Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Календарь Морзе», Павел Иевлев

Что получится, если в «Дне сурка» застрянет целый город? Да ещё и с откровенной мистикой в виде талантов...



«Если бы сегодня было семнадцатое февраля, то они могли бы отпраздновать День спонтанного проявления доброты. В этот день надо подкараулить кого-нибудь и с прямым умыслом нанести ему ласки, поцелуи или иные насильственные действия, причиняющие физическую радость. Вломить пользы, отвесить доброты или причинить счастья, сколько унесет - до наступления каких-либо позитивных последствий средней и меньшей тяжести...»

В мемориз!

«- Толерантность, дорогие радиослушатели, переводится на русский словом "терпимость", и появилась она не вчера. Впервые понятие "терпимости" на законодательном уровне было сформулировано в начале XIX века во Франции, в период классического французского регламентаризма. Оно означало легализацию и обложение налогами проституции. В то время, чтобы предаться толерантности надо было идти в специальное место - "дом терпимости", maison de tolérance. Правда, с некоторых пор это явление приняло такие масштабы, что теперь можно говорить о целых "странах терпимости", так называемых "толерантных государствах". Важно помнить: если толерантность становится государственной политикой - это верный признак того, что вами правят бляди.»

Душевно:

«- Что говорит по этому поводу твоя социология?
- Что городская власть предается безудержному патернализму.
- А я думал, долбоебизму...
- Патернализм - это проекция долбоебизма на электорат. Вкратце его можно охарактеризовать как социальную концепцию, в которой граждане предполагаются инфантильными туповатыми долбоебами, которые не понимают собственной пользы.
- Ну да, - подтвердил я, - дай им волю, все засрут, проебут и спиздят, а что не смогут спиздить - поломают просто так. После чего сядут на руинах и, громко матерясь, вымрут от пьянства. Поэтому государство должно постоянно стоять над гражданином с целительными пиздюлями наготове, дабы тот вел себя как человек, а не как взбесившийся бабуин. Знаю такую теорию.
- Однако, - продолжил Славик, - при этом государство берет на себя обязанность кормить этого кретина, развлекать его и защищать - в первую очередь, от себя самого. В общем, встав в позицию родителя трудного подростка, заниматься сублимацией кнута в пряники.
По мнению нашего уважаемого мэра, без его контроля горожанин будет надевать трусы на голову, нести ложку в ухо и сушить мудя в микроволновке. Поэтому он считает себя обязанным издать инструкции и законы на любой случай жизни, на трусах написать "жопой - сюда", к ложке приложить обязательный мануал на восьми страницах со схемами, а на микроволновке написать "не для мудей!"
- Знаешь, Славик, - сказал я, подумав, - а ведь он в чем-то прав. Средний избиратель таков и есть.
- Вот так и становятся государственниками, - засмеялся он.
- Не-не, я социал-дарвинист. Пусть каждый выживает сам. Хочет - курит, хочет - пьет... - я отсалютовал стаканом. - Хочет - берет микрокредиты на "Айфон". На кой черт их от себя-то спасать?
- Ты не понимаешь, - Славик пил уже второй стакан, он раскраснелся и расслабил галстук, - ты думаешь, государство при этом заботится о них?
- Ну да, это ж, как ты его сейчас - патернализм, ну.
- А вот нифига. Государство всегда заботится только о себе. Взять, вот, к примеру, пенсионную систему. По твоей мысли, если человек в государстве почитается полноценной мыслящей единицей, то его пенсия - его личное дело. Откладывай в банк под проценты, копи, инвестируй - будешь иметь обеспеченную старость. Не стал - твои личные проблемы. Иди, ночуй в картонной коробке на свалке, конкурируй за ужин с крысами. Так?
- Ну да, - сказал я неуверенно, чуя подвох, - примерно так.
- А теперь, представь, что стало по-твоему. С завтрашнего дня - никаких пенсионных отчислений, граждане сами должны заботиться о накоплениях. Не будем сейчас вдаваться в технические моменты, вроде инфляции и инвестиционных рисков, давай рассмотрим два варианта развития событий.
Вариант номер один: все граждане, понимая, что старость неизбежна и здоровье не бесконечно, всю трудовую жизнь тщательно просчитывают экономическую целесообразность вложений и откладывают деньги, заботясь об их сохранении и преумножении. Все пенсионеры богаты и счастливы, отдыхая на пляжах и в санаториях.
Вариант два: очень небольшая часть граждан подойдет к своему будущему достаточно ответственно, чтобы откладывать деньги, и при этом еще и окажется достаточно подкованной в области финансов, чтобы эти деньги не просрать. Это, по большей части, будут как раз те люди, у которых и так все в порядке, и госпенсия им не очень-то и нужна.
Славик откинулся на стуле, посмотрел на меня сквозь стакан и ехидно спросил:
- Ну и какой вариант ты считаешь более вероятным, исходя из своего понимания природы человеческой?
- Второй, - признал я. - Люди - идиоты. Большая часть просто забьет, живя сегодняшним днем: "До старости еще дожить надо, а новый „Айфон“ уже вышел!" Остальные деньги сначала отложат, но потом отдадут их продавцам чудодейственных лекарств, кредитным манипуляторам и мошенникам на доверии.
- И вот, представь, - продолжил свою мысль Славик, - подходят к пенсионному возрасту те, кто провтыкал или просто не сделал накоплений. На улицах тысячи умирающих от голода стариков. Они, безусловно, сами во всем виноваты, никто не спорит. Но посмотри на это с точки зрения государства - нужен ему такой аттракцион? Скажут ли эти непенсионеры, мол, "Мы сами дураки, просим в нашей смерти никого не винить" или выйдут с плакатами "Мы всю жизнь работали, а теперь умираем от голода, спаси нас, чертово жестокое государство"?
- Думаю, тот еще хай поднимется...
- Вот и государство рассуждает примерно так же. "Нахрен нам такие праздники!" - думает оно и отбирает у граждан деньги принудительно и заранее, чтобы потом из этих денег, худо-бедно, но дать что-то этим кретинам, чтобы они не сдохли по своей же дурости. Это тот же патернализм, но он уже не выглядит такой дурью, как запрет булочек, верно?
- Ну... - почесал я в затылке, чувствуя, что меня только что развели, но не находя аргументов возразить.
- Вот так, путем несложных умственных экспериментов мы пришли к выводу, что чаще всего люди не слишком рациональны в своем поведении. И потому в наш гуманный век патернализм является не таким уж бессмысленным. Редкое государство в наши дни может спокойно позволить себе дать умереть всем дуракам: а кто ж тогда работать будет? Забавно тут другое - что наш мэр, считающий себя прогрессивным либертарианцем, постоянно прибегает к директивному патернализму, который считается признаком авторитарности.
- А что, бывает какой-то другой патернализм?
- Конечно, - Славик с удовольствием отхлебнул из стакана. - Существует либертарианский патернализм, как бы странно эти два слова ни смотрелись рядом.
- Это как?
- Директивный патернализм запрещает человеку жрать булочку для его же пользы, и человек возмущается. Либертарианский - манипулирует человеком так, что он остается в полной уверенности, что не жрать булочку - его собственный выбор. Например, можно выкладывать в супермаркете булочки в дальнем углу на нижней полке, заполнив все козырные места капустой и яблоками.
- Ага, щаз, - не поверил я. - В супермакете выкладывают на видное место товары с наибольшей прибылью, жратву с истекающим сроком годности или то, за что поставщик отдельно приплатил.
- Либертарианские утопии не менее утопичны, чем авторитаристкие, - пожал плечами Славик. - В результате всегда рулит государство, но авторитарное не стесняется в этом признаться.
- В общем, с патернализмом всё более-менее ясно, - собрался с мыслями я. - Но вот что у меня не сходится... Если гражданину нельзя доверить даже булочку себе выбрать - то какой он, к чертовой матери, избиратель?
- А вот в этом, - Славик поднял... нет, даже воздел к потолку палец, - и состоит контекстуальный дуализм социального мироустройства...»


Ой, ведь напророчит:

«Микроагрессия - это любое поведение, намек на поведение, то, что может быть воспринято как намек на поведение, то, что может ассоциироваться с намеком на намек на поведение...
В общем, все, что может вызвать самомалейший душевный дискомфорт у человека, считающего себя обиженным по умолчанию. Потому что он негр, женщина, гей или просто унылый козел.
Например, Университет Северной Каролины выпустил руководство, в котором говорится, что комплимент женщине "мне нравятся ваши туфли" - это микроагрессия. Потому что вы поставили ее внешность выше ее интеллектуальных способностей. Но если бы ей сказали "вы очень умная" - это тоже было бы микроагрессией, потому что подчеркнуло это ее качество, а значит, в нем сомневались. Если бы промолчали, это тоже было бы микроагрессией, потому что это игнорирование. В общем, если перед вами обиженный мудак, то само ваше существование является микроагрессией.
В законопослушных толерантных социумах с микроагрессией успешно борются, а потом удивляются, почему человек вдруг выходит на улицу с винтовкой и стреляет во всех, кого видит, пока патроны не кончатся. Не стоит затыкать предохранительные клапаны, встроенные в нас природой!»


Я вот представил...

«- ...А двадцать первого июня был бы день репродуктивных органов покрытосеменных растений, - закончил я утренний блок. - В этот день люди массово ампутируют у них особые побеги, приспособленные для образования спор и гамет, и, используя яркую окраску их чаше-листовой части, составляют из них различные композиции. Наверное, если бы в эволюционном соревновании победила не фауна, а флора, и разум развился бы не у млекопитающих, а у каких-нибудь кустов, то мужская особь двудомного растения вручала бы женской в знак благоволения пучок свежесрезанных ароматных пенисов. А та бы скромно кивала кроной и шелестела в ответ: "Ах, как мило... Мне так нравятся именно эти, волосатые..." В общем, дорогие радиослушатели, пользуйтесь эволюционным преимуществом, дарите женщинам цветы!»

Просто чудесно - две книги подряд, которые хочется разбирать на цитаты. Рекомендую.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments