?

Log in

No account? Create an account
Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Два в одном. Оплошности судьбы», Владимир Сухинин
Red with green eyes
falcrum
Автор начал новый цикл - попаданец, два разума в одном теле, да плюс пара как-бы-ангелов-хранителей:



«— Мою мать убили. Затравили собаками, поймали, сначала помучили и, надругавшись над ней, повесили. А меня спас король: он вытащил меня, четырнадцатилетнюю девчушку, из-под кровати за волосы. Посмотрел и велел отправить в лагерь, не трогая, — голос матери стал хрипловатым, и она откашлялась — было видно, что воспоминания давались ей нелегко. — Я стала его игрушкой и любовницей. Сначала я ненавидела его и желала найти способ убить короля. А церковники хотели сжечь меня, как еретичку, на что король пообещал сжечь всю церковь, и от меня отстали. Я чувствовала, что он меня любит, и в конце концов полюбила его сама. Я не знаю, как это получилось, — она вздохнула, — но я полюбила убийцу своей матери. Богдан носил меня на руках и больше времени проводил со мной, чем с королевой. Меня пытались отравить раз сто, не меньше, — она улыбнулась. — Представляешь, они хотели отравить ведьму. Но я заставляла выпить яд того, кто мне его принес. Раз пять хотели отравить и короля, но я не позволила. После этого королеву сослали в монастырь, и он женился на молоденькой и глупенькой дочери провинциального конта. Богдан не только любил меня, он проникся ко мне безграничным доверием, и когда родился Безгон, я стала его кормилицей. Я сама в это время родила мальчика от короля.
Мать вновь замолчала. На этот раз молчание длилось дольше. Когда она продолжила говорить, в ее голосе прозвучала скрытая боль.
— Богдан пришел и наклонился над малышом, из ворота рубахи выпал амулет Мазандаров и засветился. Увидев это, король долго молчал, потом снял с себя амулет и передал его мне.
У Жакуя приподнялись брови: он понимал, что значит светящейся амулет. У рода Мазандаров, которые тысячи лет правили королевством Риванган, был свой родовой знак, который начинал светиться, когда чувствовал кровь первых королей, и только эти люди могли стать наследниками и королями.»


Могучее колдунство!

«Вчера он уже встречал этого крупного и полноватого парня, ученика школы магии, которого прислал конт. Его лицо, бывшее вчера пухлым, сегодня было круглым, как тыква. Маг смотрел через щелки глаз бессмысленным взором. Перегар окутывал его как магическая защита, к нему даже мухи и комары не приближались. Еще бы, подумал староста, столько бражки выдуть за ночь не каждый сможет. Вот послал Хранитель работничка!»

И сожитель главного героя не только бухает:

«Он хорошо знал культуру средневековья Земли и пытался сравнивать, находя схожие моменты. Но все равно информации было катастрофически мало. Мешало думать то, что постель кишела блохами. Прыгучие твари, видно, изголодались и набросились на Артема с жадностью людоедов.
Вошла та же девочка и поставила горшок под кровать, не поднимая головы, спросила:
— Может, что угодно вашей милости?
— Угодно, — ответил Артем, и девочка, шмыгнув носом, безропотно стала раздеваться. Сделала она это быстро, сбросив рваные обноски одним движением, и осталась полностью обнаженной.
Перед ошеломленным Артемом стоял скелет, обтянутый кожей, с грязными подтеками на теле. Присмотревшись, он понял, что это налитые лиловым, баклажанным цветом разбросанные по всему телу застарелые синяки и ссадины.
— Оденься! — поморщился Артем. Заниматься непотребством с этой кривоногой девчонкой он не испытывал никакого желания. Но толстяк Артам, видимо, не брезговал ничем. "Вот скотина", — ругнулся про себя Артем. Подождал, пока девочка покорно оденется.
— Тебя как зовут? — задал он первый вопрос.
Девочка удивленно посмотрела на него и несмело ответила:
— Как назвала мать, не помню, но все кличут меня Чучелом.
— Да уж, — крякнул Артем, видимо, жизнь простолюдинов здесь не сладка. — Присядь, мне тебя кое о чем расспросить надо.
Девочка присела на край лавки, опустила голову и стала безропотно ждать.
— Меня ударили по голове, и я многое забыл. Скажи, я заставлял тебя с собой спать?
— Нет, что вы, ваша милость! — воскликнула девочка, и Артем вздохнул с облегчением. — Вы просто позвали меня разделить с вами ложе, вы не заставляли.
Девочка подняла голову и искренне посмотрела ему в глаза.
— Хрен редьки не слаще, — проговорил недовольный Артем.
Девочка, увидев раздражение мага, сжалась и вновь опустила голову.»


Впрочем, слуги платят взаимностью:

«— Со слугами надо обращаться строго, но не жестоко, и не стараться их унизить. Иначе они плюнут вам в тарелку, а на мясо перед готовкой... — девочка тихо, но заразительно рассмеялась.
У Артема на лоб полезли глаза. Вот это дела. Теперь и есть не захочешь.
— И часто мне мочились на мясо? — спросил он.
Чучело опустила глаза и промолчала.
— Значит, всегда, — сделал нерадостный вывод Артем.»


Любопытно, неужто в квазисредневековье доро́ги лучше?

«— Да что у вас за дороги такие? Одни кочки и ямы! — возмущенно проговорила тифлинг и уселась прямо посреди той самой дороги. — Я, по-моему, ногу вывихнула, — почти плача, сказала она.
Ангел некоторое время смотрел на девушку, но затем, немного уязвленный ее словами о дорогах, решил ей пояснить про дороги. Ему стало неудобно оттого, что гостья из другой вселенной пострадала.
— Дороги здесь такие — потому что там, внизу, никак не разберутся, где им жить. При коммунизме или при капитализме, — пояснил ангел. — Кто спорит, кто ворует, никто работать не хочет. "Мы не сеем, мы не пашем, мы гордимся строем нашим", — передразнил он кого-то. Потом огорченно вздохнул. — Мы уже привыкли. Хотя дороги здесь разные. Бывают и хорошие, просто ты неудачно попала.
...
— Молчи! — раздался грозный рык, и небесные своды задрожали. — Ты мне надоела. Слушайте мое решение. Я оставил живыми этих двоих, что попали в одно тело по вашей оплошности. Но лишил их своего благоволения. Отныне они сами по себе. Вы оба изгоняетесь на планету, на нижний уровень. Ты, ангел, сядешь на правое плечо двуликого. Ты, тифлинг, сядешь на левое плечо — и будете там сидеть, покуда смерть двуликого не разлучит вас.»


Годно, на продолжение посмотрю...