Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

«Ангелы по совместительству» (полностью), Ирина Сыромятникова

Ф-фух, изучил целиком четвёртый том цикла «Житие мое»...

«Ладно, обобрать родное государство — священный долг любого краухардца.»

Вдруг враг нападёт - а у тебя нет Плана?

«Как говаривал наш препод: "Не знаешь, что делать — нарисуй схему".»

Не для впечатлительных чтиво:

«— Там было около полутора сотен человек, женщины, дети. Этих людей сожгли заживо.
Ли Хан отшатнулся от крохотного осколка смерти, Ахиме сильно побледнел, но у меня не было настроения щадить их нервы. Я только что видел это — как вооруженные до зубов печатные пинками гнали людей навстречу смерти.
— Сделали это солдаты в форме императорской гвардии. Непосредственно казнь осуществили черные маги — нанесли на стены какой-то аналог печатей Адского Пламени и активировали, — чем-то подобным парни Ридзера развлекались в Тусуане, но они жгли голые кости, а не живых людей. — Кретины забыли, почему вменяемые палачи НИКОГДА так не поступают, я имею в виду — не хватают на улице всех подряд и не загоняют скопом в крематорий. — Кажется, Ли Хан уже начал понимать. — Среди жертв оказался неинициированный белый волшебник, скорее всего, ребенок лет десяти. Одолеть такое количество врагов, спасти себя и своих близких он не мог, но ему... подсказали, что делать. — Полагаю, взрослые проклинали убийц вслух и не стеснялись в выражениях. — Всей мощью пробуждающегося Источника он пожелал негодяям убивать друг друга.
И стало так.
— Стихийное проклятье, — прошептал Ли Хан. — Да, такое возможно...»


Мило:

«— Вы хотите их убить? — спокойно спросил Ахиме.
— Я должен хотеть их убить, — поправил его Ли Хан. — Так требует традиция. Ты знаешь, что такое традиция?
— Правила, которым надо следовать, чтобы оставаться самим собой, — с готовностью отозвался молодой белый.
— А зачем это надо, знаешь?
Ахиме заинтересованно наклонил голову.
— Соблюдая традиции, мы позволяем тем, кто навсегда ушел, оставаться с нами, — разъяснил Ли Хан. — Мы растем, взрослеем, учимся, чувствуя их присутствие и поддержку. Так прошлое соединяется с будущим.
...
— Так должно быть, — поправился Ли Хан. — Но вот что странно: приверженцы нашей традиции умирают, а жить остаются те, кто ее предал, пусть и не по своей воле. А еще те, кто возненавидел собственную суть и отказался от нее. Что ты об этом думаешь?
— Мне все равно, — пожал плечами Ахиме. — Я — сирота.
— Я теперь — тоже.
...
— И знаешь, что я думаю? — продолжал Ли Хан. — Традицию нужно обновить, пока еще живы те, кто помнит, в чем она заключалась. Как омолаживают старые деревья: срезать мертвые ветви, замазать раны целебной мазью и позволить молодым побегам тянуться к свету, даже если это будут дички. Так старая традиция снова расцветет и все увидят, что она прекрасна. Что ты на это скажешь, Ахиме?»


Про чёрных:

«Прямо просить кого-то о чем-то для черного — нож острый, но тут мне на помощь пришел са-ориотский этикет, по которому даже пожелание сдохнуть можно было сформулировать празднично.
...
Обывателям кажется, что черные маги — все из себя такие бунтующие и непредсказуемые. Увы, ингернийские власти давно уже установили, что существует ряд общих для всех черных... комплексов, инстинктов, атавизмов — называйте как хотите, чем кураторы из НЗАМИПС беззастенчиво пользуются. Когда я это понял, то не сразу смирился с несправедливостью бытия.
...
— Вот! Постарайтесь представить себе это явление — черного, дорвавшегося до силы, но не имеющего достаточно воли, чтобы ее контролировать.
— Как выглядит труп, я себе представляю совершенно отчетливо.
— Не то. Допустим, удержать контроль над Источником он может, но учитывать интересы окружающих при этом не желает. Просто не замечает их и — все.
— Да у нас в части весь персонал такой!
— М-да? И как же вам удается избавить их от влияния черной натуры?
— Не понял, зачем?
Подавлять черную натуру, делающую боевых магов восхитительно предсказуемыми и управляемыми? Если волшебник выжил в противостоянии со своим Источником, то гарантировано имеет набор качеств, к которым куратор в любой момент может воззвать. Приласкать самолюбие, почесать за ушком гордость, растеребить зависть — и обладатель титанической силы начинает исполнять приказы командования, искренне наслаждаясь процессом. Проблемы начинаются как раз тогда, когда колдун перестает отдаваться голосу своей натуры целиком и полностью. Взять, к примеру, отрядного алхимика...»


При всей недетскости (пример под катом) книга настолько асексуальна, что кажется, будто действуют исключительно бесполые персонажи. Плюс общий флёр безумия происходящего...
Tags: Апдейты, Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments