Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Выбор Великого Демона», Георгий Смородинский

Девятая и заключительная часть цикла «Семнадцатое обновление», он же «Мир Аркона»:



«– Один мой знакомый – военный лётчик, между прочим, – однажды попал в достаточно неприятную историю, – Фантик придержал лося и многозначительно посмотрел на Пончика.
– Ну и что там за история? – тут же включился в намечающееся представление тот.
– Он жене сказал, что на задание улетел, а сам, значит, к любовнице. Она в том же военном городке через дом от него жила, – то и дело косясь на Масяню, начал свой рассказ Фантик.
– Дело летом было... в выходные, и не знаю, как там получилось, но отправила его любовница мусор выкинуть с утра. Ну, он, сонный и ещё не совсем отошедший от вчерашнего, берет пакет и двигает к помойке, – Фантик выдержал театральную паузу, вытащил из сумки фляжку и сделал пару глотков.
– Ну и что там с этой помойкой? – сдерживая улыбку, поторопил товарища Пончик.
– Что-что... Мусор-то он, конечно, выкинул, но потом на автопилоте поперся к себе домой. Как был, в спортивных штанах и в майке, – добавив в голос трагизма, покачал головой лысый. – А жена ему с порога чем-то тяжёлым в глаз и засветила. Целый месяц с синяком потом ходил.
Фантик снова покосился на Масяню и, не меняя выражения лица, резюмировал:
– Все зло от баб этих...»


Впрочем, эти балаболы не останавливаются в принципе:

«– Яблоки на них не растут, – обломала Рииса Масяня, – да и нахрена тебе эти деревяшки с глазами? Людей пугать? Я их как в первый раз увидела, так чуть со страха не обделалась. Я и сейчас их побаиваюсь.
– Масянь, ты же эльфийка, – придержав лося и обернувшись к жене, с укоризной произнёс Пончик. – Мы дружим с деревьями, не забыла?
– Те, кто дружат с деревьями, мяса не едят, – тут же парировала охотница и, кивнув на Фантика, добавила: – А по ночам вообще прекращают жевать.
– Масяня... Масяня... – тут же включился в разговор лысый. – А почему ты единорога тогда хотела? На этом вот самом месте? Какой тебе единорог, раз ты наши традиции не чтишь?
– Единорога? Хотела? – переведя взгляд на Масяню, с мелькнувшим в голосе уважением переспросила Джаэлит. – А разве вы с единорогами можете?
– Ну, не настолько она его хотела, – тут же поправился Фантик. – Ездить она на нем, в смысле, хотела. Ну, как на Пончике ездит...
– Ездить – это, в смысле, с седлом, – сдерживая улыбку, пояснила Лите Масяня.
Охотница кивнула на Фантика и покрутила пальцем у виска.
– Ты уже согласился на седло?! – не обратив на ее жест внимания и сделав круглые глаза, театрально ужаснулся Фантик.
– А чего делать-то? – опустив голову, сокрушенно вздохнул Пончик. – Единорога-то у нас нет...»


Фактически, «Не бойся, я с тобой»:

- Туда ехали, за ними гнались. Оттуда едут, за ними гонятся. Какая интересная у людей жизнь!

«Ульрих секунд десять переваривал услышанное, потом вздохнул и, обернувшись к жене, с неприкрытой завистью произнёс:
– Ты слышала? Вот ведь люди живут! В Вайдарру поехали – там подрались, потом в Степь... И там тоже! А в нашем захолустье тишина, как на заброшенном кладбище...»


Странная логика, точнее - игровая механика:

«В битве все равно победит тот, чьи боги окажутся сильнее. Спрашивается, зачем нужны тогда все эти армии? Но тут тоже не все так просто. Количество вступивших в бой воинов разных рас пропорционально усиливает покровительствующих им богов, которые, в свою очередь, прикрывают своих последователей. И, разумеется, если чья-то армия разгромит вражескую до того, как ее боги одержат победу над противником, она серьезно увеличит их шансы на победу.»

«Мечта мужская, один экземпляр»:

«Проснувшись утром, я обнаружил, что глаза Литы сменили цвет с небесно-голубого на ярко-зеленый, волосы стали рыжими и заметно увеличилась грудь. И никакой тебе косметики, пластики или иллюзии. К этому тоже придется теперь привыкать. Ведь когда твоя подруга изменяет внешность под цвет понравившейся ей помады – это, как минимум, необычно.
...
Почти всю дорогу до города я думал над пагубной силой привычки. И совсем не о курении или алкоголе, а, скорее, об обратном. Нет ничего хорошего в привыкании к какому-либо распорядку, работе, жене или... миру, в который ты когда-то попал. Вышедший на пенсию военный долго не может найти своё место в жизни. Да что там военный! У любого человека, наверное, так. Хорошая работа, как правило, не позволяет найти лучшую, и ты, как девяносто девять процентов населения земного шара, таскаешься на неё пять дней в неделю и раз в год позволяешь себе выехать в отпуск. Этот мир решил для людей много проблем, вот только к нему, оказывается, тоже можно привыкнуть, и стоящие вдоль дороги лесные гиганты, рядом с некоторыми из которых секвойи рощи Марипоса казались бы безобидными саженцами, уже не вызывают у меня никакого удивления. Когда-то давно, в день своего первого посещения рынка Ниттала, я дал себе слово обязательно прийти туда ещё раз, чтобы погулять там целый день и потрогать все своими руками. А сейчас, если подумать, то нахрена мне вообще сдался этот рынок? Хорошо хоть, к жене у меня привыкнуть не получится никогда. Как к ней привыкнуть, если она разная каждый день?»


Очень хорошо, хотя лучше бы остался открытый финал...
Tags: Апдейты, Книги, Ностальгия, Фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment