Хлудом Косой, вплоть до реальных доказательств в виде оружия злодея – воспринималось магами гильдии с превеликим подозрением и крайней настороженностью.
Оно и понятно. Ведь если каждый обученный маг бросится дополнять имеющиеся навыки ещё и способностью к убийству людей, прослышав про случай с Даной, то один бог знает, что может получиться. А желающих "приподняться" тут сразу найдется уйма, это и к бабке не ходи.
Кому самый большой почет и уважение? Боевым магам. Опять же – высокое жалованье и особое положение в обществе – им же. Вот и начнется, выражаясь современным языком, на "рынке" магии разброд и шатание. Каждый станет воображать, что ему вздумается, а это прямой путь к потере стабильности в обществе, а от нее рукой подать до всяких там волнений и беспорядков.
Мне, конечно, сомнения экспертов из гильдии глубоко понятны и даже где-то близки. Я сам, честно говоря, офигел, когда милая девушка спалила одним движением руки дом трактирщика. Если бы я не видел потом ее реакции на содеянное, то никогда бы не поверил, что она раньше так не умела. Поселившись в Киморе, я частенько вспоминал о своей напарнице, уж больно девушка попалась боевая и настырная. И смелая к тому же. Кому как, а мне такие раньше не попадались, и поэтому Дана никак не выходила из головы.»


И как бедность влияет на знатность? Правильно - никак:

«Частенько ее партнером по схватке становился молоденький Керк Дуган, потомок некогда знатного, а ныне совершенно обнищавшего рода.»

Вот прям-таки:

«То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства.
5 августа 1628 года.
Ришелье».

«Действительность оказалась куда более захватывающей. И намного более серьёзной… в плане грядущих последствий. Не приняв по делу Даны единодушного решения, Арбитриум магов прислал в Кимору "Книгу изречений".
Данный артефакт всегда был окутан ореолом тайны. Происхождение его никому было неизвестно, да и вообще - мало кому из магов удавалось в своей жизни увидеть Книгу своими глазами. К слову сказать, сталкиваться с ней в своей жизни никто особо и не спешил – от её приговора зависела дальнейшая судьба человека, а неподчинение решению было чревато пожизненным лишением магических способностей, что немедленно превращало бы теперь уже бывшего мага в изгоя.
Ясно, почему тан Ферре и все члены совета нервничали. Не каждый день удается быть причастным к артефактам, обладающим немыслимой магической мощью.
- Дана Бакли, решением Арбитриума ты будешь подвергнута процедуре "избрания слов". Знаешь ли порядок проведения испытания?
Девушка от волнения даже потеряла голос и только утвердительно кивнула. Порядок проведения этого ритуала заучивал наизусть каждый маг. И хотя сама вероятность того, что ему когда-нибудь предстоит в нём участвовать была ничтожной - знать его наизусть обязан любой, кто связал свою жизнь с серьёзной магией.
- Отдаешь ли ты себе отчет, что решение "Книги изречений" непреложно и подлежит немедленному исполнению? Независимо от твоих мыслей и предпочтений!
Опять кивок. Что-то стало страшно.
"Мало ли что там книга навыдумывает - а ты потом выполняй. Может, зря все это? Страшно так, что хоть беги. Эх, жаль кузнеца рядом нет – он на магию нечувствительный, уж наверняка подбодрил бы как-нибудь."
Дана на негнущихся ногах подошла к столу с небольшим ларцом, стоящему в центре комнаты. За ее спиной почтительно притихли члены совета. По правилам процедуры «избрания слов» никто не имел права прикасаться к Книге изречений, кроме испытуемого. Девушка понятия не имела, как должна она выглядеть ... да и книга ли это вообще?
Дело в том, что артефакт на самом деле мог иметь какую угодно форму и размер, и способен был представляться тому, перед чьим взором он являлся, в любом виде. То есть - каждый видел его по-своему. Рассказывали, что Книгу нельзя украсть, потерять или уничтожить – за века существования она подвергалась множествам нападок, но всегда оказывалась целой и невредимой, возвращаясь на свое исконное место – дворец Света, где обитал магический Арбитриум.
Дана с волнением дотронулась до ларца из потемневшей древесины, обитого потускневшими металлическими полосами. Отполированное дерево передало девушке волну исходящей от него силы. Непонятной природы - не злой и не доброй... а просто силы - самой по себе. Откинув крышку ларца, она с трепетом заглянула внутрь. Там действительно лежала книга - совершенно обычная, без каких-либо внешних особенностей. Точно такие же она не раз листала в библиотеке. Протянув обе руки, магичка взялась за толстый, казалось бы, очень тяжелый, фолиант в кожаном переплете и... неожиданно легко подняла артефакт. Книга почти ничего не весила, и поэтому девушка не могла понять, из какого материала она сделана.
Дана положила её перед собой и, вздохнув, опустила руки на переплет. Боковым зрением она видела, как вытянув шеи и затаив дыхание, на стол смотрят ее коллеги по цеху.
"Ну вот и момент истины", - проскочила в голове шальная мысль.
Все страницы, которые она перелистывала, были пустыми. Ни рисунков, ни текста - ничего...
"А вот на этом пустом развороте я остановлюсь", - решила девушка. И, перевернув страницу назад, она совершила свой выбор.
Страницы более не переворачивались - они словно срослись в одно целое.
На бумаге стали проявляться буквы. Их начертание выглядело странным, очень непривычным для глаза. Текст был написан старым, в настоящее время почти и не используемым, шрифтом. Прочесть слова получалось с трудом, да и то не с первого раза. И первым это сделал глава гильдии магов графства.
- Любое принятое тобой решение будет правильным. Да будет горе тому, кто встанет на пути судьбы! - громогласно объявил почтенный тан Ферре. По несколько растерянному тону, которым он прочел изречение Книги, было понятно, что смысл прочитанного до мага еще не дошел...
Домой девушка возвращалась в полном раздрае с самой собой. Совет магов был поражен результатом испытания – крайне редко за всю историю ведения записей процедуры (каждая тщательно описывалась и хранилась в библиотеках Арбитриума, а записи использовали как справочный материал) Книга отдавала решение на откуп испытуемому. Обычно такая свобода выбора не предоставлялась. И теперь Дана сама должна решить, как ей поступить.»


Эк Дане попёрло-то - только пруха завистью коллег омрачена преизрядно. Гут, жду продолжение.
Tags: Апдейты, Книги, Ностальгия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment