Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Коронный разряд», Владимир Ильин

Дочитал третью часть цикла «Напряжение» - и уже́ хочу продолжение:



«Как говорит народная мудрость, если вы платите вашему охраннику мало, то найдётся тот, кто будет платить ему достаточно.»

«Omnes viae Romam ducunt»:

«Из тысяч путей, находящих свое начало в городах и весях огромной державы, только малая часть не позволит достигнуть столицы. Так устроены империи, что все дороги стремятся к центру, словно малые ручьи вливаясь для начала в реки, и в составе их вод достигая моря-океана.
В отличие от природы, главные дороги государства могут быть не столь полноводны и величественны, ибо всерьез зависят от жадности и достатка хозяев земли, через которые они проходят.
Так, широченные и залитые светом магистрали Казанского ханства, призывающие к лихачеству и скорости на радость мытарям, притаившимся с радарами в кустах, вдруг ужмутся ближе к Нижнему Новгороду до двухполосного недоразумения, не освещенного даже в ночную пору. Все потому, что князья Городецкие, владеющие той землей, не сильно рады высочайшему повелению, разрезающему их вотчину пополам скоростной трассой, оттого без особого энтузиазма относятся к поддержанию чужой воли. К Владимиру дорога нехотя станет трехполосной, демонстрируя с обочин виды полузаброшенных деревянных изб и покосившихся заборов с облезшей краской. Тут просто бедны – той честной бедностью, от которой сам главный город будет чист и спокоен по ночам, но в праздники не расцветет тысячами салютов. Старое в этом княжестве старится без внимательного присмотра бульдозеров и экскаваторов, как в столице, а новым считается хорошо окрашенное старое. Не повезло князьям Владимирским с ресурсами на родной земле – один песок, торф, да гравий с щебнем. А еще Честь, которая не позволяет отнять недостающее у соседей, не дает стать наемниками или "союзником" за хорошую плату. При такой-то дикой силе, унаследованной от предков. Но на жизнь им хватает, и на три полосы дороги – тоже.
Ближе к подмосковным владениям трасса, конечно же, расцветет многоуровневыми развязками, величественными эстакадами и иными признаками императорского домена, собравшего нити всех финансовых потоков страны. Но стоит пути перетечь по кольцевой автостраде на другой край города и удалиться от столицы, вновь начнутся бесчисленные истории, почему этот отрезок широк и прекрасен, а иной – тянется направлением без знаков и указателей через заброшенное поле.
В иной раз и не поймешь, что за дорога под ногами, и в каком направлении будет стольный град. Однако есть надежный признак, по которому легко и без посторонней помощи можно определить, к столице ли ведет путь, и насколько вы к ней близки. Достаточно сравнить стоимость кофе на двух заправках – ближе к Москве будет дороже.
На больших расстояниях наценка почувствуется не слишком сильно – процентов на десять-пятнадцать за сотню километров. Близость к Подмосковью умножит цену вдвое, а на въезде в Балашиху за эти деньги вам уже перестанут улыбаться. Потому что улыбка это сервис, и он оплачивается отдельно. Внутри третьего транспортного кольца стоимость возрастет повторно, и не перестанет этого делать до самого центра города, заодно уменьшая порцию напитка.»


Хорошо у Шаова:

Ты, голубок, лети к моей любимой, суженой
И передай ей, что, мол, жив я и здоров,
Чтоб не ждала меня к обеду, да и к ужину
И что, даст Бог, вернусь до холодов.

«Сегодня Борису Игнатьевичу предстоит узнать, что иногда семь километров можно ехать аж целых пять часов. Не самые приятные ощущения – посочувствовал я безо всякой искренности, вкладывая крупную купюру в книжку со счетом и засобирался на выход.
Вот людей, которые застрянут вместе с ним, безусловно жалко. Правда, большинство из них мои сотрудники...»


Вот да - но поди ж ты:

«В мире, где люди наделены удивительными талантами, странно бояться записывающей техники и артефактов, но не бояться людей, владеющих зрением и слухом. Нет ничего совершенней человека, и недооценивать его, даже самого слабого, станет огромной ошибкой.»

Опаньки:

«– Короче, она тебя любила! – рявкнули в трубку через мгновение вместо гудка.
– Чего? За что?
– Сами не знаем! – язвительно ответили мне.
– Нет, за что - понятно. Но мне ж тогда было тринадцать, а она вообще одиннадцатый класс!
– Любовь зла – полюбишь и...
– Неверная поговорка! – осадил я их рявком.
– Любви все возрасты покорны?
– Сойдет. Так любила, теперь ненавидит. Что с того?
– А с того, что талант Целителя зависит от любви, – с придыханием ответили мне. – Как у аристократов – от Чести, а у тебя от любопытства.
– Так. – Почувствовал я неприятное ощущение в животе. – То есть, эта ее ненависть...
– Целители лечат любовью, – перебили меня. – Но каждого больного придурка любить не заставишь! Поэтому целитель обычно любит маму с папой, а их образ переносит на пациента, тем самым открывая возможность к их излечению. Но, как пишут на форумах, любовь к родителям не такая сильная, как... Ну, другая любовь. Однако есть проблема, когда любящий целитель приходит к дому возлюбленного и видит его с другой.
– Да я же знать не знал... – растерялся я.
– А когда целитель вдобавок узнает, что ее любимый разрушил все счастье ее рода... – сурово произносили сестры.
– Да подождите вы...
– Уничтожил все, чем целитель дорожил. Все, к чему он стремился...
– Тонь, Кать...
– Дар ломается, – сухо ответили мне. – Целитель больше не может лечить. Ему некого любить.
– То есть, это конец для Ники? – ответил я почему-то непослушными губами, пересохшим голосом.
– Нет, это ты – балбес! – сердито заворчали мне. – Мог бы сам уточнить, первая страница поиска!
– У меня первая страница поиска в восьмой класс пошла, – проворчал я, чувствуя, как отпускает напряжение.
– Что бы ты без нас делал! В общем, это обратимо.
– Мне ее в себя опять влюбить что ли? – с подозрением уточнил я.
– Нет, просто показать ей, что ты обычный человек, – словно бы даже вздохнув от огорчения произнесла Тоня. – Надо убрать ненависть, всего лишь. Тогда она сможет целить любовью к родителям, а там, глядишь, снова себе кого-нибудь найдет, полюбит.
– Хорошо, – уже с облегчением выдохнул я. – Сделаем, не проблема.
– Не-не-не-не! – затараторили они.
– Чего опять? – посмотрел я на телефон.
– Мы тут подумали и решили, что тебе не надо делать вообще ничего! Совсем-совсем! Ненавидеть только на расстоянии легко, а тут примелькаешься рядом, само пройдет! Увидит, что у тебя две ноги, две руки и нет рогов с хвостом – и нормально!
...
– Три дня – это полная ерунда, – согласился я, с удовлетворением нажимая на отбой.
Интересно, за это время можно успеть развязать и окончить войну? И будет ли достаточно обаяния кота с собакой, чтобы она меня за это простила?
Вновь прозвенел телефон.
– Алеу?
– Даже не думай! – рявкнули сестры.
И вновь гудки.
Я с подозрением посмотрел на трубку, а затем перевел взгляд на центральное зеркало машины, встретившись взглядом с водителем.
– Я же сейчас вслух ничего не говорил?
– Нет, господин.
– Сестры, – буркнул я недовольно, откинув телефон на кресло в сторону. – Ни танк угнать, ни войну начать нормально. Скорей бы уже замуж выдать...»


Особенно с таким выводом:

«– Пожалуй, да, – согласился я с прежними мыслями. – Император этот мир не спасет.
Этому миру нужен тиран.»


Рекомендую.
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments