Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Category:

«Фэнтезятина», Дмитрий Смекалин

Автор, не закончив с предыдущим, взялся за нового попаданца - тут уж жанр чётко определён в названии...

«Шок. Руки - не мои. Руки были старческие с распухшими суставами, покрытые бледной полувысохшей кожей с нездоровыми пигментными пятнами.
Руки подогнулись, силы закончились, и я опять опустился щекой на землю. Хотя, какая земля? Подо мной был камень, но не зеркальной гладкости, как на стене, а почти ровный. Ключевое слово - "почти".
В щеку вонзился мелкий камешек, и я решил предпринять еще одну попытку встать. Или хотя бы сесть. Только где силы взять?
Как где? В накопителе. Он еще больше, чем наполовину полон. Своих-то сил у меня уже давно нет, но пока есть мана в накопителе, я еще жив.
О чем это я?!
Тут я почувствовал, что от ладанки на груди потянулась тоненькая ниточка силы и сформировалась в малый вариант руны Дагаз - исцеления. При этом успел отметить про себя, что большой вариант руны слишком энергозатратен, а когда маны конечное количество, ее надо экономить.
Самочувствие, действительно, улучшилось, а паническая мысль про сумасшествие как-то сама собой пропала. Наоборот, стало интересно, откуда я все это знаю, и что я знаю еще?»


Как принято у этого писателя, за первым заходом немедля последовал второй:

«Снова я лежу не в силах пошевелить даже пальцем. Только подо мной уже не камень, а трава. Значит, все получилось!
Чувствительность понемногу начала возвращаться. Опять болело все тело. Точнее, болело только в нескольких местах, сильнее всего правая лопатка, но и со всем остальным было что-то не так. Дикая слабость. А ног я, похоже, вообще не чувствовал. Что это со мной?
Пришли воспоминания нового тела. Мальчик, четырнадцати лет, зовут Бриан Стонберг. Его отец - барон. За мальчиком погоня, в него стреляли, несколько арбалетных болтов попало и где-то засело. Самые скверные раны - пробито легкое и спина. Позвоночник поврежден? Только этого не хватало!
Одно хорошо, мальчик - маг. Каналы ни хрена не развиты, аура совсем невеликая, но полна маны. Чуть не светится! Что? Скоро должна была быть Первая инициация? Что за бред! Какие-то местные заморочки. Не бывает у магов никаких инициаций. Человек или может накапливать ману и творить заклинания, или нет. И это ясно с момента его рождения. Силу же маг постепенно наращивает специальными упражнениями и заклинаниями, развивая ауру и энергетические каналы.»


Что-то великоват вес доспеха для пацана:

«Но вернемся к юному Бриану. Сборы были недолги. Легкая кольчуга (Ага, легкая! Всего-то фунтов тридцать или килограммов 10-12 по привычным для Земли меркам!), меч, малый арбалет с десятком болтов, да сумка с небольшим запасом еды и документами в специальном кармане. Деньги и неожиданные баронские регалии (баронская золотая цепь и перстень с родовой печатью). Все.»

Если кто не в курсе, то испанские эскудо или итальянские скудо происходят от того же латинского скутума:

«Раз тут о деньгах речь зашла, скажу, какая в этом мире монетная система оказалась. Золотая монета тут называется "щит" из-за герба на одной из ее сторон, которые тут лепят во всех королевствах свои, а вот вес монеты стараются держать всюду одинаковым, немного менее десяти граммов. Но я буду использовать более привычное по литературе на Земле название с тем же смыслом - "экю" (что тоже "щит означает, только по-французски).»

Чёрт, не помню, где это - а ведь Сименона глотал взахлёб:

«Тут я хотел бы сделать некоторое отступление. Во многих современных произведениях жанра фэнтези герой обязательно должен торговаться за каждый медяк, получая от этого громадное удовольствие. Штамп такой возник. И неважно, что герой при этом аристократа изображает или даже им является. В то время как уважающий себя дворянин никогда не торговался. Торговаться, это значит признать человека, с которым договариваешься, равным себе. Что в сословном обществе невозможно в принципе. Дворянин либо платил, либо назначал свою цену, которую считал справедливой. Если кто-то пытался и после этого с ним торговаться, дворянин мог просто уйти, но чаще бил в рожу. В более простые времена - не снимая латной перчатки.
Представители правящих классов, вообще, очень легко руки распускали, и держался такой порядок до совсем недавнего времени. В одной из ранних повестей Ж.Сименона Мэгре недостаточно вежливо говорит с подозреваемым (!), за что огребает от того по физиономии. После чего вынужден извиниться, ибо понимает, что сам виноват. Он, хоть и комиссар полиции, всего лишь плебей, а давший ему в рожу - респектабельный буржуа. (Представьте себе такое сейчас!) Кстати, дамы от своих мужей в этом смысле не отставали. Для А.С.Пушкина поведение Лариной, которая "служанок била осердясь", интересно только тем, что делала она это не спросясь у мужа. И даже в семидесятые годы ХХ века в том же Париже медсестре в больнице вполне могла прилететь пощечина от недовольной старушки-пациентки. Такое поведение уже осуждалось, но понимание тоже вызывало. В их молодости это было в порядке вещей, а при склерозе рефлексы зачастую играют большую роль, чем разум.»


Странноватая история, но кто их, тараканов этих магов, знает... В целом же - вполне.
Tags: Книги, Ностальгия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments