?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Создатель эхоров - 4», Михаил Баковец
Red with green eyes
falcrum
Автор вернулся к циклу, с которого началось моё знакомство с его творчеством - на этот раз герой «приключается» на «затерянном континенте», где соотношение мужчин к женщинам ещё более удручающее, через что постоянно получает плюхи по психике...

«А вот с мужским вопросом всё обстоит хуже. Гораздо хуже.
Дело дошло до того, что примерно шестьдесят лет назад был принят ряд законов, касающихся мужчин. И в сравнении с ними "гаремный" закон на прочей части суши – это детские игрушки.
Шкегерцы (у меня в момент прочтения этих исторических фактов пронеслись мысли "озабоченные шкегерские бабы") пришли к тому, что все мужчины потеряли свободу и стали принадлежать роду или клану. У них не было прав, их держали за семью замками, ими могли пользоваться как вещью (очень-очень ценной, но менее гаже от этого не становилось). Главы кланов и родов ими награждали союзников, подчинённых, отличившихся бойцов, предоставляли мужчин, как бы так сказать, в аренду. Больше полувека назад мужчин было очень мало, меньше, чем сейчас и потому такое происходило. Такое положение худо-бедно держалось почти сорок лет. Но однажды дело дошло практически до бунта, который почти уже устроили прочие женщины, не входящие в кланы, которые видели представителей сильного пола только издалека, в кино, на эстраде. Одновременно с выступлениями женщин, ещё механоиды усилили натиск, что привело к потере одной долины и нескольких месторождений полезных ископаемых. Ситуация могла дойти до той точки, когда всё бы рухнуло и королевство исчезло бы навсегда.
И только тогда совет кланов под давление королевы отменил законы, направленные против мужчин. Сейчас их в народе знают, как Старые законы. Многие их помнят очень хорошо, ведь прошло лишь чуть более двадцати лет с момента отмены. Не обошлось, правда, без большой крови, так как два клана выступили против отмены мужского крепостного права. Итог – один клан был уничтожен полностью, рода в его составе или разогнали, лишив их гербов, или вырезали, или принудительно включили в состав королевского клана. Второй клан-смутьян сильно ослаб и почти потерял влияние. К слову, им был клан Долн, тот самый, чьи разведчики прихватили меня на побережье.
Сейчас мужчины как бы свободны. Но фактически их всеми правдами и неправдами сманивают в кланы. Кое-кто при этом попадает в золотую клетку и становится, по факту, рабом. Почти так же могло случиться со мной, не улыбнись мне удача той ночью, когда я устроил побег из особняка мистресс. Мне, привыкшему к свободе, местные реалии кажутся дикостью. А вот некоторые мужчины успели застать крепостное право и во всю делятся откровениями, что в сравнении с "тем" и "сейчас" - это земля и небо. Да и сейчас встречаются случаи, когда мужчины пропадают с концами или кого-то освобождают из рук членов бригад, родов и даже простых гражданок королевства, которые решили заиметь "личного" мужчину.
Цифры соотношения мужчин к женщинам немного разняться в тех статьях, которые я бегло прочитал. От одного к пятнадцати до одного к двадцати.»


И всё вот это вот персонаж ощутил на своей шкуре:

«Уф, никаких нервов не напасёшься в этом женском царстве. Или сам лишнего придумаешь, или за тебя додумают что-то. И все как один, так и пожирают тебя взглядами, в которых читается откровенная похоть. Неужели в моём мире мужчины выглядят так же, когда видят красивую девушку? Вот так и поймёшь всё, лишь оказавшись в противоположном лагере.»

Как у нас «мать-героиня», считай:

«Уже на следующий день я проснулся гражданином королевства Шкегер, членом королевского клана, Санлис Рекдог (и Санлис Могсс). Неженатым, не фаворитом (оказывается, здесь есть практически официальная должность в клане – фаворит), без официальных детей, почётным донором Первого королевского банка спермы. Увидев последний документ, я испытал неловкость. Как-то это некрасиво прозвучало. Но Викесса успокоила, сказав, что во многих местах этот пластиковый прямоугольник с моими данными и фотографией можно использовать практически как удостоверение личности.»

А уж когда обстоятельства ставят в позу:

«- Ищи "хуму" третьей модели, - сказала мне Викесса, доставая автобрелок.
- Кого?
- "Хуму". А ты вообще в машинах разбираешься?
- Нет.
- И водить не умеешь, наверное?
- Немного могу.
- А на какой ездил? – заинтересовалась она. – Что за модель?
И вот тут я чуть со стыда не сгорел, когда с языка само собой сорвалось.
- Не знаю, красненькая, - и тут же следом отвесил себе мысленно оплеуху. – "Боже, что я несу? Да я сейчас как самая натуральная блондинка из анекдотов выгляжу".»


Но он освоился!

«На последних словах эхоры я вновь захлюпал носом. Просто должен был, меня могли не понять.
Потом отпустил поручень, понурился и медленно шагнул в сторону двери в морг, глухо произнеся:
- Покажите мне туалет, пожалуйста, мне нужно.
Не попросил, не уточнил, а практически мягко приказал. Эх, прямо почувствовал себя на месте парней, из которых женщины в моей вселенной верёвки вьют. Сколько было случаев, когда какая-то красотка подходит к охране на складах и просит помочь с чем-то, телефон позвонить, воды для машины, своей собачке или вот как я сейчас – в туалет, а потом охрану находят в отрубе с огромным содержимым клофелина в крови или связанную. И ведь сложно отказать, для многих даже невозможно, и чем моложе, тем невозможнее.
Вот и эти впустили меня туда, куда я не мог пробиться силой последние десять минут.»


И как скромно себя ведёт! Всего-то одна любовница и одна же случайная связь...