Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Взгляд василиска», Иван Оченков

Глянувшийся мне автор на́чал новую альтернативу, на этот раз чистую - Русско-Японская война 1905 года. Главный герой - великий князь Алексей Михайлович, который в этой ветке реальности не загнулся от чахотки в молодости, а выжил и прибыл мичманом в Порт-Артур в двадцать девять лет - во где фантастика-то! Так-то оно обычно было несколько иначе:

«— ... Я и вашего дядю Константин Николаевича помню, он еще совсем сопливый был: стаксель с кливером путал, а уж генерал-адмирал! И брат ваш двоюродный, Алексей Александрович, в ваши годы уже орла на эполетах имел, да и Александр Михайлович в первом ранге находились.»



Впрочем, пользоваться своим происхождением персонаж умеет - и не только словесно:

«— И какому только недоумку, мать его раз эдак, пришла в голову идиотская идея с сетями! — рыкнул напоследок адмирал, собираясь уже уходить, но тут нашла коса на камень.
Надобно сказать, что, будучи воспитанным молодым человеком, великий князь никогда не ругался сам и, по понятным причинам, не был прежде объектом для ругани других. Последняя фраза адмирала переполнила чашу терпения Алеши, после чего он, сделав шаг вперед, отдал честь и громко отрапортовал:
— Осмелюсь доложить вашему превосходительству, мне!
— Что, вам? — искренне удивился Старк.
— Мне пришла в голову эта идиотская мысль, и я тот самый недоумок!
Сначала адмирал побагровел, потом побледнел, затем махнул рукой, и как-то по-стариковски шаркая ногами, спустился по трапу в свой катер, после чего тот отчалил.»


Но и натурально отправив боевой корабль в поход без приказа - а что ему сделают?

«— Доброе утро, господа, — поприветствовал всех только что поднявшийся на палубу мичман Якубовский, и тут же переменившись в лице встревоженно спросил, — а мы где?
— Довольно странный вопрос для штурмана, — пробасил в ответ командир, направляясь в ходовую рубку.
— В Талиенваньской бухте, — вежливо пояснил мичману Алеша.
— "Боярина" ищем? — в глазах Якубовского мелькнуло понимание, — Странно, что Сергей Захарович, не сообщил мне сразу о получении приказа. Кстати, а где сопровождение?
— Э... видите ли, уважаемый...
— Александр Антонович.
— Очень приятно, Алексей Михайлович, — закончил церемонию знакомства великий князь, и офицеры обменялись рукопожатием, — так вот, некоторым образом, приказа у нас нет.
— Ничего себе, — округлил глаза мичман, — я, конечно, пока с Балком служу, ко всякому привык... Погодите, вы ведь не просто Алексей Михайлович, а великий князь?
— Виновен, — вздохнул в ответ Алеша.
— Замечательно! А в кармане у вас браунинг.
— Господа, а что здесь происходит? — с такими словами к ним присоединился только что поднявшийся корабельный врач Августовский.
— О, ничего страшного, Николай Иосифович, — с нескрываемой иронией воскликнул Якубовский, — просто наш "Силач" захвачен!
— Кем, простите, захвачен?
— Так вот же, прошу любить и жаловать, его императорское высочество великий князь Алексей Михайлович!»


Как в РИ всё и до революций не развалилось вот с такими заморочками - решительно непонятно:

«— Простите, с кем имею честь?
— Князь Микеладзе! — представился с вызовом в голосе ротмистр, — начальник здешней жандармской команды.
...
Выйдя их коляски, жандарм горячо поблагодарил своего нового знакомого за помощь, и расстались они вполне по-приятельски. Руки друг другу, правда, не пожимали (офицеры армии и флота в России не подавали руку жандармам).»


И ладно бы пустой «гонор мундира» - так нет же:

«В глубине бухты качался на воде брошенный миноносец «Внушительный», а его команда во главе с командиром лейтенантом Подушкиным находилась на берегу. Как оказалось, они вместе с "Бесстрашным" находились на задании в заливе Цзинь-Чжоу, задержались там до утра, а с рассветом были застигнуты японскими крейсерами. "Бесстрашный" оправдывая свое название, бросился на прорыв, и не смотря на сильный огонь неприятеля, прорвался в Порт-Артур. Подушкин же, решив, что он отрезан, спрятался в бухте и, свезя команду на берег, сделал вид, что его тут нет. Узнав об обстоятельствах дела, великий князь пришел в ярость. Пока одни не щадя своей жизни, подобно недавно погибшему "Стерегущему", дрались с превосходящим противником, другие при первой опасности бросали свои корабли и прятались на берегу. Особенный гнев у Алеши вызвало то, что миноносец находился на глубокой воде и любой японец мог беспрепятственно взять его на буксир и утащить, или расстрелять как в тире. Приказав команде "Внушительного" немедленно возвращаться на корабль и разводить пары, он велел доставить Подушкина на крейсер и подвергнуть аресту.»

Но:

«— Алексей Михайлович, никак нельзя отдавать Подушкина жандармам. Напишите на него рапорт командующему, пусть его сукина сына отдадут под суд, пусть даже расстреляют или разжалуют как Сарычева, но не отдавайте его жандармам. Офицеры эскадры никогда этого не поймут и не простят!»

О, да - битва известная, где по итогам «выиграли» проигравшие:

«Почти за сорок лет до описываемых событий во время очередной Итало-Австрийской войны случилось сражение при Лиссе. Артиллерии противников не удалось тогда добиться успеха, после чего австрийский адмирал Тегетгоф повел своего флагмана на таран. Его затея увенчалась успехом, после чего умами многих военно-морских деятелей прочно овладела пришедшая из глубины античности таранная тактика.»

Н-ну, вполне бодро, особых роялей нет - так на продолжение с удовольствием посмотрел бы...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment