?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Тайные виды на гору Фудзи», Виктор Пелевин
Red with green eyes
falcrum
Титан излагает про тяжкую житуху олигархов с постановкой рыбок в позу пьющего жирафа и, параллельно, о ловле хуемразей пиздокрюком:



«– Вы слышали выражение "delayed gratification"? Или "отложенная гратификация"?
– Может и слышала, – ответила Таня. – Звучит знакомо. Но я уже забыла.
– Я напомню тогда. Это понятие связано с так называемым "Stanford Marshmallow experiment", или, говоря по-русски, "Стэнфордским зефирным экспериментом". Слышали?
Таня пожала плечами.
– На самом деле это целая серия экспериментов, обширная и очень долгая. Но первоначальный концепт был простым. Детям лет шести предлагали выбор – съесть одну пастилку прямо сейчас или две пастилки через пятнадцать минут. Сладости могли быть и другими, зефир тут не важен. Важным было предложение отложить удовольствие, чтобы потом получить больше. В шесть лет на подобное решиться не так просто. Некоторые дети соглашались, другие нет. Образовалось две группы.
– Можно догадаться, – сказала Таня, – что две группы будет. Чего удивительного.
– Тут – ничего. Удивительное было дальше. Эти эксперименты ставили в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века. А потом проследили жизненный путь участников. Вплоть до нашего времени.
– И что?
– Оказалось, – продолжал Дамиан, – что группа отложенной гратификации, то есть детки, согласившиеся подождать второй пастилки, по всем жизненным показателям обошли тех, кто выбрал одну пастилку сразу. И по образованию, и по доходу, и даже по индексу здоровья.»


Я вот представил, как «книггеры фигачат „Целину” Брежневу» звучало бы:

«Или не подумали нанять книггеров, чтобы издать скандальную и пустую книжонку о вашей встрече.»

Ис-кус-ство, мать его ети:

«– Это что-то мифологическое, да? – продолжал Дамиан, прищуренно оглядывая фрески. – Виноград, колесница, руины… Похоже на "Триумф Вакха" этого... как его... Корнелиуса де Воса. Может, современная вариация? Как называется?
– Это триптих, – ответил Федор Семенович, подписывая очередную бумагу. – Харви Вайнштейн насилует Николь Кидман, Уму Турман и Натали Портман.
– Ах, – сказал Дамиан, – это Вайнштейн три раза. А я думал, Вакх в венке. Актрис-то я узнал... Кто автор?
Федор Семенович закатил глаза к потолку, вспоминая.
– Кажется, Дубосаров какой-то. Или Виноградский. Хэзэ, не помню точно. Это дизайнер заказывал. Спальня в стиле "Голливуд разбитых надежд". Говорят, модно.
– А скульптура – тоже Дубосаров? – спросил Дамиан, кивая в угол.
– Нет.
– Это кузнецы? – спросил Дамиан, подходя к скульптуре. – Или медведи бревно пилят? Чего это у них на висках мочалки какие-то?
– Прочитай, там написано.
Дамиан подошел к скульптуре, нагнулся и прочел вслух:
– "Голливудские евреи создают драматическое напряжение в коммерческих целях. Автор Неизвестный". Да, метко поймано, метко... Вчера как раз кино смотрел и думал. И что, правда неизвестно, кто автор? Или это в том смысле, что он малоизвестный?
– Нет, наоборот. Он как раз популярный. В определенных кругах. Оба слова с большой буквы – Автор Неизвестный. Это внебрачный сын Эрнста Неизвестного. Автор Эрнстович. Мама его специально так назвала, чтобы тег застолбить. На табличках круто смотрится.
– Стильно, – сказал Дамиан. – Такая сквозная кинематографическая тема во всем. Очень стильно и модно. И мама умная – могла ведь сынка и "Солдатом" назвать.»


Образно!

«Мирской человек не знает этого, потому что никогда не достигал подобного покоя, и то, что он зовет этим словом – это когда вставленный ему в жопу паяльник остывает со ста градусов где-то до семидесяти пяти. Но покой четвертой джаны – это совсем, совсем другое. Там вообще нет ни жопы, ни паяльника. Есть только покой.»

Допрыгались. Точнее, допросветлялись:

«– Я теперь даже потрахаться не могу, – пожаловался Юра. – Вот до чего дошло.
– Что, – спросил доктор, – проблемы с совершением полового акта? Эректильная дисфункция? Какие-нибудь физиологические неудобства?
– Нет, – сказал Юра, – если дисфункция, таблетку можно съесть. Тут хуже, намного хуже.
– Можете описать? В любых терминах, не стесняйтесь.
– Попробую, – ответил Юра. – Вот раньше пялишь красивую бабу... Просто трахаешь ее, и тебе в кайф. И чем баба красивее, тем тебе кайфовее. Ну как и должно быть. А теперь...
Юра провел ладонью по лицу, словно сдирая с него прилипшую паутину.
– Теперь совсем не так, – сказал он. – Даже объяснить сложно. Как будто все пропало куда-то – баба, кайф... Словно реальность подменили. Сейчас так: чувствую хуем, что мокро, потом думаю, что двадцать тысяч за ночь – дохера, потом замечаю, как силикон под пальцами пружинит. Потом думаю, сдала она телефон охране или прячет, и есть у нее инстаграм или нет. Потом замечаю, как помада воняет, потом опять хую мокро, потом слышу стон, потом думаю, что стон этот ни разу не искренний, и за такие деньги могла бы уроки системы Станиславского брать. Потом волосы щеку щекочут, потом опять вспоминаю, что двадцать тысяч много, и думаю, что настоящий разврат – это не в сраку ее пялить, а такие деньги платить. Потом опять мокро, потом слышу как стонет, потом чувствую, как выгибается, потом думаю, что она, сука, специально хочет, чтобы я кончил быстро и она спать легла, потом злоба на нее берет, потом чувствую, что все равно кончаю прямо сквозь эту злобу, потом в самый ответственный момент опять помада воняет...
– Двадцать тысяч рублей или долларов? – спросил доктор.
– Долларов, – ответил Юра. – А какая разница-то?
– Для вас, наверно, никакой, – сказал доктор. – И что здесь не так?
– А то. Во всем этом больше ни одного момента нет, когда я красивую бабу ебу. Вообще ни одного, понимаете?
– А раньше такие моменты были?
– Я всю жизнь их нормально харил, – сказал Юра. – Что я, не помню, что ли? Зачем бы я тогда вообще этим занимался? А теперь даже поебаться нельзя. Потому что этого "поебаться" нигде больше нет.»


Отличное определение:

«– Что значит "вата"? – возмутился Ринат. – Кого ты ватой называешь?
– Я тебе скажу кого. Того, кто сегодня репостит фотки сирийских казачков, а завтра пойдет на голливудское кино про то, как их разбомбили. Ну, может, и не пойдет, но с торрента закачает точно. И это не вчера началось, Ринат, а еще при совке. Когда одним полушарием в Афгане воевали, а другим "Рэмбо" смотрели по видаку. Сейчас просто продолжаем традицию.
– В Америке, кстати, такого не бывает, – сказал я. – Там с полушариями строго. И без всякого ФБР – внешнего принуждения нет, свободная страна. Вопрос патриотизма решается за три миллисекунды на уровне внутреннего парткома шишковидной железы. Человек знает, что иначе его просто на работу не возьмут выше бензоколонки.»


Сделано всё, как обычно, «на пять с плюсом», но герои лично от меня дальше, чем чёрные курильщики - через что неинтересны.


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1