Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Ричард Длинные Руки – В западне», Гай Юлий Орловский

Пятьдесят третий том мегацикла...

«– Ваше величество, я не такой, я человек степенный, у меня жена и четверо детей! Потому никаких интрижек в походах, а мы ведь в походе?.. Конечно, при захвате города все как положено, но то не в счет, то наш священный долг, а так, где приходится останавливаться дольше чем на неделю, я всегда заводил жену и жил с нею, не глядя на остальных женщин.
– Очень нравственно, – одобрил я. – У вас твердые моральные корни, сэр Гастон!.. Мало ли что нас тянет на всех женщин, мы же не козлы! Должны соблюдать твердые нравственные нормы, что внутри нас.»


Примерно так и было - а у нас мастера по парикам назывались «тупейными художниками»:

«– А еще и парик, чует мое многострадальное сердце, напялите.
Он даже дернулся, словно его ударили снизу в подбородок.
– Это уже совсем мерзко! Зачем?
– Без парика неприлично, – пояснил я. – Посмотрите на герцога Гуммельсберга!.. Да, парик пока не носит, но и не осуждает. Здесь это официальный головной убор аристократии. Когда женских волос не хватает на изготовление, часть заключенных казнят, выбирая тех, у кого волосы длинные и красивые.
Он высоко вскинул брови.
– Шутите?
– Какие шутки? – спросил я. – Спросите у принцессы, она знает. Парики в основном делают из волос казненных. Это удешевляет их стоимость. Хотя, конечно, для слуг и народа попроще парики из овечьей шерсти, собачьих хвостов… Но для аристократии только из мягких женских волос!.. Здесь женщин перед казнью всегда обривают наголо. Не заметили?
Он буркнул:
– Не присматривался.
Я сказал с мягким укором:
– Загоните вы себя работой, сэр Кенговейн. Нужно и развлекаться хоть немного, ходить на публичные казни. Там в толпе можно встретить очень милых девушек. Посмотрите на работу палача, бывают просто виртуозы!.. Редко видишь наглядно, что человек любит свою работу и делает ее душевно, тщательно, профессионально под бурные и продолжительные аплодисменты!»


Герой, как всегда, излагает красиво - заслушаешься:

«– Поддержки населения, – пояснил я, – у него не будет. Можно, скажем, отправить в изгнание. Это выставит меня миротворцем. А потом в дальних краях можно и ледорубом по голове... Так, на всякий случай.
– Сам себя убьет?
– Типа того, – согласился я. – Или на шарфе повесится. Но один, а его свиту пропустим через люстрацию. Женщин в казармы солдатам, мужчин в каменоломни... Конечно, кто не сумеет вписаться в нашу светлую и радостную жизнь, полную оптимизма и насилия.»


«НЕ бродяги, НЕ пропойцы» - зачем?

«Я намурлыкивал вслух:
– Вы бродяги и пропойцы, за столом семи морей.
Вы пропойте, вы пропойте, славу женщине моей...»


Меня перестали радовать гораздо раньше:

«– В пятнадцать лет танцы – удовольствие, в двадцать – предлог, в сорок – тягость.»

Как девицу с предыдущей обложки превратили в трансвестита?



Это только на картинке, конечно - в эпопее подобное непредставимо...
Tags: Апдейты, Книги, Музыка, Ностальгия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments