Falcrum (falcrum) wrote,
Falcrum
falcrum

Categories:

«Кукловод», Геннадий Марченко

Автор взялся за мистический детектив и вес не удержал...

«— Ты мне все-таки объясни, Леха, как это у тебя получается? — вывел его из прострации голос Степаныча.
— Что получается?
— Ну, это... Видеть глазами мертвецов.
Как это у него получается... Дар это или кара божья — он и сам затруднялся определить. Сколько раз он уже вспоминал тот, первый случай, когда умер отец. Батьку по пьяни порезали собутыльники, прямо за сараем, где они и распивали бутылку купленной у шинкарки жидкости. Что стало причиной ссоры — никто из бывших дружков покойного так вспомнить и не смог. А повязали их всего через несколько часов, сладко спящих на какой-то зачуханной квартирке, где продолжалось веселье.
Поскольку их семья жила весьма скромно даже по советским меркам, отца хоронили в простом гробу. И вот тогда-то, у свежевырытой могилы, это и случилось с Лешкой впервые.
Склонившись над телом родителя, чтобы согласно придуманной кем-то православной традиции поцеловать его в лоб, он оперся о край домовины, стоявшей на двух шатких табуретах, и вдруг почувствовал, как вместе с гробом скользит куда-то вниз. В следующее мгновение он уже летел в разверстую пасть могилы, перед глазами мелькнула красная обивка гроба, а затем последовал удар спиной о землю. Миг спустя онемевший от ужаса Леха увидел падающее на него тело отца, и интуитивно выставил перед собой руки. Правая ладонь уперлась точно в лоб покойнику, и тут же Лешка увидел словно киноленту, прокрученную задом наперед. Причем не только увидел, но даже почувствовал. Жуткая боль в районе печени, сверкнувший в руке нож, бездумно-пьяные глаза убийцы...»


Но зачем пытаться это объяснить рационально?

«Выходит, сделал вывод Клест годы спустя, остаются в нейронах мозга какие-то воспоминания, картинки последних минут реальности, которые можно еще какое-то время видеть.»

Потому как вот это никак не вписывается в материальный мир:

«О своей неудаче он честно сообщил следователю. Тот сделал соответствующую запись в протоколе, и в последующие несколько дней эксперты проводили с Клестом опыты в морге на предмет того, какой давности труп он способен просканировать. Выяснилось, что это время измеряется примерно неделей. Примерно потому, что случалось, и на девятый день он видел картину смерти, хотя уже и смутно, но это были весьма редкие исключения, подтверждающие правило. Случалось — впрочем, гораздо реже — когда и на шестой день он не мог толком воспроизвести подробности убийства. В итоге эксперты сошлись на мнении, что мертвецы недельного срока давности — это предел для Клеста, и на более древние трупы его больше не вызывали.»

Не в первый раз встречаю такую легенду о проверке содержимого продукта - в ней есть хоть что-то резонное?

«Готовить что-то серьезное было неохота, и Алексей просто приготовил яичницу из четырех яиц, предварительно обжарив на сковороде несколько кружочков докторской колбасы. Колбаса была настоящая (даром что дорогая), и загнулась по краям, поменяв цвет с коричневато-розового на коричневато-золотистый.»

Впрочем, все возможные штампы и так в наличии:

«Пусть не слишком чистый, но более мягкий и живой звук винила был ему милее.»

Бреда - выше крыши, и непонятно, зачем?

«А я к матери бегом, все тут же рассказала. Кончилось тем, что она отвела Татьяну к психиатру, тот ее загипнотизировал, ну и давай наводящие вопросы задавать. Она и при нем давай лопотать на этом самом языке непонятном. А врач-то, не будь дураком, записывал все это на магнитофон. Говорил, для научной работы нужно. А потом он отдал запись послушать линг... линг...
— Лингвистам, — подсказал Клест.
— Ага, точно, этим самым... А они уже сказали психиатру, что это похоже на какое-то древнее шумерское наречие, но и они смысла сказанного Татьяной разобрать не сумели.»


Опус не детский ни разу:

«— В общем, если в прошлый раз бедняге его же гениталии в орал засунули...
— Куда, куда?
— Ну, говорят же, оральный секс, значит, рот — это и есть орал... Или орало? Неважно! Так вот, на этот раз бедолаге засунули в анал. Короче, парня распяли, а потом посадили на кол, как в средневековье. Кол, правда, не деревянный, а обычный лом. Но засадили конкретно, по самую трахею. Еще и крови из него вытекло немеряно, не меньше, чем у того, первого...
— Меня уже мутит...
— А меня, думаешь, не замутило? Одному хрен забили в глотку, второго на кол насадили, как курицу-гриль.»


Главная печать в том, что и герои, и окружающие их граждане, включая госорганы, постоянно ведут себя как слабоумные малолетки. А вот финал вполне удался - но...
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment