Red with green eyes

falcrum


Falcrum - изба-читальня

Отзывы о прочтённых мной книгах, дневники личных путешествий и размышлизмы


Previous Entry Share Next Entry
«Король на горе́», Александр Мазин
Red with green eyes
falcrum
Седьмая часть цикла «Викинг» от хорошего автора:



«По внешнему виду смиренного монаха в отце Бернаре нынче угадать непросто. Особенно если тонзуру колпаком прикроет. Прикинут бывший рыцарь как настоящий скандинав. Не из щегольства, по необходимости. Отец Бернар видит свою миссию в обращении язычников в истинную веру. А дикие язычники, как это ни печально, в любом монахе видят либо бесхозную собственность, либо объект для жертвоприношения. Так что, надень он предписанную саном рясу, его даже слушать не станут, не то что истинной верой проникнутся. Надел рабскую одежду, значит, раб. А место раба – в хлеву со свиньями. И право голоса примерно такое же. Так что с волками жить... по-волчьи петь.»

Я считал, что техника работы с шестом появилась у буддийских монахов, например, которым было нельзя пользоваться оружием, а вот просто палкой - на здоровье:

«При освоении местной копейной техники навыки той работы с шестом мне очень пригодились. Тем более что в своей исконной форме вся эта хрень была заточена именно под копье. Вернее, под разное древковое оружие. Шест и палка – это уже выхолощенный под цивилизованные времена вариант. Ну, да это вещи общеизвестные.»

Н-ну, допустим, конечно:

«– Могу сказать еще: твой учитель был – не из лучших.
С этаким циничным сочувствием изрек: "Не из лучших". Мол, прими, девочка, суровую правду жизни. Мама с папой тебя обманули. Ты ни фига не принцесса. И внешность у тебя – самая заурядная. А мальчик твой целоваться к тебе не лезет не потому, что стесняется, а потому что изо рта у тебя... попахивает.
Ах ты ж...
Все мои текущие проблемы вдруг отошли на второй, а то и третий план. Развитая в борьбе за выживание интуиция прям-таки рявкнула мне в ухо: "Мужик! Ты сейчас зацепил что-то а-афигенно важное! Не прощелкай клювиком!"
Сразу вспомнилось, кто во время нашего первого знакомства помешал мне отправить Бури в страну счастливой охоты.
А ведь мой Волчок не так уж часто вмешивался в мои личные дела. Разок: когда помешал заняться сексом с юной миленькой француженкой в келье захваченного викингами монастыря, еще разок, когда я принес гейс во спасение моей похищенной жены.
Хотя во втором случае мой Волк был как раз против, но я не внял. Вернее, не успел внять.
И вот теперь Бури...
– Да, мне ведомо, что он не из лучших, – ответно прищурился я. – А вот почему так считаешь ты?
Вот за такие высокомерные улыбочки вроде той, что изобразил сейчас Бури вместо ответа, настоящие средневековые феодалы и рубят головы, казалось бы, преданным слугам.
К счастью, я – ненастоящий. А мой комплекс неполноценности столь обширен и разнообразен, что ухмылки подчиненных занимают в нем самый низ рейтинга "оскорбленное самолюбие". Тем более что моя задача – не убить надменного подчиненного, а раскрутить на инфу.
– У меня было много учителей, – пренебрежительно уронил я. – Этот был не из главных. Однако он не дал мне повода не доверять его знаниям. Ты считаешь, он был невеждой? – Я изобразил задумчивость. – Не уверен. Возможно, это я был недостаточно внимателен... – Тут я сделал многозначительную паузу, а потом уронил небрежно: – ...Или ты.
– Не я, – качнул головой мой снайпер. – И не ты. Учителю не заметить твои ошибки невозможно. Все равно, что... – он умолк, подбирая слова: – Все равно что не заметить брешь в стене щитов.
Очень хорошо. Телега стронулась. Поедет или нет?
Я молчал.
Бури тоже молчал. Сверлил меня глазами-буравчиками...
И – наша взяла! Он решился!
– Позволь, господин, я покажу.
Я солидно кивнул, проглотив ликующий вопль.»


Ох, как мне эта история нравится!

«А какой шедевр можно состряпать, воспевая гнев и горе оскорбленного папаши! И, наконец, какая выйдет кода, когда папаша пустится в погоню во главе могучего хирда родичей влюбленной беглянки, догонит беглецов, прикончит великодушного и страстно влюбленного похитителя (то есть меня), а затем вернет блудную дщерь в лоно братской варяжской семьи. Слушатели обрыдаются! Если, конечно, сам сочинитель не угодит под горячую руку и не будет отправлен на уровень выше – попивать истинный мед поэзии, а не сдрыстки Одина, стырившего котелок с поэтическим допингом у громилы Гуттунга.»

Особенно игра восхищала пассивных участников!

«Нам надлежало внушать уважение двигающимся по водному маршруту торговцам. Для этого следовало обозначить правильную позицию. Позицию силы. Это можно сделать, если за тобой стоит кто-то большой и страшный. Например, ты являешься представителем могучего конунга, который может достаточно быстро нарисоваться за твоей спиной и прикрыть щитами внушительного хирда, а еще лучше – наведаться к твоему обидчику домой и сыграть в славную игру "Викинги спасают от пожара женщин, детей и ценные вещи".»

Наверное, ещё как-то можно вывернуть, приведя к реальной исторической канве - но что-то сла́бо верится в это. Толково, можно смело изучать - убрать бы ещё причитания в конце каждой главы насчёт «а я не знал, как сейчас будет плохо - но вдруг!»...

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

По сравнению с варяжской тягомотиной - вполне неплохо

Да, тут "моральной" доли поменее...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account