?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«ЗАДница Василиска», Николай Инодин
Red with green eyes
falcrum
Вот честное слово: книги по названию не подбирал - они как-то сами в моей очереди на чтение вот так расположились...

Итак, автор наваял космооперу, втиснув в один том пару десятков лет довольно бурного действа...

«"А оно нам надо?"
Опытный приключенец, привычно потирая нижнюю часть спины.»


Очередной вариант «без меня меня женили» - и вполне симпатичный:

«Если бы не головная боль, которую привнесли в жизнь его бабы, можно бы и затосковать. Неделю Аркадий ломает голову в поисках выхода из сложившейся ситуации. Нет, то, что он женится на Дашке Юсуповой, это ясно, понятно и никаких раздумий не вызывает. Как быть с Еленой? По уму надо тихонечко прикрыть отношения, Туманская тётка умная, поймёт. Но, если самому себе не врать, с ней хорошо. Привык Аркадий, пригрелся. Красивая всё-таки дама. И вообще, женщина во всех отношениях приятная. Опять же, снайпер и геолог. Она теперь человек не из бедных, может за работу особо не цепляться. Если взбрыкнёт и хлопнет дверью, кем заменить?
Короче, Лобачевский мял лоб, жевал сопли и решения принимать не хотел. Тем временем его проблема решала сама себя.
– Привет! Можно? – в каюту старшего гардемарина Юсуповой, временно прикомандированной к ЧК "Таити-2" заглядывает милая женщина "слегка за тридцать".
– А вы, собственно, кто такая будете? – интеллигентно интересуется княжна Дарья. Поколения благородных предков таки накладывают, да. В смысле, отпечаток накладывают. И на лексикон в том числе.
– Местная я, – разведя руками, вынужденно признаётся вошедшая. – Туманская, Елена Викторовна. Может, слышали где?
Старший гардемарин Юсупова не скрывает интереса к гостье – встаёт и обходит её по кругу, внимательно осматривая открывающиеся виды.
– Старая, – вздохнув, констатирует княжна. Но ещё ничего...
– Ничего-ничего, – соглашается Елена.
Наиболее выдающиеся части фигуры геолога не может скрыть даже полевой комбинезон, длина ног фиксируется тоже, пусть и в армейских ботинках с повышенной защитой стопы. Дарья мимо воли косится в сторону большущего – от плинтуса до потолка зеркала. Отражение, в принципе, успокаивает. И ноги великолепные, и талия как у винного бокала, и мордашка очень даже ничего. Правда, грудь...
– Не переживай, – успокаивает старшая гостья. – Вырастет ещё, какие твои годы. Родишь, сама не заметишь, откуда что появится.
– Правда? – от соперницы княжна участия не ожидала.
– Тоже мне, соперница, – пожимает плечами вошедшая. – Вы, дорогая, мне не соперница, а напарница.
– Это как? – гардемарин Юсупова мгновенно превращается в готового к схватке зверя. Впрочем, скорее зверька. Масштаб на зверя ещё не тянет.
– Я сяду? – Елена улыбается хозяйке и аккуратно опускается на стоящий у стола изящный табурет – из натурального дюралюминия, между прочим. Остальная мебель в каюте из того же металла. Трофеи, что поделать. Леса в Новороссии появятся не скоро. Если появятся.
– Садитесь, – несколько запоздало соглашается Дарья.
– Я знала, что найду с вами общий язык, – доверительно сообщает Елена, и выкладывает на столик голографию. Даша какое-то время внимательно разглядывает изображение. Вихрастый белобрысый мальчишка в парадном мундирчике позирует с героическим выражением лица, изо всех сил сжимая игрушечный плазмомёт.
– Мой парень, Никита. Видите ли, это мой единственный ребёнок. При всей мощи нашей медицины, другого мне уже не родить. Нечем. – Елена грустно смотрит на собеседницу и зябко поводит плечами. – Это давняя история... В тот день я здорово задержалась на кафедре...
Через пару часов дамы, обнявшись, сидели на койке Юсуповой, по очереди прикладываясь к бутылке "Бейлиса", и пели вполголоса грустную песню о несчастной рябине, в силу обстоятельств не способной перебраться к перспективному дубу.
Наглый и требовательный стук в переборку оторвал Аркадия от просмотра очередного прожекта, рождённого ушлым заместителем по тыловым вопросам. На разрешающее "Да!" никакой реакции не последовало, но секунд через десять стук повторился.
– Войдите!
Вновь никакой реакции с той стороны, если не считать очередной приступ стука после продолжительной паузы. Разозлённый глупой шуткой Лобачевский вскочил и рывком распахнул дверь в коридор. Из проёма на него упали два женских тела, сцепленных ремешком одного ридикюля. Упомянутый ремешок был переброшен через плечо одного тела, а сумочка болталась на поясе другого, увеличивая устойчивость образовавшегося в результате четвероногого существа. Левое тело проявило признаки жизни, открыв глаза и ткнувшись в щёку Лобачевского слюнявым поцелуем. Правое забросило руку Аркадию на шею, после чего с чувством исполненного долга окончательно обмякло.
Хорошо, что тащить пришлось недалеко, а привычка убирать кровать в последнее время начала изменять. Ещё бы, сама эта кровать, явно выдернутая немцами из президентского «люкса» какого-то лайнера, была по площади больше тех кают, в которых обитал Аркадий в последние годы. Дамы были хрупкими и невесомыми только с виду, удерживать их вертикально и тащить к постели было нелегко.
Свалив тела на мягкую поверхность постели, Лобачевский разделил «сиамских близнецов», просто отстегнув крохотный, но тугой карабинчик ремешка от кольца на одном из углов ридикюля. Собрал с ковра свалившиеся с одной пары ног туфли, расшнуровал и стащил с другой пары ботинки. Посмотрел на мешанину из рук, ног, светлых и темных волос, и спросил сам у себя:
– Что это было?
Как ни странно, ответ он всё-таки получил. Светловолосая голова приоткрыла один глаз и пробормотала, хоть и невнятно, но всё-таки различимо:
– Ликёр... потом виски... – икнув, Елена продолжила. – Вино ещё, неплохое... водки... немного...
Истратив последние силы, Туманская закрыла глаз и размеренно засопела.
Более-менее равномерно распределив женскую красоту по кровати, Аркадий почесал затылок. Пока он стимулировал таким образом свой выдающийся интеллект, разъединённые тела пришли в движение, подползли друг к другу, зацепились конечностями и снова вырубились.»


Вполне себе логично:

«Тональный сигнал, транслирующийся перед стартом истребителя, есть точное повторение сигнала к кавалерийской атаке.»

Ци-ви-ли-за-ци-я:

«– Серж, а давай ещё сходим в ту аптеку, где продают белое холодное пирожное!
– Это пломбир, мороженое такое. Пошли.»


То-то у них там и на фронтире хайтека лютый бред:

«– Старший гардемарин Юсупова! Госпожа капитан-инженер третьего ранга, вчера гардемарин нашей роты при прокладке туннеля обнаружил несколько драгоценных камней. Говорят, что теперь он может купить себе астероид, обустроить по своему вкусу и валять дурака хоть до конца света. Но ведь природные камни грязнее синтетических?
Цок-цок. Такое чудо стоит рассмотреть поближе. Белокурая головка преподавателя чуть склоняется к левому плечу, дама оценивает оппонента. Кто-то в помещении не только сохранил способность к связной речи, но и способен задавать интересные вопросы? Кап-три разглядывает гардемарина, будто через оптику. Не прицельную, а ту, что отделяет окуляр микроскопа от предметного стекла.
– Видите ли, милая, – лёгкая, ласковая улыбка обитательницы небес расцветает на полных чувственных губах преподавателя, – природные камни ценятся не за оптические качества. Они сохраняют энергетическую проводимость, сформировавшуюся при прохождении исходным расплавом магматических каналов. К сожалению, воспроизвести этот процесс в лабораторных условиях человечество сегодня не в состоянии. Надеюсь, пока. Природные кристаллы, в первую очередь ювелирные разновидности корундов, незаменимы при создании управляющих контуров энергетических установок, особенно с изменяемым вектором потока.»


Зато буха́ть можно всем!

«– С вашего разрешения, командир, – берёт ёмкость за горло Хренов, – как старший по возрасту. Бэргэн, а тебе водку можно разве? У якутов иммунитета к алкоголю нет же?
– Лей, не бойся. Природного нет, я искусственным заправился. Ещё до галактической колонию нанитов подсадил, чтобы с катушек не срываться.
– Дорого, поди, обошлись? – интересуется Мишаня, перебрасывая себе в тарелку сырные ломтики.
– Две с половиной тысячи, как с куста, – видно, комендору не впервой отвечать на такие расспросы.»


Недурно, но жаль, что из-за необходимости уместить столько событий на погонный метр текста, повествование несколько «скачет»...


  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Новороссия, б. Книга о том, как русские проебали свою херовую Империю с императором-маразматиком, уползли в ЗАДницу, чтоб накопить силы, и вдруг как ПРЫГНУТ... Жизненно, что возможность создать новую русскую Империю для последущего проёба держится на одном Аркаше.

Троянцы проебали своё херовое царство, но Эней уполз в жопу-Италию - а потом Рим ка-ак ПРЫГНЕТ! Жизненно, дык.

"Еней був парубок моторний І хлопець хоть куди козак..."

Да только римляне сорок лет водили народ по пустыне сделали всё возможное и невозможное, чтобы их потомки напрочь забыли своё происхождение и отделяли себя от всяких троянцев и италийцев.

Кстати, Эней никаким троянцем не был, а таки был богоизбранным. Что тоже доставляет лузлов.

Товарищ Цезарь смотрит на тебя с недоумением, так как своё происхождение от Венеры от выводил именно через Энея...

Товарищ Цезарь умел выжимать из лимона стакан лемонада. Если учесть, что Венера появилась через полтысячелетия после основания Рима, то колличество лузлов растёт в геометрической прогрессии.

  • 1