?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Континентальный сдвиг», Владимир Мясоедов
Red with green eyes
falcrum
Автор продолжил цикл «Ведьмак двадцать третьего века» - это уже́ восьмой том:



«Просто в один миг прямо под ним хрустнула ветка, и опустившийся вниз взгляд наткнулся на продирающуюся через слой хвои громадную мохнатую тушу, в облике которой перемешались человеческие и волчьи черты. Оборотень, безжалостно запускающий в кору ели свои напоминающие кинжалы когти, стремительно карабкался вверх. Секунда – и вот он уже прямо перед чародеем и тычет ему в морду испускающей ароматы свежей сдобы корзинкой, ручку которой чудовище сжимало в пасти. А стоило лишь Олегу принять его ношу, как ужасающий монстр стремительно уменьшился в размерах и избавился от деталей нечеловеческой анатомии, обращаясь в фигуристую рыжеволосую девушку, единственной одеждой которой являлся комплект красного кружевного белья.
- Доброслава, ну кому я не мешающий трансформации плащ покупал? Люди же смотрят, – печально вздохнул Олег, уже понимая, что в очередной раз повлиять на характер его любовницы не получится. Оборотень не то чтобы совсем концепцию стыдливости не понимала, просто тело свое не считала нужным от кого-либо прятать. Стыдиться ей уж точно было нечего, а жертвами сексуальных домогательств представительницы её народа становились примерно так же часто, как бронетехника или работающие промышленные мясорубки. Мало кто мог принудить симпатичную девушку к тому, чего она не хочет, если та в состоянии за несколько секунд превратить человеческое тело в размазанный по большой площади фарш с вкраплениями костяной крошки.
- Пф, можно подумать, вырядившись Красной Шапочкой, я бы собрала на себя меньше похотливых взглядов от местного мужичья, – фыркнула устроившаяся на ветке девушка, беззаботно болтая ногами. – Да они на меня даже в полном доспехе облизываются!
-Это просто потому, что он тебя облегает дальше некуда. И вообще, хватит моего мужа своей задницей у всех на виду соблазнять, принимай боевую ипостась обратно! – по проторенному оборотнем маршруту вверх медленно летела светловолосая женщина, облаченная в черную кожаную куртку армейского боевого мага.»


Она вообще мечта определённого типа мужчин:

«- Гражданская война не понравилась, которая даже из-за нашествия нежити, японцев и англичан прекращаться не подумала? – полюбопытствовал Олег, устраивая девушку поудобнее. Пусть сегодня оборотень была без своего доспеха, но пушинкой она отнюдь не являлась.
- Патриархальность, – отрицательно мотнула головой девушка. – Слишком тяжело там нормально устроиться одинокой женщине не их культуры, а глотки всем дебилам китайской национальности не вырвать, слишком уж их много. Да, у меня имеются некоторые недостатки, но я умею здраво оценивать свои силы... Эй, не лыбься! И куда ты руки с моей задницы убрал?! Верни на место или хотя бы на грудь положи!
- Хорошо-хорошо, – спорить в такой ситуации Олег посчитал излишним, тем более бюст сидевшей у него на коленях девушки так и просил того, чтобы его лишний раз помяли.»


Вот прямо гибрид «Кавказской пленницы» и «Формулы любви»:

«- Будь проклят тот день, когда я сдуру согласился поехать в эту ужасную Сибирь! – вопил откуда-то из под полуразбитой перевернутой лодки мужчина, который видимо был одним из тех самых заграничных инженеров, чьего приезда ожидал отец Стефана. Во всяком случае, одет он был в смешную для настоящих сибиряков короткополую куртежку, а на русском говорил с заметным акцентом. – Семь! Семь проклятых раз на нас нападали по дороге сюда, и в восьмой раз уже на месте чуть не прикончили!
- Ну, сударь, это просто вам так не повезло. Форс-мажор, как говорится, – выглянул из рубки корабля какой-то бородатый мужик с трубкой в руках и в капитанской фуражке. – Обычно то за время плавания подобные события бывают раз... Или два... Ну в совсем уж крайнем случае никак не больше трех...»


«А меня-то за что?!»:

«- Чувствую себя еще хуже. Тот мерзавец, которому я голову оторвал, меня почти убил, – Олег с едва сдерживаемым стоном приземлился на мягкое кресло, ощущая как у него болит все...»

А почему в боях такое не используют?

«Новое пророческое озарение, накрывшее Олега, сообщило ему о том, что ради развлечения публики устроители данного мероприятия играют не только с пространством, но и со временем. А пока чародей третьего ранга пытался справиться с когнитивным диссонансом, вызванным нарушением одной из основ мироздания ради того, чтобы кучке титулованных задниц не пришлось лишнюю минутку в своих комфортабельных ложах поскучать, бой успел и начаться, и закончиться.»

Что-то не верю я, что герой эмигрирует - ладно, поглядим, что дальше будет...


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Вот думаю, что ли попробовать изучить. Мясоедов хорош на коротких дистанциях в книгу-две. А тут аж восемь — а ты вот всё читаешь.

А я у него всё читаю.

На диво, на диво. Две с половиной книги разом заглотил. Правда, чуток подустал, да и дальше времени будет мало, так что сделаю перерыв. Но вообще — опасался гораздо худшего.

Бабушка надвое сказала, будет ли вообще продолжение, учитывая обращение к читателям в седьмом томе о том, что издательство не стало брать последние книги.
А если будет… Думаю, не суть важно, эмигрируют или нет, идея книг в том, что куда бы герой ни направился, там обязательно будет жопа, из которой почти невозможно вывернуться с его силами малыми (даже после последнего своего левелапа и лута легендарных вещиц, силы — малые). Из-за четвёртой мировой спокойных мест в том мире в принципе нет.

  • 1